НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №6(022)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№6(022)
Октябрь 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Позиция

Прогноз погоды в зоне оккупации
Послесловие к истории приморских и пермских "партизан"

Погода действительно портится, сплошные дожди. После грозы в Приморье шарахнуло молнией и у нас в Пермском крае.

Причем все чувствуют, все понимают, что это только начало чего-то очень серьёзного, важного и, возможно, необратимого.

А что, собственно, произошло? Люди напали на милицию. Кто говорит, бандиты, кто - партизаны. Для свершившегося это абсолютно неважно. Реальностью, истинным событием является возникновение мифа о партизанах. В партизан поверили и их поддержали от 70 до 80% граждан Российской Федерации.

Приморские партизаны - выродки или герои?
Приморские партизаны - выродки или герои?
Чтобы не возвращаться больше к противопоставлению терминов: "бандиты" - "партизаны", скажу так. Вооружённая группа граждан, убивающая сотрудников милиции, характеризуется как банда или как партизанский отряд в зависимости от целей этой группы. Если цель группы - корысть, завладение чужим имуществом, а милицию убивали как защитников имущества и спокойного сна граждан, то это бандиты. Если цель - изменение, свержение правящего режима, а сотрудников милиции убивали как стражей этого режима, то это инсургенты, партизаны. Пока мы не узнаем истинных целей этих людей, терминами "бандит" и "партизан" следует пользоваться в кавычках.

Да, сегодня мы не знаем, что точно произошло в Приморье (с пермским нападением на пост ГАИ тоже ясности не намного больше: нам сказали единственное магическое слово "ваххабиты" и предложили поверить и не задавать других вопросов), но мы доподлинно знаем, как на это событие отреагировало общество. Давайте анализировать то, что имеем.

Обычная история.
Скоро будет год, как на моего сына было совершено нападение. Напали четверо, свалили с ног, пинали, достали из кармана лежащего сотовый телефон. Обычная история. Сын с сотрясением мозга провёл 2 недели в больнице. Мы сразу же энергично взялись за расследование. Милиция нам два дня даже сочувствовала. Но ровно два дня, в течение которых мы установили, что один из нападавших - родственник сотрудника милиции. Сразу куда-то пропала видеозапись с камеры наблюдения. Пропала судебно-медицинская экспертиза. А менты, глядя в глаза, начали говорить, мол, а зачем их искать они же хорошие ребята, да и не нападали они вовсе. История банальна. Небанально продолжение: мы установили всех нападавших. Вынудили найти в недрах канцелярских столов и видеозапись, и экспертизу. Двоих мы даже вынудили задержать. Ценой сверх-усилий.

Поставьте на наше место среднего российского гражданина. Для защиты своих прав этот человек должен нанять детективное агентство для оперативной работы и адвоката для ежедневного контроля, чтоб следователь не мог спокойно уничтожать доказательства. Да еще охранное агентство, поскольку вы с этого момента становитесь объектом случайных нападений. Кстати, случайное нападение на улице стоит нынче недорого: всего 15 тысяч рублей. Услугу оказывают те же менты, настоящие или отставные. Нет, бьют не сами, нападают наркоманы, находящиеся на их крючке. Да еще если у вас, в вашей биографии, в вашем бизнесе есть хоть что-то, за что можно зацепиться, то вам потребуется дополнительный адвокат - вы будете отбиваться ещё и от иной угрозы.

Наших ресурсов хватило довести дело до суда, и то только двух фигурантов. Одного менты проводили на службу в кремлевский полк. "А как же теперь мы его заберём, это же кремлёвский полк?!" Главный фигурант, ментовский родственник, преспокойненько учится на юрфаке пермского госуниверситета. Оставшимся двоим за молчание был обещан условный срок. Для этого судья признал им явку с повинной, сотрудничество со следствием, и переквалифицировал статью с группового разбойного нападения, срок от 5 до 10 лет, на нанесение легкого вреда вследствие внезапно вспыхнувшей неприязни. Причина неприязни - потерпевший посмотрел неуважительно в сторону подсудимых. По фабуле приговора избивали тоже своеобразно: каждый по отдельности совершенно случайно подходил, потом звонил телефон, избивающий отвлекался, подходил следующий. Никаких групповых действий. А телефон взял последний, тоже случайно. Ему и присудили грабёж, поскольку не доказано, что именно от его ударов потерпевший получил сотрясение мозга. Судья молодец, ударов около 20 - как определить, от которого наступило сотрясение мозга? Нельзя строить обвинение на предположении! И которая монета из моих твоя? Вот такая обычная история.

Подойдите к этому вопросу экономически, посчитайте затраты. Напрашиваются два вывода. Первый: 70-80% граждан расходы по своей защите оплатить не в состоянии. Второй: на оплату этих расходов человек пойдёт только в случае угрозы его жизни или имущества в значительных размерах. В иных случаях человек будет от угрозы уходить, имущество уступать. Но в некоторых случаях у людей не будет и этого шанса. Этим терять нечего. Их ждёт смерть. Или убей себя, или врага, а если врага, то либо непосредственного, либо представителя системы. Такая вот экономика.

