НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №3(019)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№3(019)
Июль 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Книжная полка

Трагическая элегия в стиле газетного репортажа

Ясунари Кавабата "Мастер игры в го". Издательство: Санкт-Петербург, Амфора, 2009

Мастер слова Ясунари Кавабата
Мастер слова Ясунари Кавабата
"Мастер игры в го" является особенным произведением в творчестве лауреата Нобелевской премии японского писателя Ясунари Кавабаты. Историю создания этого романа сам писатель назвал результатом цикла газетных статей, написанных им в период работы в качестве журналиста в одной японской газете. Однако считал этот роман ключевым в своем творчестве.

Такова история появления этого романа или нет, для обычного читателя, наверно, неважно. Существующее литературное пространство при сравнении с работами самого писателями и другими произведениями заставляет относиться к нему как, действительно, уникальной работе в творчестве писателя. И даже больше рассматривать его как новую грань или альтернативу классике медитативно-экзистенциального направления в литературе, вершиной которой считается "Игра в бисер" Германе Гессе.

На первый взгляд это сравнение кажется кощунственным. Небольшой и непритязательный по внешней простоте роман японца не идет ни в какое сравнение со сложноструктурированным, информационно и символически насыщенным произведением немецкого писателя. Даже сам стиль повествования Кавабаты, который неуловимыми мазками и оттенками (умелая стилизация под репортажный очерк) рисует историю проведения последней партии легендарного японского мастера игры в го, не похож на тяжеловесный "психологизм" самого известного произведения Гессе. Но по мере удаления от времени прочтения обоих произведений все более объективным кажется утверждение о способности японцев "тринадцатью камнями" сада Рёандзи сказать то, для чего немцем понадобилось возведение целого кельнского собора.

Обманчивая простота Кавабаты, выбравшего в качестве сюжета для этого небольшого почти камерного произведения историю проведения одной из самых длинных (по времени) партий игры в го, состоявшейся в конце 30-х годов XX столетия, между живым достоянием Японии, мастером игры в го Сюсай Хонинобо, который за всю свою жизнь не проиграл ни одной партии, с новым претендентом на его титул, казалось бы, не несет ничего, что рождало бы ощущение экзистенциальности происходящего на страницах книги. Вряд ли кому-нибудь из европейских писателей удастся когда-нибудь создать экзистенциальную драму, взяв за основу сюжета описание истории проведения шахматной партии между Алёхиным и Капабланкой или Карповым и Каспаровым. А тем более, создать на ста с небольшим страницах трагедию об искусстве игры, как смысле человеческой жизни, и одновременно элегическое прощание со старым миром Японии, в котором целью любых человеческих усилий провозглашалась красота, а не практический результат сам по себе. Но самое большое очарование роману придает схематизм изображения главных героев, вернее, не схематизм, а искусное и точное монохромное обозначение контуров характеров персонажей романа, придающих такую выпуклость бушующих вокруг игры в го страстей, которую не достигает порой самое изощренное буйство красок. И, конечно, роман не обходится без загадки, которая, как и принято в восточной литературе, так и остается без ответа. Писатель не отказывается поиграть в стилизацию газетного репортажа, который должен дать свою версию произошедших событий, но останавливается там, где над всем царит тайна, тайна мудрости.

Партия закончилась проигрышем для старого мастера, что, возможно, приблизило его смерть. Но что это значит, если удалось сохранить то, чему была посвящена целая жизнь - поиску изменчивой красоты в искусстве игры.

Сергей Максимов
Размещено 23.07.2010

 Главная / Наша газета / №3(019)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.