НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №3(013)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№3(013)
Август 2009 г.

логотип газеты "За человека"

Жестокость

Темные нравы

"Темное царство", где "крепкие запоры" и "глухие заборы", "заковавшие всякое новое проявление жизни", "царство", где "взаимные отношения самодурства и безгласности доведены до самых трагических последствий". Это Добролюбов о пьесе Островского "Гроза". Вымышленное место, вымышленные герои, созданная волей писателя ситуация. Только быт и нравы отнюдь не фантазия - списаны с натуры 1859 года. Как же мало изменилось с тех пор! Сколько же у нас таких местечек, где за "крепкими запорами" хранят секреты бездушия, где за "глухими заборами" отсиживается равнодушие, где темны не только улочки, но души и умы.

Нынешние дети часто не сахар. Но надо ли убивать в их душах последние светлые ростки?.. Фото с сайта www.j100.ru
Нынешние дети часто не сахар.
Но надо ли убивать в их душах последние светлые ростки?..
Фото с сайта www.j100.ru
Часть 1. Начало.
Миша, Виталик, Максим, Саша - обычные проказливые, шаловливые мальчишки. Живут в деревне Россохи Очерского района Пермского края. Из-за отсутствия в деревне автобуса, который бы каждый день доставлял их в школу, с декабря 2008 года мальчишек определили в интернат при Нижнеталицкой школе. Проказы и шалости детей настолько не понравились их воспитательнице Виктории Викторовне Худорожковой, что она сочла нужным, возможным, а главное, само собой разумеющимся давать детям обидные, унизительные клички, ругаться на них матом, бить, выгонять из столовой, оставляя без еды; в качестве наказания, выставлять зимой в холодный тамбур без одежды; ставить ночью вместо сна в угол. Самого младшего в интернате - Максима (кстати, это ему она дала унизительную кличку) - Худорожкова невзлюбила настолько, что решила не вытаскивать ребенка из двухметровой ямы с водой и глиной, куда он упал. Там Максим просидел целый час, и это зимой, в декабре, пока его оттуда не вытащили старшеклассники. Десятилетний Саша зимой 2009 г. ушел домой, обидевшись на воспитательницу, которая во время драки между ребятами схватила его за куртку и швырнула в снег. Ребенок просто сбежал из интерната, его не остановили и не вернули, а между тем Саша один шел до своего дома 8 километров по федеральной трассе!

Воспитательница добилась-таки нужного эффекта. Дети из страха перед ней отказывались возвращаться в интернат. Миша и Виталик Богоченко обещали наложить на себя руки, если их туда отправят. После жалоб сыновей на воспитательницу Анна Богоченко, мама Миши и Виталика, обратилась к директору интерната с просьбой как-то исправить ситуацию. Однако, ее просьбы возымели прямо противоположный эффект. Худорожкова начала забирать у детей сотовые телефоны, чтобы они не могли общаться с родителями, запретила другим ребятам играть и общаться с Мишей и Виталиком.

Таково начало нашей истории.

А вот и продолжение.

За свершенные "подвиги" в отношении воспитателя Худорожковой возбуждено уголовное дело по пунктам "а, г" ч.2 ст. 217 УК РФ за истязания двух и более лиц, находящихся в зависимом или беспомощной состоянии, а также по ст. 156 УК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего работником образовательного, воспитательного учреждения, обязанного осуществлять такой надзор, сопряженное с жестоким обращением.

Часть 2. Общие впечатления.
Судебное заседание было назначено на 10 августа. Рассмотрение дела поручено судье Очерского районного суда Надежде Калининой. Правозащитный центр по просьбе родителей, которые в свою очередь подверглись давлению со стороны органов власти, направил юриста для представления интересов детей в судебном заседании. И вот здесь началось самое интересное.

Судья отказалась рассматривать дело в отсутствие пострадавших детей и начала процесс судебного разбирательства только к полудню, когда поняла, что своих детей родители добровольно не приведут. Не подействовала на нее и тот факт, что дети пережили сильное потрясение в связи с многочисленными допросами, напуганы и просто не смогут понять сути происходящего разбирательства. В ходатайстве о рассмотрении дела в отсутствие малолетних потерпевших при участии законных представителей, т.е. родителей было отказано!

Анной Богоченко было также заявлено ходатайство о допуске в качестве представителей потерпевших члена очерской общественной организации "Женсовет" и юриста Пермского регионального правозащитного центра. Но ни помощнику Очерского прокурора Ивановой, ни судье Калининой профессиональная юридическая защита прав детей, по-видимому, была неудобна. Более того, прокурор зачитала 45 статью Уголовно-процессуального кодекса, где других слов, кроме слова "адвокат", она не увидела. Поэтому государственная обвинительница решила, что иных представителей потерпевшие иметь не вправе, судья ее полностью поддержала. Не подействовала на прокурора и судью даже практика Конституционного суда Российской Федерации, которая на законных основаниях допускает участие в качестве представителя потерпевшего по уголовному делу иных лиц, кроме адвоката. Калинина прямо в заседании суда заявила, что ей наплевать, что там в своих определениях пишет Конституционный суд, а решение вопроса зависит от того, хочет или не хочет лично она, Калинина, допустить представителя к участию в процессе.

