НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №4(014)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№4(014)
Ноябрь 2009 г.

логотип газеты "За человека"

Жестокость

Ешё раз о власти и самовластии

Объекты воспитательной системы педагога Худорожковой - Миша и Виталик Богаченко
Объекты воспитательной системы педагога Худорожковой - Миша и Виталик Богаченко
В августовском номере нашей газеты мы рассказали историю о том, как воспитатель Нижнеталицкого интерната, что в Очерском районе, издевалась над детьми, за что была привлечена к суду. Уже прошли судебные прения и вынесен приговор, но некоторые обстоятельства этого дела все же не дают нам покоя.

Страсти судебные.
Напомним, что родители пострадавших детей в связи с оказываемым на них давлением просили Пермский региональный правозащитный центр принять меры по их защите. Судья же Очерского районного суда Калинина отказалась допустить к участию в судебном процессе в качестве представителя потерпевших юриста ПРПЦ. В обоснование своей позиции правозащитниками при рассмотрении ходатайства была представлена практика Конституционного суда РФ, касающаяся вопроса допуска представителей общественной правозащитной организации в судебный процесс. Однако, судья его отвергла, чем, с нашей точки зрения, осознано и грубо нарушила процессуальное законодательство и оставила детей без квалифицированной юридической помощи. Кстати, с этой заведомо неправовой позицией судьи была солидарна и представитель прокуратуры, представлявшая в процессе государственное обвинение.

Более того, 1 сентября судьёй Очерского районного суда Калининой было вынесено частное определение, в котором сообщается о совершении юристом-консультантом правозащитного центра ряда нарушений. В числе списка из трех пунктов есть и такое: "...после судебного заседания Гащенко Мария Сергеевна (юрист ПРПЦ - ред.) высказывала угрозы разобраться с Очёрским райсудом, ссылаясь на знакомство с председателем краевого суда". Попала под раздачу и пресс-секретарьПРПЦ. Судья Калинина утверждает, что "в период между судебными заседаниями до вынесения приговора в Очерском районном суде стали распространяться листовки, подписанные пресс-секретарём ПРПЦ, содержащие информацию оскорбительного и клеветнического характера и выражающие явное неуважение к судебному органу", вследствие чего были рассмотрены судом как противодействие объективному судопроизводству и давление на суд.

Известно, что лучшее средство защиты - это нападение. Но, как видим в нашем случае, нападает не всегда правый, а отвечать все-таки приходится. Итак, Мария Гащенко с председателем Пермского краевого суда не знакома. С другой стороны, обращаться в краевой суд с целью обжалования действий и решений судей это вполне естественное и законоугодное дело. Поэтому судья Очерского суда, мягко говоря, не права. Весьма печально, что предупреждение юриста об обжаловании ее неправомерных действий она восприняла как угрозу. В пресс-релизе, "подписанным пресс-секретарём ПРПЦ" и содержащем критику в адрес судьи Калининой, нет ни оскорбительной, ни тем более клеветнической информации. Более того, само по себе высказывание критики в адрес какого-либо должностного лица, в том числе в адрес судьи, не может рассматриваться как проявление неуважения к этому лицу. Свобода слова, конечно, имеет границы, но не в этом случае. На это недвусмысленно указывает практика (по статье 10 Европейской конвенции о правах человека) уже другого суда - Европейского суда по правам человека, называемая, кстати сказать, прецедентной. Но, по-видимому, ни национальная, ни международная практика не в почете у районного судьи.

И, кроме того, судья в своем определении просто искажает ситуацию. Ни пресс-секретарь правозащитного центра, ни другие его сотрудники никакие листовки в перерывах между заседаниями не распространяли. Вся информация по этому делу находится на сайте организации, откуда ее может взять любой желающий, что, собственно, и сделали очерские активисты.

Чем бы закончилось все это противостояние, если бы не сменился судья, сказать трудно. Впоследствии юриста правозащитного центра все-таки допустили к участию в процессе. На момент написания статьи Краевой суд отменил пресловутое частное определение, как вынесенное незаконно (правда, по другим основаниям), но ощущение, что судья Калинина злоупотребила правом и властью, осталось.

Страсти людские
Между тем события вокруг процесса развивались так. В перерывах между судебными заседаниями неизвестные лица угрожали свидетелям обвинения, да так, что последние боялись приходить в суд. Их можно понять - у них тоже есть дети, и периодически слышать в телефонной трубке похоронный марш и угрозы: "Не лезь не в свое дело" как-то не особенно приятно.

На одну из свидетельниц обвинения директор Нижнеталицкого интерната подала заявление в суд, обвинив ее в оскорблениях. Уголовное дело было возбуждено и рассмотрено судом за полторы недели - рекордные для суда сроки. По приговору обвиняемая должна выплатить 10 тысяч рублей, что для сельского жителя очень приличная сумма.

