НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №1(028)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№1(028)
Январь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Вредное государство

Яна Мишурнова

Трудовые права: Легко ли получить своё?

Популярная фраза «нам молоко за вредность положено давать», как утверждают специалисты, имеет под собой совершено реальные основания. Этот продукт действительно выводит из организма шлаки и токсины, и на некоторых предприятиях молоко до сих пор выдают бесплатно работникам, которые трудятся во вредных условиях. Но вот когда этот работник отправляется по инстанциям оформлять досрочную пенсию «по вредности», подчас впору переходить на мощные седативные препараты. Ведь новый «капиталистический» уклад жизни заставляет доказывать право человека на само собой разумеющееся и честно заработанное.

Удастся ли им получить досрочную пенсию за свой труд? Фото: photokaravan.com

Удастся ли им получить досрочную пенсию за свой труд? Фото: photokaravan.com

Из очевидного – в невероятное
Итак, российское законодательство дает гражданам возможность выходить досрочно на пенсию. Например, если выработан педагогический стаж или если человек трудился во вредных (опасных) условиях.

Мало того, некоторые сознательно выбирали такую работу, чтобы получать пенсию с 45 или с 55 лет. В советский период система была годами отработана, а право на досрочную пенсию гарантировала соответствующая запись в трудовой книжке.

Однако, в последние 7-10 лет правила поменялись. Кроме записи в трудовой книжке отделения Пенсионного фонда (ПФ) сейчас требуют справки о заработной плате и о проработанном времени, а также – о поступлении страховых взносов от работодателя. Если каких-либо «компонентов» не хватает, Пенсионный фонд практически повсеместно отказывает гражданам в праве на досрочную пенсию.

И начались многочисленные судебные тяжбы. Еще бы – ведь нынче пытаются получить честно заработанную пенсию 50 и 55-летние граждане, а львиная доля их вредного стажа приходится на смутные 1990-е годы. Предприятия тогда банкротились, переходили из рук в руки, работникам платили бартером и черным «налом», а люди старались выжить здесь и сейчас. О бумажках часто не думали ни директора, ни рабочие.

Нынешний период российские власти гордо называют временем политической и экономической стабильности. Но получается, что государство пользуется последствиями прежнего хаоса и не брезгует любым поводом, если можно не платить…

Умывают руки
Когда работодатель не торопится подтверждать наличие «вредности», это еще более-менее понятно: кому нужны канитель и лишние затраты? Для того, чтобы предприятие установило для ПФ наличие у работников «вредного» стажа, придется приложить массу усилий. Нужно согласовать список профессий с вредными условиями труда, для чего провести аттестацию этих рабочих мест c привлечением внешних экспертов, что стоит немалых денег.

Затем подтвердить, что предприятие действительно перечисляло в ПФ все необходимые платежи.

Заметим, что многие крупные компании все же выполняют эти условия. У них есть возможности, а для некоторых еще и значим такой фактор как престиж предприятия. Но в том же Пермском крае многочисленные небольшие предприятия и ИП вообще не предоставляют в ПФ сведения о вредном стаже, а работали представители малого и среднего бизнеса в таком режиме последние лет 15-18.

Например, в начале 2000 годов в Перми буквально день и ночь, в три смены, работала фирма «Авторегистр». Здесь в помещении без окон и даже без санузла штамповали и красили автомобильные номера. Из средств защиты – респираторы, официальная заработная плата – «минималка», остальное выдавали в конвертах. Однажды прямо на производстве чуть не задохнулся молодой парень, только постфактум выяснилось, что у него бронхиальная астма. Несмотря на сверхрентабельность, медосмотров на этом, с позволения сказать, предприятии сроду не проводили. Тем более аттестации рабочих мест. И досрочная пенсия никому из работников не светит, само собой.

Конечно, рассматривая эту конкретную ситуацию и в целом проблему оформления досрочных пенсий по вредности, можно обвинить и самих потерпевших – мол, о чем они думали, когда устраивались на работу, почему не потребовали от работодателей соблюдения всех правил? Но, во-первых, вспомните, что это были за времена: люди хватались за любую работу, только бы удержаться на плаву. А во-вторых, просто трудно без юридического образования учесть все возможные проблемы.

Удивительно другое: в сложившейся обстановке ПФ, государственная, между прочим, организация, призванная защищать интересы граждан, бьется с этими самыми гражданами насмерть. Даже когда предприятие признает наличие вредных условий труда. Вы хотите получать пенсию? Докажите, что у вас есть на нее право!

Госзаказ, ни больше, ни меньше
О причинах таких «маневров» «пенсионщиков» мы беседуем с юристом Пермского регионального правозащитного центра Сергеем Трутневым:

- Государство действует по своим правилам: если можно не платить – не плати. Выражаясь юридическим языком, при оформлении пенсий по вредности на практике действует прецедентное право и презумпция виновности. Если человек работал в ИП – ситуация патовая. Пенсионщики требуют доказать, что он трудился во вредных условиях на протяжении не менее 80% рабочего времени. А как это сделать, если на большинстве таких предприятий хронометраж рабочего времени не велся и весь производственный цикл не был прописан?! Свидетели (по закону) подтвердить эти параметры не могут.

- И что делать?