Юриста Правозащитного центра Марию Гащенко, которая постоянно участвует в уголовных делах, связанных с нарушением прав человека, не только на стороне обвинения, но и защиты, скажем мягко, удивило такое поведение судьи. На реплику правозащитника: "Мы будем жаловаться", судья Калинина с усмешкой ответила: "А Вы не имеете права, Вы не участник процесса". Только после упоминания Квалификационной коллегии судей, органа судейского сообщества, который вправе оценивать компетентность судьи и соответствие занимаемой должности, судья Калинина бросила: "Подошли бы перед судебным заседанием, согласовали бы позицию по-нормальному...". Видимо, процессуальные вопросы в Очерском районном суде до сих пор решаются междусобойчиком за пределами судебного заседания. И благодаря несостоявшемуся "междусобойчику" дети в нарушение принципа состязательности и равноправия сторон, защиты прав и свобод человека, были лишены судом не только квалифицированной защиты, но и защиты вообще, потому что, как выяснилось, родители - законные представители потерпевших - абсолютно не разбираются в судебных процедурах и к нарушению прав детей относятся весьма терпимо. Подсудимая Худорожкова, напротив, заручилась поддержкой квалифицированного пермского адвоката и чувствовала себя весьма уверенно.

С этого момента стало ясно, что равноправия в судебном разбирательстве можно не ожидать. Судья Калинина подвергла всех неявившихся детей принудительному приводу. У присутствовавших создалось впечатление, что она действует совсем не в интересах маленьких детей. У десятилетнего Максима при допросе дрожал голос, он заикался и чуть не плакал. Но это не остановило ни судью, ни участников процесса, и они долго допрашивали мальчика, всячески перефразируя свои вопросы. Было видно, что Максим их не понимал и не желал отвечать. Обида и страх - вот что чувствовали дети. Не совсем понимали значение разбирательства и некоторые из родителей: "Била, ругала - значит, за дело".

Часть 3. Размышления.
Интересно, неужели до сознания сельской воспитательницы не доходит по сути своей простая мысль, что детей за любые их дела нельзя нецензурно оскорблять, выгонять раздетыми на мороз, оставлять без еды или сна? На то ты и взрослый, чтобы привить ребенку нормы поведения и морали. Что же осталось в душах детей после этой истории, что там прижилось, какие нормы поведения и какая мораль?

Тьма, темень и тьма проклятущая - вот впечатления от этой истории. Что хочу, то и ворочу - вот принцип не только воспитания, но и вершения правосудия (только слова "воспитание" и "правосудие" здесь справедливо было бы поместить в кавычки). Невежество одних на руку самодурству других. Темный мирок, в котором понятия "право", "правосудие", "справедливость" спрятаны за крепкими запорами и глухими заборами.

Итак, по делу воспитанников Нижне-Талицкого интерната 11 и 12 августа прошел этап исследования доказательств без участия их юридически квалифицированных представителей, что является веским основанием для отмены приговора и пересмотра дела. Стадия прений сторон назначена на 2 сентября.

Послесловие
В 2008 г. в России в рамках приоритетного национального проекта "Образование" проводилась программа по приобретению автобусов для школ, расположенных в сельской местности. Цель программы - обеспечить детям из маленьких деревень, где нет образовательных учреждений, доступ в школу. Школьные автобусы должны каждое утро увозить детей в школу и каждый вечер привозить обратно домой. Были закуплены такие автобусы и в Пермском крае, и торжественно переданы в районы. По свидетельствам очевидцев, был такой автобус и в деревне Россохи. Возникает вопрос, куда он делся, а если цел до сих пор, то почему дети не ездят каждый день в школу и обратно, а неделями живут в интернате без родителей.

А другие вопросы адресованы директору Нижнеталицкого интерната, Ольге Механошиной. Почему после просьб Анны Богоченко как-то повлиять на ситуацию жизнь ее детей в интернате стала еще невыносимее? Почему во вверенном Вам, Ольга Ефимовна, учебном заведении дети мерзли по ночам в холодном тамбуре, одетые в трусы и футболки, почему Максим должен был откликаться на унизительную кличку вместо своего имени, почему из ямы его доставали старшеклассники, а не воспитатель, которая прекрасно знала, что он там находится, почему у детей отбиралось их имущество - сотовые телефоны - и они не могли позвонить родителям и так далее, и тому подобное (смотрите текст статьи выше или обвинительное заключение)? Почему, в конце концов вы, Ольга Ефимовна, допускаете, чтобы во вверенном вам учебном заведении работал подобный воспитатель? Вы, что не знаете, кого принимаете на работу, или не контролируйте своих преподавателей? Ответьте нам, пожалуйста.

Анна Нежданная
Размещено 11.09.2009

 Главная / Наша газета / №3(013)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.