НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №5(032)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№5(032)
Май 2012 г.

логотип газеты "За человека"

«Мрачных темниц с насекомыми практически не осталось...»

Анна Нежданная

Общественная наблюдательная комиссия по Пермскому краю (ОНК) дала оценку следственным изоляторами края. Мы беседуем об этом с председателем ОНК, директором ПРПЦ Сергеем Исаевым.

- Сергей Владимирович, в чём смысл этого документа?

- Документ под названием «Оценка соблюдения прав человека в следственных изоляторах Пермского края» обобщает результаты посещений в 2009-2010 гг. членами ОНК шести следственных изоляторов Пермского края и трёх ПФРСИ - помещений, функционирующих в режиме следственных изоляторов. Выводы, которые содержит этот документ, в некоторых случаях носят вполне определённый характер, в других мы лишь предполагаем возможность нарушения прав человека. Такой формат документа вполне естественен, поскольку он не является в строгом смысле профессиональным отчетом ведомства или надзорной организации. Он выражает потребность в уважении человеческого достоинства при обращении с человеком в ситуации ограничения свободы и даёт предмет обсуждения.

- Он будет опубликован?

- Мы сначала обсудим документ на совместном заседании Общественного совета при ГУФСИН по Пермскому краю и ОНК, а затем, предположительно в июне, разместим «Оценку» вместе с рекомендациями и отзывами ГУФСИН на сайте Правозащитного центра.

- Пермские правозащитные организации осуществляют контроль над краевыми пенитенциарными учреждениями уже долгое время. Могли бы вы сравнить, как там изменились условия содержания граждан под стражей?

Камеры в Кизеловском СИЗО выглядят теперь достаточно пристойно

Камеры в Кизеловском СИЗО выглядят теперь достаточно пристойно

- Мой первый визит в СИЗО состоялся больше 10 лет назад. За это время произошли очень серьезные изменения. Прежде всего, открыты 2 новых следственных изолятора при том, что тюремное население в общем уменьшается. Мы все еще говорим о превышении лимита наполняемости, то есть о несоблюдении санитарной нормы площади на одного заключенного. Но уже совсем не в катастрофическом плане, а как о периодически встречающемся явлении, которое необходимо и возможно устранить. У человека в тюрьме, конечно же, возникают сложные ощущения. Вероятно так и должно быть. Но мрачных каменных темниц с выступающими острыми краями штукатурки, перенаселённых людьми и насекомыми уже практически нет. У обвиняемого есть индивидуальное спальное место и спальные принадлежности, нательное белье, которое периодически меняется на чистое, средства гигиены, возможность постоянно пользоваться водопроводом, канализацией, с определенной периодичностью - душем и другие необходимые человеку вещи. Он пользуется медицинской помощью, регулярно может получать передачи и встречаться (с разрешения следователя или суда) с родственниками. Можно сказать, что фактический уровень содержания в СИЗО приблизился к формальному стандарту материального обеспечения.

- Другими словами, жизнь в тюремном каземате улучшилась. Видите ли вы в этом какую-то свою заслугу?

- И свою, и своих коллег, и коллег из других организаций, тысяч других людей, способствовавших этому. И, между прочим, заслугу сотрудников уголовно-исполнительной системы и других органов власти. Сказал бы даже, что происходит это не без помощи европейского сообщества. Совет Европы, Европейский суд по правам человека своими решениями подталкивает Россию к более щепетильному отношению к достоинству человека в местах принудительного содержания. Качество жизни в стране растет, вместе с этим появляется понимание того, как и в чем оно должно проявляться в местах принудительного содержания.

- Что не устраивает сегодня ОНК в следственных изоляторах?

- К сожалению, достаточно многое. Мы считаем, что недостаточен контроль за обоснованностью содержания под стражей. Это, кстати сказать, одно из существенных замечаний Совета Европы. Сырость в некоторых местах, несоблюдение температурного режима в силу, по-видимому, халатности сотрудников учреждений, недостаточность естественного и искусственного освещения, отсутствие принудительной вентиляции. Отсутствуют и другие важные детали, например, телевизоры в достаточном количестве, юридическая литература, нет туалетных приспособлений для людей с ограниченными возможностями, щеток и тряпок для подметания и мытья пола. В закрытых учреждениях нет мелочей, всё так или иначе отражается на отношениях внутри камеры и часто негативно влияет на них...

- Можете привести пример?

- Касательно последнего — если убираться приходится чем придётся, то это придаёт этой совершенно необходимой ежедневной процедуре черты «чёрной» работы, неуважаемой и презираемой. Выполнять эту работу часто принуждаются люди, занимающие самую низшую ступень в тюремной иерархии. Поэтому мы говорим, что созданные условия фактически отражаются на попрании человеческого достоинства, нарушается физическая неприкосновенность человека.

- Что еще плохо и неправильно?

- Конечно, отношения со стороны персонала учреждений и должностных лиц других ведомств, которые так или иначе влияют на стандарты содержания под стражей. Так, Программа государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи распространяется и на лиц, содержащихся в СИЗО. То есть те, кто входит в перечень лиц, имеющих право на бесплатное получение лекарств, их получают, а вот остальные в случае болезни должны их оплачивать. Сделать это могут далеко не все, законодатель этого совершенно не учитывает. Члены ОНК сталкивались и с ситуациями, когда неоказание или несвоевременное оказание медицинской помощи медицинским персоналом СИЗО приводило к тяжким последствиям для человека. Не во всех случаях принимаются меры по обеспечению личной безопасности обвиняемого, и это воспринимается нами как средство оказания давления на обвиняемого с целью дачи следствию признательных показаний. Мы до сих пор получаем жалобы на применение к обвиняемым насилия со стороны оперуполномоченных полиции в стенах следственных изоляторов, хотя мы и должны признать, что количество подобных жалоб заметно снизилось. Нас настораживает резкое увеличение количества дисциплинарных взысканий: в 2011 году на 41% при отсутствии для этого видимых оснований. С нашей точки зрения персонал учреждений вяло реагирует на замечания об учете особых потребностей содержащихся под стражей женщин и несовершеннолетних. Все это очень серьезные претензии к соблюдению прав человека и требует неотложных правогарантирующих мер. Мы рассчитываем, что это так и будет воспринято руководством ГУФСИН по Пермскому краю.

Размещено 27.06.2012

 Главная / Наша газета / №5(032)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.