- Во-первых, юристам нужно вести сейчас так называемые стратегические тяжбы, чтобы заставить власть скорректировать законодательство. А всем работающим – собирать все необходимые документы уже сегодня, по горячим следам. И не важно, 10 лет вам остается до льготной пенсии, 15 или все 20. Мы живем в такой «обстановочке», когда человек закончил школу, пошел работать и… сразу же должен готовится к возможным судебным разбирательствам. В итоге, если суды будут массовыми по всей стране, можно сформулировать основные претензии к ПФ. И добиться, чтобы их приняли!
Понятно, когда руководители предприятий настроены на максимальное извлечение прибыли при минимуме затрат. Но почему по аналогичной схеме действует государство?! В данном случае – его официальный представитель ПФ. Фонд толкует в свою пользу подзаконные акты, заставляя человека пройти цепь мытарств, доказывая свои права. Суд ведет себя при рассмотрении таких дел тоже предвзято. Очень часто служители Фемиды встают на сторону госмашины. Становясь ремесленником от права, суд не определяет сильную и слабую стороны процесса. В данном случае сильная сторона это та, что обладает доказательствами, имеет возможность привлечь квалифицированных юристов. Слабая же сторона — это та, что затруднена в поисках доказательст и зависит в этом от сильной. Человек, противостоящий пенсионщикам, естественно, слабая сторона, и положение его выглядит незавидным. Увы, многие судьи по-своему трактуют государственные интересы в таких делах и считают своим долгом поддержать бюджет ПФ, а не человека.

Разные весовые категории
Возможно, скептики увидят в обсуждаемой проблеме свой резон: мало ли у нас в стране мошенников, приписывающих себе вредный стаж – вот судьи вместе с ПФ и не теряют бдительности!

Но практикующий юристы ПРПЦ убеждены, что подавляющее большинство граждан идет в суд за своими законными деньгами. Люди очень редко злоупотребляют в трудовых спорах, адекватно относятся к своим запросам. Значит, должно быть все иначе – пусть ПФ и работодатель доказывают суду, если смогут, что тот или иной гражданин не имеет права на досрочную пенсию!

Может быть, судейскому сообществу пора отважиться на прецедент: переложить обязательства по доказыванию на ПФ, уполномоченный государством проводить проверки. В том числе и контролировать своевременную аттестацию рабочих мест, согласовывать списки «вредных» профессий. О возможностях и об уровне финансирования спорить также нечего – государству здесь все карты в руки.

Без подстраховки?
Уже сегодня в Прикамье, да и по всей России, не хватает квалифицированных рабочих. Разрушен их золотой фонд - ведь классные сварщики, токари, фрезеровщики не родятся сами по себе, их нужно выучить, воспитать, сохранить. И если выясняется, что работодатель не платил взносов за работника, эти проблемы призвано решать государство. Пусть через суд, если нет другого решения.

Но как раз в суд, по статистике, обращается лишь 10% граждан, остальные «проглатывают» несправедливый отказ и не борются за свои права. И зря, ведь в ряде случаев суд поддерживает требования работников.

Странно, но в Пермском крае, где тысячи людей работают «на вредности», в краевой администрации нет Управления труда, практически развалена созданная ранее система контроля.

Нужна подстраховка, и если ее не в состоянии обеспечить нынешняя власть, пора вспомнить старую истину: если вы не объединитесь в профсоюзы, вы потеряете все. Профсоюзы, конечно, бывают разные. Но в Прикамье как раз имеются и по-настоящему боевые организации. И это, пожалуй, еще один действенный рецепт для тех, кто не согласен молчать, когда нарушаются его права, часто заработанные ценой здоровья на пресловутой «вредности».

Комментарии по теме

Владимир Каргаполов, газоэлектросварщик
Я проработал 15 лет в ООО «Промарм» в Перми. Перед увольнением оттуда взял уточняющую справку, как мне посоветовал специалист ПФ, я обращался туда за консультацией.
В прошлом году, когда исполнилось 55 лет, я сдал все бумаги в ПФ. А дальше началось невообразимое: некоторые документы «потерялись», а вместо прежней справки появилась другая, и там указано, что сварщики работали во вредных условиях неполный рабочий день. Так я и еще два человека остались без льготного стажа.
Дело дошло до суда, у меня было 10 свидетелей, в том числе и заместитель директора предприятия, но судья даже не выслушал толком их показания.
Сейчас понятно, что вся эта история – самый настоящий сговор. Я решил, что, если потребуется, дойду до Конституционного суда. Кстати, уже сейчас мне предлагают компромисс: выйти на пенсию в 57 лет. Но я не хочу соглашаться – ведь нас обманули!

Анатолий Алыпов, главный правовой инспектор труда Пермской краевой организации профсоюза работников народного образования и науки РФ
Проблема досрочного оформления пенсии есть и у нас. Педагогический стаж – тоже своего рода «вредность», работа учителя или воспитателя связана с серьезными психологическими перегрузками.
В ПФ сейчас предусмотрена сложная процедура, требуется масса уточняющих справок, чтобы подтвердить льготный стаж. И у педагогов возникают проблемы с отстаиванием своих прав. Подчас выясняется, что неправильно сделана запись в трудовой книжке, например, неверно указана должность (ведь у многих кадровиков нет специального образования, не говоря уже о юридической подготовке). Или не сохранились бухгалтерские документы и даже лицевые счета.
С проблемами оформления льготной пенсии к нам обращаются довольно часто, примерно по 50 человек в год. Почти во всех случаях удается отстоять в суде права работников. Думаю, что успех обеспечили, прежде всего, наши специалисты – они давно занимаются такими вопросами, имеют богатую практику – Татьяна Снигирева, Зоя Ширинкина, Олег Зыкин. Членам профсоюза помощь оказывается бесплатно.

Размещено 29.02.2012

 Главная / Наша газета / №1(028)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.