НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №1(017)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№1(017)
Апрель 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Родина

Северная дамба и "река мертвых"

В предыдущих прогулках вдоль Егошихи мы прошли с вами, читатель, через Разгуляй. После него путь наш вышел на Северную дамбу, за которой начинаются уже совсем другие маршруты.

Дамба и низовья Егошихи с Горок
Дамба и низовья Егошихи с Горок
Великая связка Перми с Мотовилихой
Для жителей Перми Северная дамба через Егошиху стала уже чем-то естественным - постоянно существующей деталью городского ландшафта, такой же, как и сама долина Егошихи. Мы с вами с легкостью на скорости проносимся с одного высокого берега на другой и даже не задумываемся, что когда-то это была достаточно трудная дорога со спуском к самой реке, крутым подъемом и резким поворотом вдоль косогоров. Хорошо представить его могут люди, выросшие около Егошихи, которым с детства часто приходилось преодолевать этот овраг по скользким глинистым тропам вдоль высоких деревянных заборов.

Вообще, я считаю Северную дамбу настоящим памятником дорожного строительства и человеческого труда, хотя вообще-то я не сторонник такого кардинального воздействия на естественный ландшафт, и мне кажется более верным вариант связки-моста, который соединил улицы Революции и Макаренко. В последнем случае при аккуратном строительстве негативное антропогенное воздействие на ландшафт снижается, и все особенности долины сохраняются. Но, как бы там ни было, дамба впечатляет. К тому же, в 1940-50-е годы строители, пожалуй, и не смогли бы создать более совершенной конструкции. Построена она была в несколько заходов, прямо через территорию, когда-то занимаемую прудом. Первые идеи о необходимости удобной транспортной связки между берегами появились уже в 1920-е годы, и стали еще актуальнее с пуском от Перми-2 до Мотовилихи автобусов (1926) и трамваев (1929). Ни трамвайный мост, ни деревометаллический мост выше по течению уже не могли справляться с нарастающим потоком гужевого транспорта и автомобилей. Трамвай же вообще пугал лошадей, от чего происходили заторы и аварии. А направление это было важным: выход на Соликамский тракт. Но начатое перед войной строительство пришлось отложить до лучших времен.

Продолжилось оно только в 50-е годы. Через долину насыпалась длинная высокая гряда. Срывалась крутая гора напротив, пока не превратилась в широкую пологую ложбину. Самым ответственным делом была установка железобетонной трубы-арки. В ее ложе и свод пошло 4 тыс. кубометров бетона. Для установки пришлось отводить в сторону русло реки, которая всячески сопротивлялась и шла на прорыв, словно сознательно стараясь вернуться на свое место. Но все-таки 18 октября 1953 года трубу удалось установить и пустить через нее реку. Началась окончательная отсыпка. На следующий год были пущены трамвай и автотранспорт, но официальный прием дамбы состоялся только в 1959 году, после долгих проверок. И вот уже более полувека дамба служит пермякам без особых сбоев, что свидетельствует о качестве строительства. И все-таки есть определенные негативные моменты, связанные с дамбой. Такой грандиозный искусственный объект просто не может не вызвать дополнительные проблемы для природных процессов. Например, перерезая речную долину, дамба мешает естественному току воды, особенно весной во время паводка, из-за чего река перед дамбой запруживается, летом здесь долго стоит вода и как результат происходит заболачивание долины.

Как я уже писал в первом очерке, Северная дамба как бы отделяет низовья Егошихи от ее среднего течения. Это деление, конечно, условно, но все же заметна разница между давно используемыми, наполненными историческими памятниками берегами низовий и почти неприступными для строительства, сохранившими свой природный колорит косогорами среднего течения. Здесь поднимаются самые высокие пермские утесы, под которыми лежит почти не тронутая узкая долина, ставшая вместе с Егошихинским некрополем своеобразным заповедником внутри города, где на незамерзающих зимой полыньях селятся дикие утки, а летом обитает множество прочих птиц.

Устье Стикса
Устье Стикса
Сквозь мир мёртвых
Но прежде, чем отправиться дальше вверх по Егошихе, стоит обратить внимание на другую, пусть небольшую, но по-своему замечательную речку, также связанную с историей Перми и его старинным ландшафтом. Я имею в виду главный левый приток Егошихи - Стикс. Устье его находится сразу же за дамбой. А сама дамба из-за него раздваивается: её широкое ответвление идет через поток к Егошихинскому некрополю, прямо к статуе Скорбящей матери, являясь частью мемориального комплекса памяти солдат, погибших от ран после ВОВ.

