НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №1(028)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№1(028)
Январь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Подземным путём через ЗиД

Ян Кунтур

Территория: Старинный товарищ Перми

...После своей стометровки свободы (около устья) Данилиха, как уже писалось, более чем на полтора километра скрывается в трубы под землю. По сути, все низовье реки спрятано от глаз пермяков. Сложно судить, насколько это оправдано с хозяйственной стороны. А уж с эстетической...

Подземным путём через ЗиД
Родитель камских пароходов
Первую половину своего подземного пути, если идти против течения, река проходит под территорией ФГУП «Машзавод имени Дзержинского» («ЗиД»). История завода – это история Перми.

«ЗиД» – первый чисто машиностроительный завод на территории города. При этом он не только внес свои страницы в книгу славы Перми, но и, будучи градообразующим, сформировал сегодняшний облик некоторых ее районов.

В 2009 году у «ЗиДа» был замечательный юбилей – 150 лет. Правда, прошел он более, чем скромно, ведь предприятие до сих пор переживает тяжелый период и никак не может выйти из состояния банкротства. Эта агония все не прекращается. Государство, для которого завод столько сделал, погибло, а его последыш, вернее, его верхушка, бросила всех внезапно на произвол судьбы – выплывайте как знаете, нам не до вас, нам нужно устраивать свое частное процветание… Каждый за себя…

150 лет – полтора века – это больше половины того срока, что существует Пермь… И как это типичного англичанина занесло в начале XIX века в нашу глушь... Питер Тет, инженер-механик, был приглашен крупным промышленником и заводовладельцем Всеволодом Андреевичем Всеволожским на Пожевской завод. Там за 7 лет Тет проявил себя классным специалистом и был перевербован Уральским горным начальством на должность главного механика в Екатеринбург. Здесь за 9 лет службы он преуспел также и как предприниматель, основав механическую фабрику, поставил над которой родственников: Питера Гакса и Гектора Гуллета. Оба они, поняв прибыльность этого дела, в один и тот же 1858 год основывают свои отдельные мастерские. Первый – в Кунгуре, второй – в Перми около устья Данилихи. Но через два года так и недостроенные корпуса Гуллета переходят к брату Питера Тета – Эдварду, тому, кто закончил создание на Пожве одного из первых российских паровозов под названием «Пермяк». Он-то и понял, какой профиль должен быть у завода, расположенного на берегу Камы: пароходостроительный. К тому же, Россия после Крымской войны остро нуждалась именно в паровой технике, ведь пароходы были главными перевозчиками пассажиров и грузов.

Иван Иванович Любимов

Иван Иванович Любимов

В первый же год завод Тета выпустил 2 судна. На заводе работало больше половины всех рабочих старой Перми. По объему производства он уступал на Урале разве что кунгурскому заводу Гакса. Так продолжалось 12 лет. Но всё перекрыл страшный пожар и ряд рыночных неудач вслед за ним… Это было первое банкротство завода, после которого он 6 лет стоял как пепелище, пока не был приобретен в 1876 году купцом 1-й гильдии Иваном Ивановичем Любимовым.

Об этом предпринимателе, общественном деятеле и благотворителе, прозванным за страсть к прогрессу, предприимчивость, предвидение и точный расчет в сделках «русским американцем», тоже много писалось, но из песни слова, то есть его имени, не выкинешь. Заброшенный завод Любимов приобрел для ремонта доставшихся ему в наследство от отца буксирных пароходов. Но на этом он не остановился и начал выпуск не просто новых грузовых транспортов, но еще и пассажирских американского типа, самых больших и комфортных на Каме, а позднее даже морских шхун для Каспия. В 1877 году благодаря этому открывается пассажирское пароходство Любимова. Кроме упомянутого, предприятие преуспело также, как писал управляющий, инженер Л.Тенчинский, «в изготовлении всех механизмов, двигателей и аппаратов, необходимых для заводов металлургических, химических, а также для паровых мельниц, лесопильных и других заводов, а именно паровых котлов и машин, механических станков, паровых насосов, воздуходувных, рудоподъемных и прочих механизмов».

