НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №3(019)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№3(019)
Июль 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Органы

Однажды вечером в порту...

Этой истории предшествует ещё одна. Про автомобильную аварию в 2004 году в посёлке Сылва, где живут герои нашей публикации. В 2008 году 23-летний Павел Игнатьев, наш главной герой, выиграл суд и должен был получить около 100 тысяч рублей компенсации морального вреда и возмещение потерянного заработка. Ответчиком по делу был его знакомый Александр Безматерных. Тогда, 5 лет назад, Игнатьев ехал в коляске мотоцикла со своим двоюродным братом, и они столкнулись с машиной Безматерных. В результате Игнатьев получил травмы.

Наш речной вокзал - это вообще необычное место с необычными персонажами
Наш речной вокзал - это вообще необычное место с необычными персонажами
Поскольку Александр Безматерных добровольно не исполнил решение суда в срок - до конца сентября 2008 года - в компанию "ПРОДО Менеджмент", где он работает судебные приставы отправили постановление с требованием перечислять из зарплаты Безматерных полагающиеся деньги на счёт Игнатьева. В середине октября требование поступило в компанию, об этом требовании стало известно Александру. Прошёл ещё месяц. Безматерных так не копейки и не заплатил.

Берегитесь загадочных незнакомок
В тот же период, а именно 20 ноября, с Игнатьевым произошло одно небольшое, но, как потом выяснилось, важное и даже роковое событие. Как известно, такие события в жизни мужчин связаны, конечно же, с женщинами.

Утром Игнатьеву позвонила незнакомая девушка и спросила парикмахера. Узнав, что ошиблась номером, извинилась, но трубку класть не спешила… Разговорились, познакомились, девушка назвалась Екатериной, обменялись фотографиями. Девушка позже в суде сообщит, что продолжить общаться с Игнатьевым после того, как она заинтересовала его как женщина, ей приказал… милиционер! Это произошло в ходе милицейской операции, в которой она, сознательная гражданка, помогала милиции.

На следующий день, 21-го ноября, Катя предложила Игнатьеву встретиться на речном вокзале, около магазина "Речник", и назначила время: 16 часов.

Когда Игнатьев с некоторым опозданием пришёл на место встречи, он позвонил Кате и сообщил, что ждёт её. Она спросила, во что он одет, и сказала, что сейчас выйдет из магазина.

Однако через две минуты к Павлу подошли… трое мужчин в гражданской одежде, скрутили руки и повели в Линейный отдел внутренних дел (ЛОВД) на Перми Первой. По словам Игнатьева, когда его только заводили в здание, он почувствовал чью-то руку в правом нижнем кармане куртки и спросил: "Что надо в кармане?", а в ответ услышал: "Всё нормально". Что это за люди, Игнатьев не знал, один из них показал ему служебное милицейское удостоверение только в дежурной части ЛОВД.

В отделении Игнатьева сразу же обыскали и из того самого правого нижнего кармана куртки достали целлофановый пакетик с каким-то коричневым веществом. Милиционеры сообщили Игнатьеву, что это вещество - гашиш, около 10 грамм.

Дальше, как рассказал Игнатьев, один из милиционеров сразу же после обыска отвёл его в кабинет на третьем этаже и сообщил, что с ним хотят поговорить. А сам вышел. После этого, к огромному удивлению Игнатьева, в кабинет вошёл его знакомый, младший брат его должника Александра Безматерных, оперуполномоченный ОБЭП того же отдела милиции Евгений Безматерных, с которым Павел учился в одной школе. Евгений потребовал, чтобы Игнатьев написал расписку, что получил от его брата долг и написал "явку с повинной". "В случае невыполнения этих требований Евгений Безматерных пригрозил, что меня сейчас же задержат и поместят в ИВС, и в дальнейшем мне дадут за наркотики максимально возможный реальный срок лишения свободы", - вспоминает Игнатьев.

По словам Павла Игнатьева, под влиянием угроз Безматерных он согласился. Уже другой милиционер - Алексей Лукиных - составил протокол об обнаружении наркотиков и дал ему повестку в милицию.

27 ноября Игнатьев обратился в правоохранительные органы и в Правозащитный центр. Директор ПРПЦ Сергей Исаев отправил заявление руководителю Свердловского межрайонного следственного отдела Уральского следственного управления на транспорте Следственного комитета при Прокуратуре РФ с приложением заявления Игнатьева, поступившего в ПРПЦ. По заявлению была проведена проверка. Старший следователь Владимир Питиримов отказал в возбуждении уголовного дела против милиционеров "в связи с отсутствием состава преступления".

Об удивительных совпадениях и несовпадениях
Выяснилось, что Игнатьева задержали на Перми Первой оперуполномоченный старший лейтенант отдела уголовного розыска Лукиных, капитан Отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) Титов и капитан отдела уголовного розыска Панфилов. Двое из них - Лукиных и Титов - работают в ЛОВД в речном порту. Они сообщили, что проводили операцию по "установлению лиц в сфере незаконного оборота наркотиков", и что информация о распространении наркотиков поступила им из отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) того же ЛОВД на Речном вокзале. Они утверждают, что засланный милицейский агент говорила с Игнатьевым по телефону не о чём-нибудь там лирическом, а именно на счёт того, как разживиться у Игнатьева наркотиками. И что они договорились о сделке, где Игнатьев выступал как продавец.

