НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №6(022)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№6(022)
Октябрь 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Фемида

Всем сестрам по серьгам от Пермского краевого суда

Осужденный за избиение подростка бизнесмен, бывший сотрудник милиции, с помощью пермских судей мирового и Дзержинского судов превратил избитого им подростка в обвиняемого.

Как можно "попасть под раздачу"
Игорь гордый: еще в гимназии скрывал от ребят свою инвалидность. Нет, не стеснялся, просто хотел быть, как все. Этот настрой не позволял ему, диабетику с инсулиновой зависимостью, инвалиду детства III группы, расслабляться.

В прошлом году, когда он успешно заканчивал одну из престижных в Перми гимназий, на него наехал Эдуард Мохов, зам. руководителя ООО "Деловой Альянс". Наехал и в буквальном смысле - на автомашине Ssang Yong-Rexton R14, и в переносном - "повесил" на парня судимость. И сейчас Игорю, теперь уже второкурснику одного из пермских вузов, приходится скрывать от сокурсников еще и эту напасть.

Светлана Дерябина с пачкой судебных и прокурорских документов по делу своего сына
Светлана Дерябина с пачкой судебных и прокурорских документов по делу своего сына

А дело было так.

25 мая прошлого года возвращались мальчики из гимназии - Игорь Дерябин и его друг Максим. Хотели перейти улицу. А на перекрестке водитель черного джипа с затонированными стеклами вдруг стал объезжать помешавшую ему фуру задним ходом и наехал на Максима, который от толчка упал на руки Игоря. Игорь возмутился: "Научись ездить!" В ответ водитель открыл окно, обложил ребят матом и уехал. Но вскоре догнал на соседней улице, вышел из машины и избил Игоря бейсбольной битой (по версии Мохова - деревянной палкой): два раза ударил по бедрам, пнул ногой под ребра, в поджелудочную железу, затем схватил подростка за ворот рубахи, порвав золотую цепочку с крестиком и расцарапав шею. При этом раздавил "помпу" - прибор для введения инсулина. Все это сопровождалось нецензурной бранью. Максим, чтобы остановить избиение, догадался сказать Мохову, что они несовершеннолетние. Мохов действительно отпустил Игоря со словами: "Извини, братан, ты под раздачу попал". Откуда жаргон? Оказалось, что Мохов - бывший сотрудник милиции. И, несмотря на то, что ныне он занимается предпринимательством, продолжает сотрудничать с милицией на дружеских началах.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы: "В результате преступных действий Мохова Э.И. потерпевшему были причинены телесные повреждения - ссадины в правой подключичной области и в проекции правой ключицы, кровоподтек в левой ягодичной области, которые образовались от ударного воздействия твердого тупого предмета, не повлекшие вреда здоровью". После удара в область поджелудочной железы у подростка-диабетика случилась инсулиновая кома.

Родители школьника подали заявление в милицию.

- Уголовное дело возбудили на 16-ый день, - рассказывает мама Игоря Светлана Михайловна. - Нападавший был приглашен на беседу к участковому только на 10-й день после происшествия, хотя его личность была установлена сразу же в момент нашего обращения с заявлением в милицию. Автомобиль нападавшего не был досмотрен на предмет наличия вещественного доказательства (бейсбольной биты), что позволило превратить впоследствии бейсбольную биту в "простую" палку. Мохов угрожал нам, что если не заберем заявление, он отомстит нашему сыну.

Нападение и побои - не хулиганство!
Заявление потерпевшие не забрали. Дело было передано в Дзержинский районный суд. Судья Сергей Букинич рассмотрел его в феврале. Эдуард Мохов изначально обвинялся по ст.213, ч.1. УК РФ - хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, сопровождающееся применением насилия к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. Эта статья предусматривает наказание исправительными работами, либо арестом от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы до двух лет.

Но судья снизил меру ответственности. Мохова признали виновным, но по более мягкой статье - 116, ч1 УК РФ - побои, не повлекшие вреда здоровью. Он отделался штрафом в 20 тысяч рублей в пользу государства, а также с него было взыскано в пользу матери подростка 15 000 за моральный вред. Иск о возмещении стоимости медицинского аппарата "помпы", расходных материалов к нему и золотого крестика выделен в гражданское производство, так как не доказана стоимость этих предметов. А в том, что в результате побоев и стресса у Игоря стали часты приступы инсулиновой комы, один из которых случился прямо в судебном процессе, не увидели причинно-следственной связи: "он и раньше был диабетиком".

Месть бизнесмена
Получив судимость, Эдуард Мохов осуществил угрозу, отомстил мальчишке, поставив и на его биографию клеймо судимости. Он добился возбуждения против Игоря уголовного дела по ст.130, ч.1 УК РФ - оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Судья Диана Новоселова мирового суда участка №5 Дзержинского района Перми, рассматривая дело в мае, не стала утруждать себя судебным расследованием. Просто сослалась на ст.90 УПК РФ: "Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом без дополнительной проверки". Но вступил в силу приговор в рамках уголовного судопроизводства - по делу в отношении Эдуарда Мохова. А там зафиксированы признательные показания Игоря и его друга Максима о том, что оскорбления были взаимными. На письменное заявление в суд родителей Игоря, что показания эти сфальсифицированы, что в протоколах судебных заседаний показания были искажены в пользу Мохова, что в деле перепутаны страницы (а когда они знакомились с ним и фотографировали, все страницы шли по порядку), значит, дело расшивали - никто не отреагировал. Учли показания жены Мохова и вдруг возникшего через 9 месяцев после события свидетеля - соседа Мохова, некоего Александра Самаркина, который якобы оказался в нужное время в нужном месте и все видел и слышал.

