НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №1(028)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№1(028)
Январь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Реструктуризация на раз-два-три

Ксения Демакова,
эксперт Центра ГРАНИ

Ещё недавно пермский опыт по устройству детей из детских домов на воспитание в патронатные семьи хвалили и брали на вооружение в других регионах. Сейчас состояние отрасли вызывает беспокойство у экспертов, хотя по формальным показателям всё в порядке: число детских домов неуклонно сокращается, а детей устраивают в замещающие семьи. Однако, власть не собирается слушать аргументы общественности о том, что происходит не так.

Председатель Пермского отделения Союза журналистов Ольга Лоскутова, противница административного давления на СМИ
Всем миром
Реформа социальной политики в отношении детей сирот на первоначальном этапе была инициирована гражданским сектором. Органы власти тогда разумно доверились общественникам и приняли их аргументы.

В 2002 году Пермская гражданская палата и Общество развития предпринимательских инициатив провели экспертизу региональной политики в отношении детей, нуждающихся в государственной защите. И предложили своё, «радикально гуманизированное» решение проблемы: социальный патронат над семьями и детьми, находящимися в группах риска, устройство детей-сирот в замещающие семьи и пост-попечительский патронат — работа с выпускниками детских домов до 21 или до 23 лет. Благодаря совместным усилиям органов власти и общественности край вышел в лидеры по решению сиротских проблем.

Но в середине 2000-х годов началось изменение федерального законодательства, регулирующего эту сферу, а новый губернатор начал изменять концепцию управления регионом, внедряя модный «новый государственный менеджмент». Концептуально сохранился принцип «ребёнок должен жить в семье», но инструментально политика поменялась не в пользу детей, а скорее, в пользу государственных менеджеров.

Всё под одну гребёнку
Во-первых, федерация, унифицируя практику размещения сирот в семьях, не учла положительно регионального опыта. Например, патронатное воспитание оказалось с точки зрения федеральных норм незаконным. Во-вторых, федеральные органы власти, определяя сиротскую политику в 2000-х годах, руководствовались не только благом детей, но и экономией бюджета. Государство поставило цель лишить ребёнка статуса сироты (отправить на усыновление), чтобы сбросить с себя социальные обязательства по обеспечению его жильём и т.д. Или хотя бы поместить ребёнка под опеку, а не в патронат. По простой причине: патронатные воспитатели числятся сотрудниками детских домов, и дети, живущие в их семьях – по-прежнему формально воспитанники детского дома, на который государству приходится тратить деньги, да и статистика по сиротству выглядит не очень красиво.

Отличный план!
Кажется, что примерно так мыслили и региональные власти во главе с губернатором Олегом Чиркуновым, когда затевали проект реструктуризации детских домов. Суть проекта довольно проста: сократить число детских домов (в 2005 году их было 44, в 2011 - 15), часть из них перепрофилировать в центры по сопровождению замещающих семей. Центры будут обучать будущих опекунов и приёмных родителей, консультировать в случае возникновения конфликтов, а также активно продвигать идею по передаче детей из детских домов в семьи. Задача 2012 года – снизить число детей, проживающих в детдомах, до 500.

Реструктуризация раз…
До 2008 года детские дома находились в ведении местного самоуправления, а не государственных органов власти. Помимо этого до 2007 года детдома были частью системы образования, а теперь стали подчиняться краевому Агентству по управлению социальными службами. То есть стали попросту рассматриваться как краевой имущественный комплекс и набор социальных услуг, без учёта личностного развития детей-сирот. Эти изменения произошли в рамках внедрения знаменитой чиркуновской функционально-целевой модели управления, когда руководство края начало осваивать модные инструменты так называемого нового государственного менеджмента. Нам представляется, что логичнее при этом было бы включить детские дома в соответствующий блок «Развитие человеческого потенциала», тогда система показателей эффективности базировалась бы на качестве воспитательной работы, образования и т.п. Но, к сожалению, почему-то краевые власти решили иначе.

Нельзя сказать, что детские дома до начала проекта реструктуризации жили безоблачно. Поощрение передачи детей в замещающие семьи привело к тому, что в детских домах остались наиболее проблемные ребята, поскольку семьи стремились взять на воспитание прежде всего «хороших». Действительно, в детских домах образовались свободные места, и имущественный комплекс стал избыточным (но не до такой степени, чтобы сократить его в 3 раза).

Стремясь как-то решить эти проблемы, краевые власти решили ускорить процесс передачи детей в семьи, так, чтобы в результате детских домов осталось как можно меньше (в идеале – не осталось вообще). Но понятно, что отсутствие детских домов не означает автоматическое отсутствие сирот (кстати говоря, в нашем случае 80% детей – это «социальные сироты», то есть их родители живы, но не способны исполнять свои родительские обязанности).

Реструктуризация два…
Сказано – сделано. Детские дома в ускоренном порядке стали закрывать, перепрофилировать, сливать друг с другом. Персонал начали увольнять, детей перевозить, разлучая с родственниками, которые жили в том же районе, где находился детский дом, друзьями и привычными воспитателями. Жители деревни Спирино Юсьвинского района и деревни Пермяковка Осинского района массово потеряли работу, поскольку в сельской местности детский дом – серьёзный работодатель, обеспечивающий занятость десяткам человек. Городских детей, например, из Кудымкарского детдома перевели в сельский детдом в Пешнигороде – кстати, в условиях, когда из сельской местности все стремятся переехать в города это нельзя оценить как любимое Олегом Чиркуновым «повышение стартовых возможностей». Нагрузка на работников оставшихся детских домов возросла: детских домов стало меньше, но количество детей в них увеличилось в среднем на 15%. Увеличилась и нагрузка на работников центров по сопровождению замещающих семей. Качество их работы понизилось – специалисты перестали успевать работать со всеми семьями, уделяя время только наиболее проблемным.

Реструктуризация три…
Основной вывод, который сделали эксперты Центра ГРАНИ, специально потратившие более полугода на экспертизу проекта реструктуризации детских домов, - проект плохо организован и плохо управляется. Неверно рассчитаны риски, показатели результативности, нет нормативно-правовой базы. Например, лучше было бы во главу угла поставить положительные изменения в жизни ребёнка-сироты, которые могли бы быть возможны в результате реализации проекта, а не удобство министерства и агентства в управлении системой детских домов. Удивительно, но такая «конструктивная» пермская власть почему-то не обратила никакого внимания на критику со стороны профессиональных менеджеров и специалистов по госуправлению.

Некоторую надежду на изменение ситуации оставляет только упорство, с которым пермская общественность вмешивается в дела пермской власти. В том числе, в связи с судьбой детдомовских детей.

Статья подготовлена по материалам общественной экспертизы
Центра гражданского анализа и независимых исследований.

Размещено 29.02.2012

 Главная / Наша газета / №1(028)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.