НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №6(022)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№6(022)
Октябрь 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Справедливость

Борьба с "ограниченными возможностями"

"Сколько именно получает моя жена (инвалид по зрению - М.Д.), я точно не знаю. Главное - больше МРОТа", - говорит пермяк Михаил Лепилин. Он, как и Елена, слабовидящий. Оба работают на ООО "ПармаУпак" - единственном предприятии в крае для инвалидов. Вот уже полтора года пара добивается справедливой оплаты своего труда.

Борец за трудовые права Михаил Лепилин со своей супругой
Борец за трудовые права Михаил Лепилин со своей супругой
За это время Михаила и Елену увольняли и восстанавливали на работе несколько раз. Девушка недавно вернулась на предприятие (через суд), получила деньги, которые ей раньше недоплачивали. Молодого человека суд на работе не восстановил. И денег, в отличие от жены, ему не дали. А значит - впереди новый суд.

Пожаловался - уволили
Всё началось в январе прошлого года. Тогда Михаил работал вахтёром (получал больше двух тысяч рублей), Елена - уборщицей (получала полторы).

С начала 2009-го, считает молодой человек, зарплаты, как и на всех остальных предприятиях, должны были поднять до МРОТа. Весной, говорит Михаил, зарплаты на его предприятии стали поднимать (не до МРОТа, но всё же), но не всем: "Моя жена работает на третьем этаже, а другой человек - на втором. Она получает полторы тысячи, а тот - больше двух. Разница между ними только в том, что она - инвалид, а он - нет".

Михаил написал жалобу в комиссию по трудовым спорам своего предприятия. Там, по его словам, бумагу не взяли. После этого начались проблемы. Елену направили на медкомиссию, там выяснилось, что здоровье работницы таково, что она не может занимать свою должность.

На медкомиссию сходил и сам Михаил. Оказалось, что его группа инвалидности "ухудшилась" со второй до первой - ему работать на прежней должности тоже стало нельзя. Михаил говорит, что здоровье подвело из-за переживаний о том, как свети концы с концами.

Супругов уволили. Как они считают, за их борьбу за справедливые деньги. Директор "ПармаУпак" Алексей Бородуллин придерживается другой версии. Он возглавил предприятие в марте 2009-го. В апреле должна была быть проверка компании одним из надзорных органов. "Я запросил справку о том, кто может не иметь оснований у нас работать. Оказалось, что Лепилина: ей трудно было носить тяжести. Её в первоочередном порядке отправили на медосмотр". Муж девушки, по словам директора, пошёл на осмотр сам.

Не уволить, говорит Алексей Бородулин, супругов он не мог: потом, мол, прокуратура предъявит претензии. Других работ, которые можно было бы предложить, почти не было. Михаил мог устроиться водителем, но отказался. Елене не предложили ничего.

Казалось бы, так всё и должно было быть. Но вопросы остались: почему инвалидам не платили положенный МРОТ? Почему супругов Лепилиных уволили сразу после того, как они заявили о своих правах?

Хочешь обратиться в суд - и не можешь
После увольнения Михаил и Елена пошли в суд. Потребовали, во-первых, восстановить их на работе. Во-вторых, отдать разницу между зарплатой, которую им платили, и МРОТом за полгода (от начала 2009-го года до увольнения).

"Там им сказали: пишите бумагу правильно, - отмечает юрист Пермского регионального правозащитного центра Сергей Трутнев. - Например, надо было сосчитать, сколько именно денег требуют истцы. Сделать такой расчёт самим очень сложно".

Ситуация казалась безвыходной: хочешь обратиться в суд - и не можешь. Денег на юристов нет, - собственно, из-за денег в суд и обращаешься. Лепилины узнали, что им может помочь краевой совет профсоюзов. Там помогли составить исковое заявление: "Но интересы заявителей в суде они не представляют", - отмечает Сергей Трутнев.

А представитель нужен, считает юрист ПРПЦ. Как искать справедливости?

Дела одинаковые, решения суда - разные
Так получилось, что после обращения в суд неприятностей становилось всё больше. Лепилины получили странное письмо от "ПармаУпак". В послании говорилось, что супруги принимаются на работу обратно и… снова увольняются. Видимо, вначале увольнение оформили неправильно, а вот так хотели соблюсти все формальности. Директор Алексей Бородулин на наш вопрос заявил нам, что юрист, автор этого письма, после этого был уволен. Потом на "ПармаУпак" появились вакансии. Михаилу предложили работать маркетологом, Елене - сборщиком в основном производстве.

Молодой человек проработал в новой должности месяц. "Потом он сам написал заявление об увольнении и ушёл", - говорит Алексей Бородулин. "Мне обещали обустроить рабочее место, но этого так и не произошло: компьютера, за которым можно было бы работать, не появилось, - парирует Михаил Лепилин. - Деньги, которые я требовал, тоже не выплатили".

Елена пробыла на новом месте всего день. Ей обещали зарплату в шесть-семь тысяч рублей. "Я даже не устраивалась на работу, пришла в цех, поспрашивала, сколько на самом деле получают там люди, - говорит Елена. - Оказалось, меньше трёх тысяч".

Примечательно, что совершенно аналогичные судебные процессы по искам Михаила и Елены закончились по-разному. Елену, которая пошла в суд с юристом Сергеем Трутневым, на работе восстановили. Михаила, обратившегося к Фемиде в одиночку, - нет.

Как объясняет Алексей Бородулин, разница дел мужа и жены в том, что молодому человеку при увольнении предложили альтернативные вакансии (от которых он отказался), а девушке - нет. Из-за этой "формальности", продолжает Бородулин, её и восстановили в прежней должности.

Парадокс в том, что Елена сейчас работает на той должности, с которой её уволили по состоянию здоровья. Непонятно: если ей там всё-таки можно работать, то почему её полтора года назад уволили? Если нельзя - почему работает сейчас? Ответ Бородулина прост: не взять девушку обратно на работу он не мог - сделать это его обязал суд. "Не требуем с неё, чтобы она мыла окна, делала другие тяжёлые работы", - отмечает директор компании. Вот только спокойствия супругам Лепилиным все эти перепетии не добавляют.

Михаил Данилович

Послесловие
По мнению директора ООО "ПармаУпак" Алексея Бородулина, одна из главных проблем его предприятия - недостаток финансирования. Выживать самим в условиях рынка почти невозможно: компании-конкуренты механизируют работу, которую делают инвалиды. А чем меньше людей - тем меньше затрат. Более того, нужны средства для оборудования рабочего места для людей с особыми потребностями.

Есть федеральные целевые программы, по которым можно получать средства. Но, во-первых, эти средства надо будет вернуть. А во-вторых, средства, к примеру, на этот год, были распределены между предприятиями автопрома (видимо, в качестве антикризисной поддержки). Другим досталось мало чего.

Борьба Михаила и Елены за свои права уже принесла плоды: на предприятии стали платить зарплату не ниже МРОТа, "помноженного" на уральский коэффициент.

Но вкусить эти плоды Михаил пока не может. Впрочем, молодой человек не теряет надежды восстановиться на работе: будет требовать это в других инстанциях. Кроме того, будет разбирательство по поводу недоплаченных Михаилу денег.

Может, не было бы проблем, если бы предприятий для инвалидов было бы больше и между ними была хоть какая-нибудь конкуренция за работников? Пока оно только одно. Как - и на работе, и в суде - добиться справедливости, если ты инвалид?

Размещено 15.11.2010

 Главная / Наша газета / №6(022)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.