Пора признать очевидный факт: 70-80% граждан не приемлют сложившуюся политическую, да чего мелочиться, государственную систему. Это не значит, что все они хотят чего-то одного, нет - кто вправо, кто влево, кто подпрыгивает на месте. Главное, что их объединяет - то, что есть, их не устраивает.

Гроза в Приморье показала - мы оказались на развилке, в точке бифуркации. Это точка, когда нужно делать выбор, куда пойдёт страна. Потом начнутся инерционные процессы, ни поворот будет невозможен, ни возврат. Из чего выбирать? Легальные демократические изменения или "партизанская война".

"Партизанская война".
Сценарий партизанской войны наоборот вполне возможен без каких-либо санкций из кремля. Надо признать, что этот сценарий до сегодняшнего дня я лично недооценивал. Виноват. Он реален, если пять человек в состоянии отвлечь на себя внимание тысячи. А если это произойдёт в 20 регионах сразу? А если этих людей будет укрывать 70-80% населения? Внутренних войск не хватит. Разве что внутрь России перебросят войска из Чечни. Но тогда гарантировано прольётся кровь мирного сочувствующего населения. Думаю, в каждом регионе будет не по пять человек. Армию привлекать нельзя. И по закону, и по последствиям. Уже сейчас армия в совокупности меньше численности внутренних войск. Армия финансово содержится беднее. Гарантированное дезертирство, вплоть до поворота оружия целыми частями. Да и во внутренних войсках "срочники" - слабое звено. В рамках сегодняшнего правового поля процесс можно не удержать.

Ожидаемые последствия - массовая кровь, разрушение любых институтов управления, даже местных, разрушение инфраструктуры.

И ещё, это миф, что партизаны сами побеждали в гражданских войнах. Они всегда выполняли вспомогательную роль к армии или внутреннему протестному движению. Разрушать инфраструктуру, дестабилизировать управление - это пожалуйста. А власть брать? Вспомним Кубу, 1959 год. Профсоюзы, всеобщая забастовка. Фидель добрался до Гаваны через несколько дней после конца режима Батисты.

В нашем случае протесты также усилятся. Протестное движение и партизанское будут только взаимно дополнять и усиливать друг друга, под какими бы противоречивыми лозунгами они не происходили. Власть всё равно не сможет управлять по-старому. Ей придётся изменяться. Вот только разрушения к тому времени могут быть весьма значительные. Да и люди, начавшие стрелять, быстро не останавливаются.

Партизанская война это война гражданская, а гражданские войны короткими не бывают. Не знаю, каким будет результат, но жизнь, общество, режим и государство в ходе войны изменятся, это точно. Другое дело, понравится ли это тем, кто выживет.

Легальные демократические изменения.
Надо признать, что сегодня не существует государственных и общественных институтов, которые могли бы обеспечить легальные демократические изменения. Без воли правящих кругов легальные преобразования невозможны. Максимум, что осталось обществу - выходить по 31-м числам.

Сегодня мяч на стороне власти. Ей жить, ей решать. Что она должна уступить обществу? Выборы. Реальную возможность смены власти. Реформу суда, его реальную независимость от вертикали власти. Реформу правоохранительных органов, уничтожение ментовского сословия как класса, самим сверху, не дожидаясь физического уничтожения представителей этого сословия снизу. Создание независимых муниципальных органов правопорядка.

Что должно гарантировать общество? Безопасность на переходный период. Вспомните Польшу, Ярузельского. Я тогда был молодой и тоже скептически оценивал то, что на круглом столе отдали 50% мест в будущем парламенте правящей партии без выборов. Но эта мера, введённая на один парламентский цикл, оказалась разумной. Она обеспечила плавный переход Польши к новому общественному устройству и защиту от гражданской войны.

Такие вот альтернативы. Стороны сами для себя должны принять решение. Удобная точка обмена верительными грамотами, мне кажется, Триумфальная площадь.

Так сложились небеса, что мы оказались на пороге перемен быстрее, чем ожидали. Поживём, увидим. Любые дожди когда-нибудь заканчиваются.

Михаил Касимов

От редакции. Приводимый выше текст достаточно спорен. Некоторые работники редакции отнеслись к нему довольно скептически, поскольку считают, что ситуация в России показана здесь черезчур безнадёжно и апокалиптично, что в действительности у государства ещё есть рычаги и инструменты для того, чтобы удерживать процессы и контролировать общество. Так или иначе, предлагаемый материал даёт серьёзные основания для осознания нависшей над нами угрозы.

Размещено 15.11.2010

 Главная / Наша газета / №6(022)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.