Вообще-то, ранняя весна - не самое удобное время для прогулок, ведь там где летом можно пройти напрямик, с декабря по апрель увязаешь в сугробах, но с дамбы к месту слияния Стикса и Егошихи вдоль склона, зарастающего молодыми деревцами, ведет достаточно прочная тропа с множеством собачьих следов. Она подводит прямо к бетонным гидротехническим сооружениям с железными лесенками, огибает их и, разделяясь, исчезает в дремучем леске. Сама пойма также заросла густым кривоствольным ивняком, кроны которого летом смыкаются сплошным ярко-зеленым куполом и создают в жару густую прохладную тень. Берега Стикса здесь ровные, словно это искусственный канал, течение быстрое, а долина между крутыми склонами дамбы и Старинного кладбища напоминает ущелье.

Кроме упомянутого мемориального перехода, Стикс пересекают еще две небольшие дамбы. Они словно разделяю его на четыре участка, имеющие свои особенности. Участок, расположенный сразу после мемориала, самый дикий, он зарос труднопроходимой чащей, а сейчас еще и скрыт под глубокими сугробами. Но можно пройти вдоль него сверху: по окраине Разгуляя или по кладбищу.

Сегодня уже не установить, кто дал такое редкостное название уральскому ручью, скорее всего, какой-то эрудит XVIII века, любитель античности. Вообще, название Стикс очень подходит речке, а еще больше подходило во времена Егошихинского завода, когда вокруг стояли глухие еловые леса, да и само кладбище было по сути хвойным лесом. В античной мифологии Стикс - это олицетворение первобытного ужаса и мрака, из которых возникли первые живые существа; а также - это река в Аиде, клятва ее водой считалась самой страшной даже для богов. Действительно, в первую половину XVIII века это была реальная граница между мирами живых и мертвых. На противоположном правом берегу Стикса нашли свое последнее пристанище и строители Егошихинского завода (к сожалению, могилы эти не сохранились), может быть, здесь же покоится и его первый начальник капитан Берглин, хотя, возможно, он похоронен на кладбище, которое существовало тогда около собора Св. Петра и Павла.

Асфальтированная дорожка по некрополю (по его "старому" участку) проведет нас к мемориалу жертвам политических репрессий. Его свайные конструкции словно бы прорастают из лежащей бетонной звезды и сходятся подобием купола, увенчанного "терновым венцом" из колючей проволоки. Купол несет черный поминальный колокол. Высится этот памятник наискосок от тюрьмы над оврагом, отделяющим "старый" участок кладбища от "нового". От него вниз идут лесенки ко второй стиксовой дамбе. Где-то в этом районе лога, в "стигииских болотах", по свидетельству очевидцев, тайно закапывали казненных в тюрьме жертв большевистского террора.

А по противоположной, городской, стороне над долиной Стикса идет односторонняя улица Разгуляйская с деревянными избами. Место это также примечательно: в 2003 году при строительстве бензозаправки здесь случайно был обнаружен самый древний памятник присутствия человека в Прикамье: позднепалеолитическая стоянка возрастом около 17 тысяч лет. К счастью, она не была разрушена и затем обследовалась Камской археологической экспедицией ПГУ. Жили здесь современники первых пришельцев в Америку, были они охотниками на лошадей и северных оленей, а также рыболовами на Стиксе и Егошихе, которые и в более близкие к нам эпохи изобиловали рыбой. Стоянка на Стиксе по количеству (несколько тысяч) и разнообразию каменных орудий - первая в крае, здесь найдены каменные скребки, долота, шила, ножи, резцы, а также заготовки-нуклеусы - древнейшие производственные артефакты.

Стикс перед 3-й дамбой
Стикс перед 3-й дамбой
Наш ответ - варварство
Средняя дамба через Стикс - это единственный автомобильный проезд на Егошихинский некрополь со стороны Разгуляя, с улиц Луначарского и Парковой. Дорога поднимается отсюда сначала к самому празднично-нарядному из пермских храмов - церкви Успения Богородицы, а затем, пересекая кладбище, выходит на улицу Тихую. Церковь была построена в 1900 г. по проекту талантливого, но рано ушедшего архитектора Ожегова на месте ветхого деревянного (второго после собора Петра и Павла). Сам архитектор похоронен здесь же в ограде.