Другой свидетель обвинения, работница интерната, которая ранее частично подтверждала слова детей, изменила свои показания. Таким образом, все отзывы педагогического коллектива о воспитателе Худорожковой практически стали похожи один на другой - ей не хватает только нимба. В нашем взаимосвязанном мире все поступки имеют обоснования. Из этой сентенции естественным образом рождается вопрос. Если преподаватели своими показаниями поддерживают Худорожкову, получается, что они не видят в ее действиях ничего предосудительного? Выходит, что они либо слепы и глухи, либо одобряют сложившиеся в Нижнеталицком интернате методы работы, в основе которых, на наш взгляд, лежит беспринципность. Есть еще одно предположение: преподаватели боятся давать какие-либо другие показания. Мы, заметим, не утверждаем, а предполагаем и спрашиваем. Спрашиваем у педагогического коллектива и просим ответить нам на этот вопрос.

Третью свидетельницу обвинения под всяческими предлогами пытаются выселить из законно (законно! - подчеркнем это слово) занимаемого ею жилища.

На примере этих истории становится понятным, как неискушенность сельских жителей в вопросах права делает и их детей, и их самих удобной мишенью для манипуляций.

Добавим несколько слов о позиции самого руководителя учреждения. На одном из последних судебных заседаний директор Нижнеталицкого интерната так и не смогла четко и ясно ответить на конкретные вопросы. К примеру, на такой: кто все же виноват в том, что 10-летний ребенок упал в двухметровую яму, вырытую на территории образовательного учреждения строителями для ремонта канализации и, собственно, ими же огороженную, и провел там два часа. На этот вопрос может быть только один ответ, но Ольга Ефимовна Механошина после долгих раздумий не нашла, что ответить.

И снова судебные страсти
Суд признал Худорожкову виновной в систематическом нанесении побоев и совершении насильственных действий в отношении воспитанников интерната, а также в неисполнении обязанностей по воспитанию вверенных ей детей. Викторию Викторовну приговорили к 4-м годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года и запретом в течение 3-х лет заниматься педагогической деятельностью. Свою вину она не признала. Более того, в сюжете, снятом телекомпанией Т7 и вышедшем в эфир накануне дня учителя, выглядела как жертва, пострадавшая от злобных наветов недоброжелателей. Однако, судом было доказано 33 эпизода жестокого обращения с детьми, совершенных под крышей Нижнеталицкого интерната.

С тем, чтобы обратить внимание на факт нарушения трудового законодательства директором Нижнеталицкого интерната при приеме на работу Худорожковой ПРПЦ выступил в суде с ходатайством о вынесении по итогам судебного процесса частного определения в адрес Очерского районного отдела образования. Поясним, что Виктория Худорожкова была принята на работу без педагогического образования и опыта работы в сфере образования, что является нарушением трудового законодательства Российской Федерации. Как это ни странно, но суд отказал в ходатайстве.

Не все так хорошо, как кажется
Вроде бы все закончилось хорошо. Злодей наказан, справедливость восторжествовала... Но только ненадолго, как выясняется. Похоже, свою вину не признала не только осужденная, но и руководство интерната. Родители сообщили о том, что в Нижнеталицкой школе прошла линейка, на которой детям, сполна натерпевшимся от Худорожковой, заявили, что их всех по одному отчислят из школы. Кстати, на сегодняшний день из интерната уже отчислен Самат Юнусов, один из свидетелей обвинения.

Суд наказал сотрудника интерната, но проблема не решена. Она очень похожа на ту, о которой мы писали выше, то есть проблему власти над людьми. Власти неконтролируемой, неучитывающей права и потребности граждан. В случае с интернатом это власть трансформировалась в жестокость, поощряемую молчаливым согласием коллег и соображениями начальства.

Нередко педагоги сталкиваются с проблемами, имеющими семейные истоки. Да, современные дети - это зачастую сплошные соль и перец. Но не станут они добрее, гуманнее и послушнее, получая тычки, подзатыльники и оскорбления. Настоящий педагог умеет найти подход там, где его, казалось бы, и быть не может. Справедливости ради скажем, что речь должна вестись не столько об одном специалисте, но о педагогической системе, воспитательной среде в целом. Подмена же коррекционной и социальной педагогики насилием может создать среду исключительно конфликтную.

Положение в Нижнеталицком интернате кажется нам тревожным, не исключающим новых инцидентов, а поэтому требующим изменений.

Анна Нежданная

Размещено 17.12.2009

 Главная / Наша газета / №4(014)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.