НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №6(022)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№6(022)
Октябрь 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Память

Время собирать семьи

Под оружейный салют
…В этом октябре на территории Егошихинского Парка памяти вновь прозвучал огневой залп - ружейный салют в честь двух генералов. Возле Всехсвятской церкви открывали новый памятник на могиле горного начальника Пермских пушечных заводов Сергея Строльмана и одновременно поминали его зятя, русского полководца Владимира Каппеля, фамилия которого была высечена на надгробии его жены, похороненной здесь же Ольги Сергеевны. Пусть и с большим запозданием, пусть и в такой символической форме, но воссоединение семьи, насильственно разлученной при жизни, все-таки состоялось…

Открытие мемориала на Егошихинском кладбище
Открытие мемориала на Егошихинском кладбище
Среди участников торжественного открытия семейного мемориала присутствовали потомки С.А. Строльмана, ближайшие родственники, внуки и правнуки обоих генералов. Из поколения в поколение передается в семье военная профессия, вот и самый молодой Строльман, Егор, после окончания Пермского ВКИУ служит офицером. В автобиографии другого Строльмана, Кирилла Владимировича (родного сына Каппеля), есть фрагмент, который давался автору труднее всего, вот он: "…Родился 23 сентября 1917 года в г. Ленинграде (конечно, тогда еще - Петрограде - В.Г.), в семье военнослужащего старой армии…" Далее в рукописном варианте документа идет вставка, касающаяся отца, "…впоследствии офицера белой армии, погибшего в гражданскую войну"… Это место для пишущего всю жизнь было миной замедленного действия, он знал: за сокрытие таких биографических данных следовало суровое возмездие. Ведь "офицер старой армии" стал в Гражданскую одним из самых известных военачальников Белого движения.

Из этой сложной и очень типичной для тех времен ситуации Кирилл, оставшийся на фамилии деда, выпутался так, как напутствовала его мать, Ольга Сергеевна. Он будет рассказывать, что мать вскоре после его рождения развелась с мужем. Так оно на самом деле и было, на развод мать согласилась уже в Москве, в чекистских застенках, пошла на это ради спасения своих детей. Выйдя на волю, Ольга Строльман уехала на Урал, в Пермь, к своему отцу Сергею Алексеевичу.

Родоначальник
Сергей Алексеевич Строльман, основатель уральской ветви семьи, имеет шведско-немецко-русские корни. Он родился в 1854 году в Екатеринбурге, закончил Горный институт в Петербурге. Работал на заводах Златоуста, Миасса, Благодати, но большую часть своей жизни отдал Мотовилихе, пушечным заводам. Был правой рукой тогдашнего горного начальника Николая Гавриловича Славянова, изобретателя электросварки. Так что ничего удивительного не было в том, что после кончины Славянова Сергей Алексеевич стал его преемником на посту горного начальника, в генеральской должности.

Большой опыт работы на уральских заводах, доскональное знание производства, аккуратность и дотошность в делах - все эти качества способствовали тому, что горный начальник пользовался заслуженным авторитетом и у начальства, и у рабочих. В воспоминаниях о С.А. Строльмане, написанных его внучкой Татьяной Владимировной (после ее смерти в 2000 году этот ценный источник, а также некоторые вещи Строльманов поступили в заводской музей), упоминается и такой факт. Именно в годы правления Строльмана в Мотовилихе был возведен величественный Никольский храм в память двух горных начальников, двух Николаев, Воронцова и Славянова. Храм был построен по проекту талантливого архитектора Александра Турчевича, освящен в 1903 году, перед первой революцией (храм будет взорван в 1930-е годы). Все члены семьи Строльманов были постоянными прихожанами храма во имя Николая Чудотворца.

Горный начальник Сергей Строльман (с тростью) и изобретатель электросварки Николай Славянов (третий слева внизу)
Горный начальник Сергей Строльман (с тростью) и изобретатель электросварки Николай Славянов (третий слева внизу)
Историк Елена Харитонова подробно рассказывает о том, почему вынужден был уйти с должности Строльман. Случилось это во время вооруженного восстания в Мотовилихе. Рабочие выдвинули администрации завода 21 требование. Большинство из них были вполне обоснованными, поэтому горный начальник не только пошел на удовлетворение половины из них, но и предложил создать смешанную комиссию по "разрулированию" конфликтных ситуаций с участием рабочих. Он добился того, что рабочие стали участвовать "в вопросах браковки и внутреннего распорядка". Министерское начальство не было удовлетворено действиями Строльмана, посчитало его курс чересчур "либеральным". Однако, крупный специалист был нужен горному делу. В 1913 году семья Строльманов переехала в Петербург, где глава семейства продолжает служить по родному ведомству.

