НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №5(015)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№5(015)
Декабрь 2009 г.

логотип газеты "За человека"

Книжная полка

Вперёд, к бесчеловечности…

Олдос Хаксли (Aldous Huxley) "Контрапункт" (Point Counter Point), издательство М: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, серия "Классика", 2008

Олдос Хаксли
Олдос Хаксли
Новаторский роман Олдоса Хаксли "Контрапункт" соответствует, прежде всего, этой характеристике. Создавая его, автор пошел на сознательные жертвы, отказавшись от таких традиционных для романа вещей как сюжет, главный персонаж, композиционное и стилевое единство. Но новаторский подход не стал самоцелью писателя. По его собственному признанию, высказанному от лица одного из персонажей, это "роман идей".

Автор вырос в семье, принадлежащей к интеллектуальной элите Англии, среди его родственников ученые, писатели, художники, добившиеся мирового признания. Это наложило отпечаток на все его творчество. Читая роман, поражаешься, с какой удивительной степенью детализации автор дробит с помощью разума собственную жизнь, наделяя каждую ее частичку собственной самостоятельной жизнью, объясняя ее и только этим оправдывая ее существование. Однако, это не жизнь человека, а жизнь только его мысли. Глупые, умные, гениальные, добрые, злые мысли в романе создают свой особый мир, который вроде бы не нуждается в чувствах и желаниях и других телесных потребностей конкретного человека. Это, действительно, "дивный новый мир". Он красив, по-своему гармоничен, но бесчеловечен. Персонажи для писателя, как рыбы в море, потребность в их присутствии на страницах романа только в демонстрации возможного многообразия человеческого мышления. Весь замысел и сама идея романа раскрыты в последней сцене, когда его персонажи обсуждают симфонию Бетховена на фоне спора о существовании Бога. Неважно, утверждает один из героев, есть Бог или нет, идея Бога лишь инструмент приспособления человека к Жизни, важен сам человек и его потребности, наличие возможности реализовать свои способности и потребности. Нет, возражает ему другой: отсутствие Бога лишает смысла человеческое существование, поскольку человеческая жизнь безобразна и бессмысленна.

Умение автора включать в повествования длительные философские, политические и психологические утверждения поражает. Конечно, роман как художественный текст от этого проигрывает. В некоторых местах, как выразился один из его читателей, он вызывает легкую зевоту. Чудо происходит не сразу. Казалось бы, бессмысленное нагромождение мыслей, идей и желаний самых ярких представителей 20-х годов ХХ столетия так и останется интересным литературным экспериментом, выливающейся едкой желчью на потуги человечества придать смысл своим усилиям, попыткой оправдать собственное существование. Вся это удивительно шаткая конструкция начинает оживать и даже набирает темп, несясь навстречу неизбежному финалу, как железнодорожный экспресс: нет надежды ни спрыгнуть, ни свернуть в сторону. Вопрос: "Почему?" так и остается без ответа. А любое мнение о романе рискует обернуться его продолжением, более или менее удачным.

Персонажи романа появляются и исчезают вдруг, по мере того, как, по мнению автора, они становятся неспособными высказать новую мысль или продемонстрировать новую идею, их романная судьба мало интересуют автора, если только она больше не служит "делу мысли". В этой безжалостности рождается новый мир XX-XXI века. Когда человек как таковой перестает интересовать цивилизацию, и она начинает жить своей жизнью - яркой, интересной, увлекательной, но не человеческой. Человек для нее лишь инструмент, расходный материал. Инструменту можно позволить развлекаться, но лишь в тех пределах, пока он не наносит урон самой цивилизации… Но об этом речь пойдет уже в следующем романе писателя "О, дивный новый мир".

Произведение - своего рода манифест нового витка современной человеческой цивилизации. И, кажется, что сам автор тяготится своей ролью современного пророка. Он хотел бы вернуться к истокам и смыслу существования человека, но не может: экспресс уже в пути, и не свернуть, не спрыгнуть с него. Автор, появляясь на страницах романа в лице одного из персонажей, умудряется дать комментарий к своему роману, поясняет его для слишком чувственных читателей, привыкших к традиционному романному жанру: нет пути назад, новый мир бесчеловечен, но сохранить в себе человека возможно лишь отказавшись от современного человеческого общества. Автор добивается своего: дискуссия, а значит и роман, продолжается, как бы ты от этого не пытался уклониться. Не свернуть, не спрыгнуть.

Сергей Максимов

Размещено 26.01.2010

 Главная / Наша газета / №5(015)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.