Когда 17 июня 1883 года завода потряс новый опустошительный пожар с убытком до 8000 рублей. Коммерции советник Любимов, к тому времени имевший и другие доходные проекты, а также много занимавшийся благотворительностью, дважды побывавший городским головой и отмеченный (даже леворадикальной прессой) как хозяин благороднейший в отношении к людям, истинный благодетель, не мог просто так бросить рабочих на произвол. Он восстанавливает производство. Но уже не его былую славу.

Спустя 12 лет после смерти Любимова (17 февраля 1899 г.) завод был продан наследниками Пермской городской управе, остановлен, а через 3 года (в 1914) приобретен другим крупным промышленником Г.А. Леснером, имевшим в Петрограде солидное автомобилестроительное предприятие и работавшим на оборону. Новый владелец полностью модернизирует и перепрофилирует завод согласно нуждам времени и своему прежнему опыту. Идет Первая мировая война, стране необходимо оружие. Завод выпускает трубки-взрыватели для трехдюймовых шрапнельных снарядов, ручных гранат и мин. Теперь здесь требуется уже высокая квалификация. В 1915 г. на фронт отправлено 400 тысяч снарядов, гранат, бомб и около 40 000 снарядов для морского флота.

Расцвет королевства сепараторов
Подземным путём через ЗиД
После беспредела Гражданской войны на заводе с 1919 г. организованы армейские авторемонтные мастерские (преобразованные в «Пермский государственный авторемонтный завод») и Уральская фабрика «Госзнак». Во времена НЭПа завод активно ищет свое дело, свою нишу. Например, в 1922 г. здесь разрабатывается и выпускается по госзаказу автомотовоз. Это рельсовый транспорт в 45 лошадиных сил, тянущий 7 вагонов (500 пудов) со скоростью 20 верст в час. Такие долго ходили на отдаленных уральских узкоколейках. Затем разрабатываются аэролодка и аэросани, производятся патефонные иглы. Но окончательный выбор в 1924 г. пал на сепаратор, ставший профилем завода на весь ХХ век. Сначала это был молочный сепаратор, разработанный по шведскому образцу. Всестороннюю поддержку заводу в развитии этого направления, в том числе и финансовую, оказал Дзержинский, поэтому неудивительно, что после его смерти завод стал именоваться «Пермский государственный завод «Уралсепаратор» имени Ф.Э.Дзержинского».

Сепаратор «Звезда-6» перегонял 600 литров молока в час. В 1928 г. уже вышло 1000 штук, а через 10 лет – 380 000, после войны – 1,5 миллиона.

В 30-е гг. завоз осваивает выпуск точных токарно-винторезных и револьверных станков (всего 73 типа), технических сепараторов «НСМ», до этого покупавшихся за валюту, для кораблей ВМФ (очищали за час от 100 до 1500 л отработанного масла) и первых бензопил «Урал». Тогда это было второе по значимости станкостроительное предприятие в стране.

Подземным путём через ЗиД
А еще со времен Леснера до наших дней завод никогда не прекращал производства боеприпасов. Во время Великой Отечественной это стало главной его задачей. Тогда из-за нехватки рабочих рук на заводе работало много детей. Каждый третий снаряд, пущенный в неприятеля, был с взрывателем «ЗиДа». Всего было отправлено 2,5 тысячи вагонов со 180 миллионами взрывателей. За это 24 ноября 1942 г. завод был награжден орденом Ленина.

Два работника завода получили звание Героя Советского Союза: летчик А.Ахмаметьев и танкист В.Екимов, а в 1990-е звезда Героя России посмертно нашла ещё одного заводчанина: летчика-штурмана А.Игошина, направившего в бою на Балтийском море свой горящий самолёт во вражеское судно. На знаменитом фото «Русский солдат куском штукатурки расписывается на Рейхстаге» запечатлен токарь завода Сергей Платов.