Ходатайство матери Игоря о том, чтобы провели проверку, где находился этот сосед в момент избиения Игоря, и почему он не заявлялся на процессе по делу Мохова, суд проигнорировал. Не учел суд и находящееся в деле письменное заявление друга Игоря, Максима Д., который был запуган угрозами Мохова и отказался от очной ставки с ним и дачи показаний на суде: "От проведения очной ставки с Моховым Эдуардом Изосимовичем отказываюсь в связи с тем, что я не желаю встречаться с данным человеком, т.к. опасаюсь за свою жизнь и здоровье, боюсь, что после этой очной ставки Мохов может меня отыскать и выполнить свои высказываемые угрозы.10.07.09.". Опасения Максима понятны: он слабовидящий, а Мохов, по его рассказу, грозил "ударить по башке, чтобы совсем ослеп".

В итоге, судья мирового суда Диана Новоселова с легкостью признала Игоря виновным, и он понес наказание в виде штрафа в размере 2,5 тысяч рублей в пользу государства. Но дело не в сумме, а в том, что он теперь запачкан судимостью.

Борьба за честь сына
- Из моего избитого сына сделали уголовника, - нет предела возмущению матери Игоря. - Ведь, по сути, Эдуард Мохов не понес никакого наказания, а сыну моему жизнь искалечил. Я до Европейского суда дойду! - и для начала подала жалобу в кассационную инстанцию: Дзержинский районный суд.

И тут родители осужденного парня спохватились: преступника осудили только за побои. А оскорбление? Да и сами побои унижают честь и достоинство. И на Мохова завели новое уголовное дело, тоже по ст. 130, ч.1 УК РФ.

В июле дело рассмотрела судья Оксана Пименова мирового суда судебного участка №2 Дзержинского района г. Перми. Эдуард Мохов сам признал себя виновным. Решением суда он понес символическое наказание в виде штрафа 2,5 тысяч рублей в пользу государства и взыскания 2 тысяч рублей в пользу оскорбленного подростка.

А рассмотрение кассационной жалобы на решение суда, признавшего Игоря "уголовником", долго откладывалось. Наконец, в августе кассация на приговор Игорю была рассмотрена в Дзержинском суде. Судья Светлана Треногина приговор оставила без изменения. Опиралась на все тот же приговор по делу Эдуарда Мохова: Игорь и его представители "не доказали, что свидетели сомнительные, а показания ребят совсем не те, что они давали". Но доказать это они потому и не смогли, что их заявление с требованием проверки личности свидетеля Самаркина были проигнорированы.

- Тогда мы провели собственное расследование с помощью милиции, - рассказывает мама Игоря Светлана Михайловна. - Оказалось, что в день происшествия так называемый свидетель Самаркин находился по месту прежней работы, в 125 км от Перми. Сейчас, узнав, что ему светит статья за лжесвидетельство, он сбежал и его разыскивает милиция.

Ответы на свои вопросы семья подростка-инвалида, избитого и осужденного по прихоти бизнесмена, надеется получить в Европейском суде по правам человека: Светлана Петровна отправила заявление в Страсбург. Недавно пришел ответ, заявление взято на учет.

Ликбез для мирового и районного судов
Игорь подал кассационную жалобу в судебную коллегию Пермского краевого суда.

12 октября судебная коллегия по уголовным делам жалобу рассмотрела. Процесс стал ликбезом для судей мирового и Дзержинского судов. В своем докладе судья Олег Ошев пояснил, что судьи - и мировой, и районный, - нарушили нормы уголовно-процессуального законодательства. Ссылка на февральский приговор Дзержинского районного суда, которым Мохов признан виновным в нанесении побоев Игорю, необоснованна. В судебном разбирательстве обязательно должны быть исследованы все обстоятельства и доказательства по уголовному делу (ст.240 главы 35 УПК РФ). Между тем, выводы суда о виновности Игоря сделаны на основе противоречивых, путаных показаний потерпевшего, его супруги, соседа по подъезду Самаркина. Ходатайства представителей подростка о проверке того, где находился свидетель во время происшествия мировым судьей и судом апелляционной инстанции необоснованно оставлены без удовлетворения.

При этом Александр Самаркин и Максим Д., непосредственно допрошены не были. Неоднократные ходатайства стороны защиты о необходимости вызова в судебное заседание и допроса этих свидетелей судом апелляционной инстанции также оставлены без удовлетворения. Таким образом, факт высказывания оскорблений нецензурной бранью со стороны несовершеннолетнего Игоря Дерябина в судебном заседании так и не нашел своего подтверждения.

В результате, судебная коллегия отменила постановление суда апелляционной инстанции и направила уголовное дело на новое рассмотрение в тот же Дзержинский суд в ином составе суда. Свое определение сопроводила своеобразной инструкцией: "Необходимо дать надлежащую оценку представленным сторонами обвинения и защиты доказательствам и в соответствии с установленными обстоятельствами принять законное и обоснованное решение". Послужит ли это уроком для судей, в работе которых непрофессионализм и равнодушие становятся нормой. Так и хочется в наших судах, в каждом кабинете повесить плакат: "Да повернитесь же вы к лесу задом, к людям - передом!"

Марина Никитина
Размещено 15.11.2010

 Главная / Наша газета / №6(022)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.