Евгений Безматерных кроме истории о милицейской спецоперации и агенте-информаторе, сообщил, что действительно заходил в кабинет, где был Игнатьев, но ничего от него не требовал, расписки с него не брал, и ничем, разумеется, не угрожал. Якобы, Лукиных нужно было выйти из кабинета, и он попросил Безматерных побыть с задержанным. Безматерных и не знал, что задержанный - это Игнатьев, но не отрицал, что они знакомы. С Игнатьевым он раньше виделся раз или два. И Безматерных всего лишь дал ему совет написать явку с повинной, когда узнал, что произошло с Игнатьевым. Но удивительная вещь: в ходе суда над Игнатьевым выяснилось, что операцию по задержанию наркокурьера организовал именно Безматерных. Неужели он не знал, как выглядит предполагаемый торговец наркотиками? Ведь Игнатьев послал девушке-"агенту" свою фотографию. Если Безматерных видел Игнатьева раньше - то как он не мог знать, что именно его милиционеры и задержали?..

В ходе состоявшегося судебного разбирательства выяснилось много интересных вещей. Например, капитан Титов, допрошенный в качестве свидетеля, прямо указал, что оперативная информация о том, что некий человек распространяет наркотики, поступила ему от... Евгения Безматерных.

В компании "Уралсвязьинформ" адвокату Игнатьева сообщили, что sim-карта, с которой Павлу звонила агент, принадлежит некой Татьяне Д. В суде выяснилось, что это девушка Евгения Безматерных. Но, по его словам, агентом, который связывался с Игнатьевым, была не она, а другая женщина (для защитников Игнатьева её имя так и осталось неизвестным). Sim-карту своей девушки Татьяны Безматерных передал агенту, по его словам, случайно. У него несколько sim-карт, он перепутал и передал агенту не служебную sim-карту, а принадлежащую его девушке. Кстати, по словам Безматерных, после "операции" sim-карта осталась у агента.

Правда, допрошенная в ходе судебного разбирательства девушка-агент рассказала, что телефон и sim-карту она вернула обратно Безматерных, который координировал все её действия в ходе "операции". И ещё она неожиданно сказала, что вообще-то никаким агентом не является и подписку о неразглашении данных не давала. Просто решила исполнить просьбу её давнего знакомого и помочь ему.

Следователю Владимиру Питиримову в ООО "ПРОДО менеджмент", где работает Александр Безматерных и занимает непоследнюю должность руководителя проекта, предоставили выписку из расчётного листка. Согласно ей, с ноября 2008 года у Безматерных отчислялись деньги в пользу Игнатьева. Следователь на этом основании сделал вывод, что у Евгения Безматерных уже не было мотива шантажировать Игнатьева наркотиками "в пользу" брата. Но вот любопытная деталь: в действительности деньги стали поступать Игнатьеву на сберкнижку значительно позже, лишь в январе 2009 года. То есть после того, как он написал заявления о подбросе ему наркотиков и начала проверки его заявления.

Допросить в суде Александра Безматерных, так же, как и Татьяну Долгушину не удалось. Ходатайство о привлечении их в качестве свидетелей было отклонено. На пакетике с наркотиками экспертиза не нашла следов, "пригодных для идентификации личности". А провести повторную экспертизу суд посчитал ненужным. В связи с этим интересно ещё вот что: свидетель Панфилов рассказал, что он и Лукиных брали пакет с наркотиками в руки, не надев перчаток. А Павел Игнатьев говорит, что вообще не прикасался к пакету. И эта экспертиза могла бы кое-что прояснить, но… Суд сказал ни к чему, значит ни к чему.

И последнее. Как ни странно, телефонные переговоры агента и Игнатьева милиционеры не записывали. Непонятно, по каким причинам, ведь можно было предположить, что эти записи понадобятся как доказательства. Поэтому доподлинно выяснить, говорили ли они о наркотиках или о любви, так и не представляется возможным. Тем не менее, на телефоне Игнатьева осталось несколько SMS-сообщений из переписки с загадочной собеседницей. Их содержание к наркотикам ни малейшего отношения не имеет, а напоминает как раз обмен репликами при развитии знакомства молодого человека с девушкой. Sim-карта с этими сообщениями была представлена суду и приобщена к делу.

Все на борьбу с наркотиками?..
Крайне удивителен и тот факт, что противодействием распространению наркотиков занимались ОБЭПовцы, которые вообще-то должны заниматься экономическими преступлениями. Кроме того, возникает ещё один большой вопрос. Из всех показаний милиционеров и девушки-агента на следствии и суде явно следует, что Игнатьева нужно было привлекать к ответственности за распространение наркотиков. Почему же уголовное дело завели всего лишь за хранение? Ведь распространение - гораздо более серьёзное преступление!

"Те оперативно-розыскные мероприятия, которые были организованы по этому делу, больше напоминают пародию на реальную деятельность милиционеров", - говорит юрист ПРПЦ Захар Жуланов.

Автор этих строк пыталась поговорить с двумя милиционерами - Евгением Безматерных и Алексеем Лукиных. Но оба они не изъявили желания встречаться с журналистом. Александр Безматерных точно также категорически отказался встречаться с нами, также, как и отвечать на вопросы об этой истории по телефону.

В возбуждении уголовного дела на милиционеров прокуратура отказывала на сегодня уже трижды. На Игнатьева же уголовное дело завели. Усилиями Захара Жуланова и адвоката Виктора Курикалова это уголовное дело вернули на доследование в отдел дознания Пермского ЛУВД и в декабре прошлого года, к счастью, закрыли. История, кажется, закончилась, но хочется извлечь из неё какую-то мораль. Ты не поможешь, читатель?..

Ксения Демакова
Размещено 23.07.2010

 Главная / Наша газета / №3(019)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.