После войны был долгий путь развития. В 1950-60-е гг. «ЗиД» был технологически более развит, чем многие западные предприятия. Он становится советским монополистом на бензопилы. Улучшаются марки «Дружба», «Урал», «Тайга», они становятся брендом завода. Пила «Дружба» - самая знаменитая, именно она сыграла свою роль в фильме «Девчата». Кульминация её «карьеры» – «Гран-при» на Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году. В 1960 г. выпускается 100 000-я «Дружба», в результате лесодобыча в СССР вырастает на десятки миллионов кубометров. Мотопилы экспортируются в 24 страны мира: в Аргентину, Афганистан, Бирму, Болгарию, Грецию, Египет, Индию, Индонезию, Италию, Китай, Норвегию, Уругвай, Финляндию и др.

Падение титана
Под этим местом подземная река входит на территорию завода. Фото: Ян Кунтур

Под этим местом подземная река входит на территорию завода. Фото: Ян Кунтур

Дальше — грустно. К 2005 г. выпуск мотопил составил 14 миллионов штук. Но вскоре производство было прекращено, как не вполне конкурентоспособное с современными моделями западных фирм, которые в 1970-80 гг. технологически обогнали застойный СССР. К 2008 г. совсем уже непонятно почему прекращается выпуск и других известных товаров: насосов «Нептун», культиватора-приставки к бинзопиле «Гном», резака-приставки РП-1, окучника... И это несмотря на то, что в 2001 году они были удостоены золотых и серебряных знаков качества «Российская Марка». Затем свертывается и производство медицинской аппаратуры, электрохирургических приборов, электронных табло, то есть всей гражданской продукции.

А в лучшие годы «ЗиД» был настоящим городом в городе, со своими традициями и ценностями. В 70-е на нем работало до 18 000 человек. Завод богател, отстроил в Перми большие красивые здания-«сталинки» в конце улиц Ленина и Хохрякова, дома на Парковом, свой дворец культуры, медсанчасть №5, стадион «Дзержинец», комплекс трамплинов в Мотовилихе, базу отдыха в Голованово, пионерлагерь «Чайка», общежития, сельхозобъекты и дом культуры в Ординском районе... Сейчас все они потеряны, как и большая часть заводской территории, а из многих тысяч сотрудников осталось лишь последние 600 человек.

Был у завода и свой прекрасный и известный среди специалистов музей. Когда-то это был один из лучших промышленных музеев Перми. Но с потерей заводом зданий он периодически лишался своих площадей, но восстанавливался затем по новой силами его директора-подвижницы Нины Ефимовой. Сейчас, когда завод находится на последней стадии банкротства в конкурсном управлении, он не имеет права иметь соцучреждения, поэтому музей по сути брошен на произвол судьбы, лишен помещения и финансирования, все экспонаты и стенды лежат вперемешку. А директор пытается выбить у властей культурной столицы для музея хоть какую-то поддержку и статус…

В чем же причины падения этого промышленного титана? В самоустранении государства от дел и проблем завода, в отсутствии инвестиций, в неоднократных хорошо спланированных на всех уровнях рейдерских атаках различных «гиен» от бизнеса. И в бездарном, нацеленном лишь на собственную выгоду управлении некоторых последних директоров и собственников.

Данилиха течет, предположительно, под главной улицей завода, мимо заводской типографии, где в лучшие годы кроме прочего публиковались и поэтические книги заводчан; мимо пожарной части – к корпусам, бывшим когда-то заводоуправлением (с памятником Уральскому добровольческому танковому корпусу) и большим, полностью оснащенным электроникой проходным. Когда-то здесь было одно из самых оживленных мест этого городка. Теперь они в запустении и выставлены на продажу, как и другие значительные куски заводской территории. А последние сотрудники проходят сейчас через маленькую калитку на площади Дзержинского между двумя колледжами. Подземная река покидает, а вернее, проникает на территорию завода примерно между бывшим заводоуправлением и Финансово-экономическим колледжем, прямо с Большой заводской площади, и это примерно половина ее подземного пути...

Размещено 29.02.2012

 Главная / Наша газета / №1(028)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.