Участок Стикса за этой дамбой совсем не похож на предыдущий: долина его более широкая и пологая, а прямо вдоль русла идет между развалин сквозь сугробы тропа. Когда-то не так давно здесь находились мичуринские хозяйства. Конечно, для садов это странное местоположение: прямо впритык к "новому" участку кладбища с одной стороны и к околотюремному району с другой, но они достаточно долго и неплохо служили хозяевам. Здесь попадаешь в как бы замкнутый с трех сторон закуток, по которому змеится между засыпанных снегом остатков оград, жестяных сараев и неплохо сохранившихся садовых домиков, то разливаясь, то собираясь в струю, поток. Над всем этим доминирует обнесенный высокой стеной с рядами колючей проволоки тюремный замок, построенный в 1902-1909 гг., по проекту известного архитектора Карвовского, на месте более старой тюрьмы. Это довольно примечательное здание, правда, обезображенное поздними пристроями. Я слышал, что и старая тюрьма была возведена на месте строгановского острога, но это, скорее всего, легенда.

А тропа вдоль Стикса раздваивается, пуская ответвление между вековыми березами в сторону кладбища, и упирается в высокую насыпь еще одной дамбы, являющейся продолжением улицы Клименко к церкви Всех Святых. Эта дамба, сейчас превращенная в автостоянку, является лучшей смотровой площадкой на всю долину низовий Стикса.

Перед плотиной
Перед плотиной
За дамбой расположен последний, пока еще не загнанный под землю участок Стикса. И он очень важен для города, он мог бы стать одним из культурных центров, таких как литературно-музейный квартал в Екатеринбурге. Но сегодня ему нанесен серьезный ущерб, и это уничтожение его продолжается из-за алчности застройщика - фирмы "Стройпанелькомплект" и её директора депутата Виктора Суетина. Еще в позапрошлом году на краю дамбы стоял красивый деревянный дом (до революции - "дом Александрова"), в нем в 1881 году проживал будучи в ссылке начинающий литератор Владимир Галактионович Короленко, ставший потом писателем с мировым именем. Современники ставили его в один ряд с Толстым и Чеховым. Причем, провел он в Перми ни как Пастернак или Чехов по одному дню, а прожил неотлучно 11 месяцев, оказав достаточно серьезное влияние на сознание молодых пермяков. В это время "дом Александрова" был неформальным центром культурно-интеллектуальной жизни города. Память об этом сохранилась в книге Короленко "Воспоминания моего современника" - лучшем мемуарном труде своего времени. В ней описывается и прилегающий овраг Стикса, на берегу которого прошла знаковая для писателя встреча с известным народовольцем-террористом, участником покушения на царя Богдановичем. Это встреча стала для Короленко точкой выбора пути гуманизма и сострадания, а не политических догм и насилия.

Как же мечтали мы раньше, что в этом доме будет мемориальный музей, на близлежащей площади - памятник писателю, а над Стиксом - сквер! Но… Сейчас дом снесен, а Стикс уже загоняется в бетонные трубы… Но лог пока почти не тронут и его еще можно спасти… Здесь уже просто хочется рвать и метать, читатель! До каких пор мы будем тащиться в арьергарде мирового градостроения и бездумно использовать давно уже устаревшие подходы индустриальной эпохи! Ведь во всех передовых городах мира, таких как Париж, Токио, Портсмут происходят перепланировки, восстанавливаются берега рек и водоемов. Они считаются важной экологической и эстетической составляющей городской среды. Как славен, к примеру, почин администрации Сеула, проект которой по выводу на поверхность реки Чхонгечхо, закатанной в 1970-е в бетон для устроиства шоссе, а после сверху еще скоростной автомагистрали, был награжден специальным призом на 9-ом Международном архитектурном биеннале в Венеции. При этом чтобы восстановить экологическое здоровье реки шоссе и магистраль были уничтожены, и вместо них построено 20 уникальных мостов. В 2005 году река снова обрела свой изначальный вид, став одной из главных достопримечательностей, привлекающей туристов. У нас же все наоборот. Просто варварство какое-то...

За улицей Островского большая часть Стикса уже полностью скрыта землею и многоэтажками. Исток его таится где-то между парком им. Горького и улицей Революции. Когда-то на Сибирском тракте через него был перекинут мост, и здесь же подходил к реке, являвшейся юго-восточной границей города, водоотводный ров и вал Модераха, остатками которого является парк им. Горького.

Ян Кунтур

Размещено 11.06.2010

 Главная / Наша газета / №1(017)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.