Трудные времена после революции и разруху гражданской войны семья горного начальника пережила с помощью добрых людей. На Строльмана работала его репутация! Ведь был он руководителем строгим, но справедливым. В первые советские годы Сергей Алексеевич работал на рабфаке университета, получая паек в 30 кг овса. Когда он лишился этого приработка, бывшие сослуживцы пригласили его снова работать на родной завод. Он и жил тогда на квартире инженера К. Шафаловича. Старые рабочие, помнившие своего начальника, приносили кто что мог, подкармливали "гостинчиком" с огорода. Однако в 1924 году Строльмана вновь сократили, он ушел преподавать в индустриальный (ныне авиационный) техникум, куда его пригласили опять же уважавшие его бывшие сослуживцы. Преподавать ему, увы, долго не пришлось. Времена изменились, нравы портились, в советском обществе усилились поиски "врагов народа".

После "разоблачения" очередного троцкистко-зиновьевского блока "вычистили" и Строльмана. В резолюции общегородского собрания профактива по его адресу записали крутое решение, обосновав так: "Враги рабочего класса получали из страхкассы пенсию. Строльман, бывший управитель Мотовилихинского завода, в годы революционного подъема 1905-1907 гг. вместе с жандармерией расстреливал Мотовилихинских революционных рабочих…".

Это было неправдой, и многие понимали, что это неправда. Видимо, поэтому Сергей Алексеевич доживал свой век на свободе. Хотя здоровье после таких ударов было сильно подорвано. Этот колоритный старец с раздвоенной седой бородой исчез навсегда из пермского пейзажа в 1937 году. Нет, он не был осуждён, просто умер своеё смертью. Могила горного начальника со временем оказалась утрачена, обнаружить ее удалось только недавно, благодаря воспоминаниям его внучки.

"Бедная моя мамочка!.."
Предоставим слово внучке С.А. Строльмана - Татьяне Владимировне (воспоминания записаны Е.Д. Харитоновой, успевшей встретиться с нею):
- В 1917-м, когда мать должна была рожать и поехала к родным, в Петроград, дверь открыла бабушка: "Оленька, а у нас ведь - революция!". В Петрограде оставаться было небезопасно. Как раз в это время дядя Костя, брат деда, служивший на Перми II начальником службы движения, приглашает нас на свадьбу. Он женится на дочери присяжного поверенного и страшно счастлив. Сдав в аренду квартиру на Кирочной, мы решили покинуть Петроград. Бабушка заказала пять сундуков, куда влезли все наши пожитки: белье, одежда, машинка "Зингер" и пр. Деньги за сданное серебро помогли нам добраться до Перми, где было еще тихо и спокойно в сравнении с Петроградом. Дядя жил с родственниками жены в одноэтажном доме с резными наличниками на углу нынешних улицы Кирова и Комсомольского проспекта, где и отвели нам большую комнату. Позже мы сняли квартиру в доме Алферова на Торговой (Советской), а затем переехали к знакомой бабушки - Обуховой. Дом находился у цирка Коромыслова. Старшая дочь хозяйки, Елизавета, очень любила читать, поражало обилие книг в ее комнате. (Впоследствии она станет учительницей музыки, выйдет замуж за известного в Перми врача, профессора Н. Г. Хорошавина.)

"Не дай нам Бог еще Гражданской войны! - пишет уже от себя краевед Елена Дмитриевна Харитонова. - И последовавших за этим лет тоже. Ослепшая худенькая старушка, сидящая передо мной на кровати, "видит" свою мать красивой, живой и здоровой, как в детстве, когда, оставшись надолго без нее, с дедом и бабушкой, видела ее с братом во сне, мечтая о прикосновении ее ласковых рук..."

- Бедная моя мамочка! Сколько ей пришлось пережить... - вспоминает дочь. - Упокой, Господи, её душу...

Отца своего, В.О. Каппеля, внуки С.А. Строльмана больше не видели с тех пор, как началась Гражданская война. Матери Ольге Строльман пришлось дважды сидеть в лагерях в сталинские времена. Оставшиеся годы жизни Строльманы прожили в доме на углу улиц Островского и Большевистской.

Что касается Кирилла Владимировича Строльмана, сына белогвардейского полководца, то он окончил Пермский строительный техникум, но из-за своей "подозрительной" фамилии все же был арестован в 1937 году. В 39-м был освобожден "в связи с прекращением дела", а когда начилась Великая Отечественная война, ушёл на фронт. Был ранен, контужен, закончил школу младших лейтенантов, имеет боевые награды. Демобилизовался только в 1946 году. Так что воинские почести, почетный караул и оружейный салют в честь земляков были вполне заслуженные. "Военная косточка", что называется, неисповедимыми путями проступала в биографиях и командовала поступками и жизненными правилами потомков известного рода.

Владимир Гладышев,
председатель общества "Пермский краевед",
член Союза писателей России

Размещено 15.11.2010

 Главная / Наша газета / №6(022)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.