НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №4(029)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№4(029)
Август 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Пермская культура

Перед страшным зверем этнофутуризма
Заметки о 5-м международном фестивале "Камва"

Я люблю фестиваль "Камва" и посещаю его мероприятия год за годом. А с любимых, как известно, самый строгий спрос, так что не ждите, организаторы, снисхождения в оценках. Но первое, что хочу отметить - мне было хорошо в водах "Камвы", несмотря на некоторую размытость концепции, на несколько претенциозную и трескучую "этнофутуристическую" риторику идеологов, на улетевшую экзальтированность части участников и зрителей - несмотря на всё это мне было хорошо в дружественной и тёплой фестивальной атмосфере, окутавшей залы и открытые площадки Перми в эти дни конца июля-начала августа. И за это я первым делом хочу сказать команде организаторов во главе с Натальей Шостиной своё большое зрительское спасибо. Это благодарность не только за моё личное удовольствие, но и вообще за поддержку неформатного искусства, за пропаганду среди молодёжной аудитории ценностей корневой этнической культуры, за противостояние примитивному попсово-пепсикольному масс-культу.

Гости "Камвы" - носители уходящей культуры сылвенских марийцев. Фото автора
Гости "Камвы" - носители уходящей культуры сылвенских марийцев. Фото автора
Этничность добавить по вкусу
Всё остальное, в общем, детали. Но поскольку согласно французской поговорке дьявол таится именно в них, то уделим им положенное внимание. Изначально самым ожидаемым для меня событием этого фестиваля был грандиозный интегральный концертный проект под названием "Душеполезные песни на каждый день". Он объединил четырёх очень известных, каждый в своём жанре, музыкантов: собирателя и исполнителя русского фольклора, горячо любимого мною Сергея Старостина, руководителя ансамбля древнерусской духовной музыки "Сирин" Андрея Котова, звезду ленинградского рока, лидера группы "АукцЫон" Леонида Фёдорова и контрабасиста Владимира Волкова. Состав многообещающий, каждый сам по себе - ярчайший музыкальный деятель. Поэтому оценивать их приходится по самому гамбургскому счёту. И приходится отметить, что на фоне блистательного совместного концерта Сергея Старостина и Инны Желанной на "Камве-2008" нынешний проект выглядел, пожалуй, лишь как очень любопытный, но несколько эклектичный эксперимент. С младых перестроечных лет я высоко ценю "АукцЫон" и, соответственно, его главный вокальный и поэтический мотор Леонида Фёдорова, но на фоне народных песен от Старостина и старинных духовных стихов-распевов от Котова рок-песенки Фёдорова, несмотря на старательно подобранную общую тональность и атмосферность, всё же проигрывали, проседали, диссонировали. Потому что от первых веяло подлинностью и цельностью, а от вторых - пост-модернистским духом современного культурного распада. Котрабас же, наклыдываясь на вокал Старостина, временами создавал ощущение шума и музыкальной небрежности и мешал понимать пропеваемые слова.

И всё же с точки донесения смыслового посыла исполняемого произведения в вышеописанном концерте всё было достаточно благополучно. Это стало понятно на выступлении другого проекта: "YARGA sound system" из Петрозаводска. Этот ушёл в горние этнофутуристические выси куда дальше. Это музыканты хорошего класса, которые делают электронную музыку, вплетая в неё русскую фольклорную составляющую. Однако, о понимании текста речь здесь уже вовсе не идёт, и вообще складывается впечатление, что этническая мелодика и вокал Ольги Гайдамак играют здесь очень третьестепенную роль, переплавляясь в общем могучем трансцедентально-психоделическом потоке. В принципе, если бы этно-составляющую отсюда исключили, то не все слушатели это бы заметили. Я ловил себя на мысли, что если в будущем этнофутуристическом искусстве вполне универсалистская и глобалистическая психоделика настолько вот переварит в себе собственно этническое, то я - этноконсерватор, а не этнофутурист.

Как ни странно, выступавшая на закрытии фестиваля, почти укладывающаяся в рамки шоу-бизнеса датская рок-группа "Valravn", некоторые композиции которой можно представить себе и на музыкальных коммерческих телеканалах, производила впечатление бОльшей аутентичности. Конечно, это впечатление довольно поверхностное, без понимания слов об этом трудно судить. Быть может, я вместе со всей разбушевавшейся от восторга пермской публикой поддался ритму, драйву, мрачноватому обаянию харизматической солистки с небанальной вокальной манерой... Остаётся лишь довериться самим музыкантам, утверждающим, что их творчество, заявляемое как "этноготика", действительно глубоко пронизано эстетикой и поэтикой скандинавской мифологии.

Меж Кавказом и Южной Сибирью
Примечательным и крайне любопытным стало для меня выступление грузинского, счастливо обретаемого ныне в Германии коллектива "Shin". Вчерашние братья по СССР добротно исполняют очень разнестилевую музыку: тут и джаз, и обработка классических рок-тем, и традиционный грузинский вокал гурули, и кусочки древневосточной и современной европейской музыки, и лихие переходы от одного к другому. При всём при этом у них важна не только музыка, а то, что её сопровождает: темпераментные жесты и возгласы, как бы импровизированные элементы лезгинки с выходом на аванс-сцену, а главное - неспешный чуть иронический конферанс гитариста, больше похожий на знаменитые грузинские застольные тосты... В общем, музыканты врубают немудрящий этнический калорит на полную. Благодаря всему этому "Shin" предстают этакими классическими сказочными грузинами из старого советского кино, которые только и мечтают, что напоить русского туриста вином и спеть ему хором песни. Но самое интересное то, что весь переполненный публикой зал театра оперы и балета, ни капли не колеблясь, простодушно купился на этот сентиментально-ностальгический образ гостеприимного Кавказа! Как будто не было истории 20 последних лет, как будто все "кавказские впечатления" русского зрителя складывались исключительно по фильму "Мимино", главный актёр которого, Вахтанг Кикабидзе, кстати прославился в поздейшее время русофобскими высказываниями. "Мой народ неисправим и безнадёжен в своей кавказофилии", - думал я, сам любуясь танцором, который под восторженные визги публики в очередной раз отстучал в свой барабан, натянул мохнатую папаху и грациозным броском дикого леопарда опять метнулся на средину сцены.

