НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №1(028)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№1(028)
Январь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Рыцарь несбыточной мечты

Роман Юшков

Мы продолжаем начатый нашей газетой цикл рецензий без повода, пользуясь тем, что любого исполнителя можно сегодня в самом полном виде легко найти в интернете в аудио- и видео-формате (последняя из таких рецензий была посвящена Игорю Растеряеву — см. мартовский номер ЗЧ). Единственный повод написать — желание высказаться о предмете своего критического интереса. А можно сказать и прямее — в первую очередь, о том творце, которого ты ценишь и любишь, который своим творчеством дотянулся до самого твоего сердца.

Павел Кашин, изысканный эстет и грустный мечтатель. Фото: www.kashin.ru

Павел Кашин, изысканный эстет и грустный мечтатель. Фото: www.kashin.ru

Мой сегодняшний вдохновитель — поющий поэт и композитор Павел Кашин. Долг критика велит первым делом засунуть объект исследования в привычные жанровые рамки. И тут приходится признать, что Кашин жанрово завис где-то между авторской песней и русским роком, хотя и столь расплывчатый диагноз отражает истину весьма примерно. То, что он делает, это лирическая минорная мелодическая русская песня с хорошим инструментальным аккомпанементом, в тонкой, с большим вкусом сделанной аранжировке. Иной раз эта песня стилизуется под романс, иногда — под народную, порой — под рок-балладу. Если искать аналогии и преемственности, то мне в первую очередь приходит в голову Александр Вертинский. Разумеется, с той поправкой, что музыкальная ритмика и поэтический язык Кашина принадлежат уже рубежу не XIX-XX, а XX-XXI веков.

На протяжении полутора десятилетий я с огромным удовольствием слушаю Кашина, и ловлю себя при этом на двух наблюдениях. Во-первых, весьма плодотворный творец Кашин, выдающий по альбому в год, в отличие от многих не исписывается, и накал его таланта не охладевает. Мой субъективный взгляд отметил лишь один явно кризисный момент его творческой биографии: альбом «Герой» 2001 года. Там урождённого лирика в некоторых песнях даже понесло в сторону социальной проблематики, совершенно ему не давшейся. Примечательно, что этот единственный альбом написан Кашиным на чужие стихи — некоего Михаила Башакова. Во-вторых, все эти годы Кашин остаётся достаточно камерным и малокоммерческим автором-исполнителем. У него, разумеется, есть свои преданные поклонники, его концерты периодически проходят в больших городах и собирают залы. Но при этом шоу-бизнес довольно неохотно допускает его к своим позолоченным, но сомнительно попахивающим вратам. Клипы Павла редко крутятся на музыкальных каналах, его не часто приглашают в звёздные телеэфиры. «Немного слишком» утончённый продукт. В игнорировании Кашина музыкальной индустрией мне слышится примерно такое закадровое обоснование: хотите нежного юношу-тенора с любовной лирикой — пожалуйста, товар на складе имеется! - берите Андрея Губина. Но на поверку эта альтернатива оказывается эрзацем, вульгарной низкокачественной подделкой...

В тоже время со стороны «серьёзных» поющих поэтов в отношении Кашина я наблюдал некоторое снисхождение. Среди них существует мнение, что чисто поэтически его тексты не дотягивают до полноценной поэзии, не ложатся на лист в виде самоценного стихотворения. Пожалуй, часто это так. Стихи Кашина рождены вместе с его музыкой, неотрывны от неё и именно в сочетании с нею они делатся совершенны. Тоже самое литературоведы обычно говорят, к примеру, о песенных текстах Гребенщикова. И всё же порою кашинская лира рождает подлинно прекрасные и пронзительные если не строфы, то отдельные поэтические строки: «Вокзал электрический вырвал мне сердце, которым я так любил...»

Пытаясь определить квинтэссенцию авторского образа в творчестве Кашина, я ловлю себя на очень неоригинальном определении: последний романтик. Прекрасно помню, что таким титулом всегда принято величать Виктора Цоя, но не вполне с этим согласен. Цой с его демонстративной отстранённостью и охлаждённостью, с его отброшенными сантиментами и олимпийским спокойствием перед лицом смерти является, скорее, последним экзистенциалистом. А последний романтик — именно Павел Кашин с его несдерживаемой слезой, прожигающей насквозь даже светлую лирику, с его художественным миром, которым «умещается в отзвуке слова «любовь».

Как положено романтику, Кашину часто «беспримерно грустно». Ещё бы, поводов для печали на этом свете немало: зыбкость и конечность любви, чёрный мрак ночи, одиночество уставшего путника, горечь непонимания с самым близким человеком, быстротечность самого бытия... Но корень мироощущения романтика в том, что всё на свете романтизируется - и этим почти исправляется. И потому кашинская печаль светла и нежна, а песенки мягки и лиричны. И даже когда поводов для грусти, казалось бы, нет, грусть всё равно не уходит, - ведь слишком остра потребность в ней в романтизированном мире вечного, принципиально не взрослеющего юноши Паши Кашина: «И всё, казалось, вышло... / И я, казалось, выжил. / Да что ж так грустно, слышишь?!»

Павел Кашин — это вечный и почти неизменный юноша, и его мир пульсирует в юношеском ритме и по юношеским траекториям. Центр этого мироздания — конечно же, любовь. Даже планета Земля в кашинской космогонии, внезапно «узнав, что создана не для любви / исчезнет из небесного паренья». И потому здесь царит любовь, любовь разная: счастливая, но не лишённая горчинки для полноты вкуса, и несчастная, но не лишённая томительной терпкой сладости своей неполноты.

Экзальтированная романтическая любовь, как известно, приводит к неизбежному разочарованию, и Кашин это осознаёт: «Свет любви в конце тоннеля нас приводит на манеж. / Кто ответит нам на деле за несбыточность надежд?..» Но Павел Кашин всё равно с честью несёт тяжкий щит рыцаря несбыточной мечты. Его неглупый лирический юноша-герой тут и там догадывается, что романтическая мечта в полном виде недостижима или, по крайней мере, неудержима. Но он продолжает биться за неё, несмотря ни на что: «Мы каждый день свои мечты / в последний миг опять спасали / от неожиданной печали / и коммунальной гопоты...».

Все эти годы я собирался сказать ему своё огромное слушательское «спасибо» и вот, наконец, это удалось. Я рад, что в нашем музыкально-поэтическом пространстве талантливо и честно делает своё негромкое и непафосное дело яркий и, по моему убеждению, явно недооценённый творец современной русской песни Павел Кашин.

Размещено 29.02.2012

 Главная / Наша газета / №1(028)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.