На фоне этой театральной южной феерии концерт главных, вероятно, фестивальных звёзд - тувинской группы "Huun Huur Tu" показался мне бесконечно длинным и скучным. Проект предлагался публике в качестве общепризнанного "музыкального чуда" и не вылезающих из глобальных турне музыкальных звёзд мировой величины, - так, по крайне мере, анонсировал группу их продюсер Александр Чепарухин. Что ж, едва ли стоит подвергать это сомнению. В мире сейчас необычайная мода на всяческую племенную экзотику. Эта мода питается настроениями и финансовыми потоками из современной социальной ситуации с её стандартами мультикультурализма и комплексом вины белого человека перед всем цветным миром. Тувинские музыканты хорошо укладываются в эту моду: они очень экзотичны с их горловым пением, инструментами, костюмами, эзотерическим шармом, к тому же это что-то новенькое после привычных Африки и Азии. Мне, однако, представляется, что пузырь их популярности перекачен, что многие едва ли не подобострастно внимавшие им пермские зрители просто поддались на чепарухинскую PR-обработку. Послушав 3-4 композиции, впадаешь в туповатое оцепенение. Может быть, конечно, это и есть тот самый транс, обетованный для многих этнофутуристов. Музыка "Huun Huur Tu" крайне монотонна, бедна мелодически, однообразна ритмически. И это абсолютно естественно: ну какого там "музыкального чуда" ждать от этноса с весьма непритязательным уровнем общего развития материальной и духовной культуры?!

Деревня Васькино в этнофутуристическом контексте
В чём, однако, достоинство тувинского коллектива, так это его глубокая укоренённость в живой и устойчивой народной традиции - я уверен, что в Туве за месяц можно собрать десятка четыре таких групп, был бы спрос на сегменте музыкального рынка, называемом worldmusik.

Чего никак не скажешь ни про русских этнических музыкантов, ни про финно-угорских. В связи с этим у меня в голове неизменно крутился вопрос, какова же долгосрочная цель фестиваля "Камва", собравшего под своё крыло ещё и выставки этнофутуристических художников, и показ этно-моды и прочее, на освещение чего у нас здесь нет места? Спасти стремительно исчезающую традиционную этническую культуру? Законсервировать её образцы? Переплавить её в новые художественные формы? Очень хорошо, что на фестивальных площадках нашлось место и для аутентичных народных коллективов Пермского края: коми-пермяцкого, русского, марийского, татарского, удмуртского и башкирского. Едва ли не все они в единственном числе представляют подлинную песенную культуру своих национальных групп в Пермском крае. Примечательно, что "Камва", ещё несколько традиционных выездов в Пермь, записи на аудио-диски, осуществляемые командой "Камвы", являются важным стимулом для самого существования некоторых из этих коллективов, и за это фестивалю ещё раз спасибо.

Но вот что стало для меня совершенно непонятным и необъяснимым. Прямо в дни прохождения фестиваля из Суксунского района пришла невесёлая весть: в рамках пресловутой чиркуновской "оптимизации" системы образования собираются закрыть школу в деревне Васькино, в месте компактного проживания сылвенских марийцев. Это последняя школа, где не только факультативно преподают марийский язык, но где марийский язык является разговорным, поскольку почти все дети и учителя - жители окрестных марийских деревень Иванково, Васькино и Тебеняки. В апреле сего года уже была закрыта начальная школа в марийской деревне Красный Луг. По убеждению авторитетного учёного-этнографа из Пермского государственного университета, доктора исторических наук Александра Черных, закрытие васькинской школы станет огромным шагом к исчезновению, окончательной ассимиляции оставшихся очень немногочисленных - около 5 тысяч человек - сылвенских марийцев.

На мой взгляд, сам бог и сама ситуация велели обсудить нависшую угрозу в рамках "Камвы", на одном из запланированных круглых столов, привлечь внимание финно-угорского мира в лице прибывших на фестиваль эстонцев и венгров к судьбе братского им сылвенско-марийского народа. Но руководство фестиваля категорически воспротивилось этой идее. "Это за пределами нашей темы. Не надо втягивать фестиваль в политику!" - категорично заявила Наталья Шостина. Да разве же это политика?! Это же проблемы образования, то есть культуры, то есть, в данном случае, прямого сохранения этноса! Ведь все ваши этнофутуристические изыски являются малым итогом, отростком, веточкой той самой первоначальной традиционной этнической культуры, как же можно, умиляясь веточке, равнодушно смотреть на гибель всего дерева?!

Быть может, я ничего не понимаю в этнофутуризме? Я видел в нём спасителя и обновителя этнической культуры, а, может быть, всё наоборот? Быть может, являясь частью всеразрушительного пост-модернизма, этнофутуризм как змея, пожирающая собственный хвост, призван сожрать своё начало: подлинную этническую культуру и саму этничность? Или как троянский конь проникнуть в тело этнической культуры и уничтожить её изнутри? Кто ты, этнофутуризм, дай ответ! Молчит, не даёт ответа.

Роман Юшков
Размещено 09.09.2010

 Главная / Наша газета / №4(029)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.