НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №7(034)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№7(034)
Июль 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Береговые контрасты средней Данилихи

Ян Кунтур

Башня для избранных и глинистое пекло
За Казанским трактом Данилиха плавно, но упорно делает полукруг, огибая поселок Старый Плоский, и течет уже не с востока, как раньше, а с юга, а потом даже и с юго-запада. Над всей этой действительно плоской округой доминирует, как вершина – 25-этажный элитный массив «Акварели». Если раньше нам казалось, что 9-этажные «китайские стены» так резко возвышаются над хрущевками, то перед этой махиной они сами уже выглядят, как филистимляне рядом с Голиафом. В этом здании основательно загнездилась, кроме всяческих услуг, Западно-Уральское Управление Ростехнадзора, призванного кстати, как гласит его устав, следить помимо прочего за охраной окружающей среды в части негативного техногенного воздействия.

Данилиха омывает заброшенные садовые участки. Фото: Ян Кунтур

Данилиха омывает заброшенные садовые участки. Фото: Ян Кунтур

Вся территория вокруг «Акварелей» идеально выдраена. Безупречный асфальт в несколько террас. Ряды дорогих машин, которые вовсе не спешат забраться в духоту подземного гаража. Великолепная, но почти пустая детская площадка. Клумбы, цветущие кустики. И все обнесено непроходимым забором во главе с грозным шлагбаумом. Даже уходящие за реку трубы коммуникаций густо опутаны колючей проволокой. Замкнутый рай для немногих. Но вот вид из окон этого «рая» оставляет желать лучшего… Нет, речка здесь изумительна как нигде. Заросли кустов и плодовых деревьев. Живая вода с утиной заводью, о которой писалось в прошлый раз. Из зарослей проглядывают, как игрушечные, крыши последних деревенских домишек… Да только вот с противоположного берега прямо впритык к реке отвесно и агрессивно надвигаются, нависая, краснея над ней, как злокачественная опухоль, искусственные глинистые бугры – дело рук владельцев рынка «Гача».

...День выдался очень знойный. Поэтому когда я оказался на противоположном берегу, то после мира буйной зелени словно бы попал в мусорное адское пекло. Один из дантовских кругов. Везде – бесплодная пустошь, как бы глинистая среднеазиатская пустыня с ошметками чьего-то быта. Языками сползает она к самому потоку. И над всем этим невозмутимо красит в серый цвет стенку железного склада пузатенький выходец из Средней Азии, как некий «пограничник» у начала знойного и бесплодного мира-лабиринта бесконечных прямоугольных складов. А ведь когда-то и здесь, как и немного выше по течению была радостная зелень, плодовые культуры, душистая тень.

Ландшафт, идущий на смену цветущим садам и зеленеющей пойме. Фото: Ян Кунтур

Ландшафт, идущий на смену цветущим садам и зеленеющей пойме. Фото: Ян Кунтур

Яблоневое изобилие и мусорные вершины
Тот, теперь совсем уже иной, мир Данилихи отделяется от «Акварели» ветхим деревянным забором, стоящим прямо поперек течения, а со стороны «Гачи» – просто глинистым валом. По правому берегу здесь параллельно со Старым Плоским уже идут земли микрорайона Громовский. Раньше на обоих берегах торжествовали зеленые мичуринские хозяйства, сейчас запущенные, разоренные, сожженные. Но, несмотря на это здесь остаются, наверное, самые лучшие в городе яблоневые сады. И пока этот «рай», в отличие от предшествующего, доступен каждому. Мы как-то забрели сюда прошлой осенью. Все ветви были отягощены, как призами, плодами всевозможной формы и раскраски. А еще больше их гнило на земле. «Сады себя теряют под дождем / Под шорох листьев, сквозь туманный взгляд./ И яблоки хрустят под каблуком, / Так сдержанно, сквозь боль свою, хрустят…» Вероятно, можно было вывезти отсюда ни один грузовик фруктов. Причем многие сорта действительно превосходны на вкус – проверил самолично. А кроме яблонь – вишни, груши, смородина… А сегодня я набрел здесь, прямо у речки, на целый остров высоких желтых ирисов, и под ногами у меня постоянно вертелись незабудки, цветки одичавшей виктории... Тоже было не так давно и на месте нынешней глинистой пустоши.

Жаль, что сады безжалостно вырезаются также и под автостоянки, то там, то здесь появляющиеся со стороны Старого Плоского. В старину же и на месте этого низинного поселка, и правобережных холмов были когда-то покосы и пашни данилихинцев.

За первым разоренным кварталом этих садов идет первая после дамбы благоустроенная дорожка, соединяющая улицы Вильвенскую и Елькина. Хороший металлический мостик, асфальтовое покрытие, громадный куст сирени и еще один мостик, ведущий к роднику. Он оборудован лавочками и нависает, как балкон, над берегом.

На Громовский идет крутой подъем с каменными ступеньками и металлическими перилами. А вот забор вдоль него, расписанный какими-то веселыми художниками, подпален и переломан какими-то другими субъектами, явно креативом не блещущими. Но, увы, это мелочи по сравнению с громоздящейся над лесенкой жуткой горой строительных отходов. Причем те, кто год за годов вываливал это, так усердствовали, что громадные глыбы скатываясь по склону, чуть не заваливая сами ступеньки. Благо эти глыбы удержал другой забор, перекосившийся под их тяжестью на 45°, даже суровые железные перила прогнулись. Привлечь бы расположенному рядом Ростехнадзору к ответственности этих деятелей!.. Гора эта настолько безобразна, что даже тихие обычно жители противоположного района забили тревогу. Помню, прошлой осенью висели листовки, призывающие дружно выступить против продолжающегося безобразия. Вроде бы оно пока прекратилось, но сколько таких мест еще на Данилихе... А вообще отсюда Данилиха все больше напоминает одичавший парк, и чем дальше тем сильнее. Долина ее не такая глубокая, как у Егошихи, и поэтому более доступная для горожан. От моста вдоль реки идет приятная солнечная тропа вдоль высокого, покосившегося, но живого забора с калитками. За ним уже действующие мичуринские хозяйства. Сквозь щели видны вскопанные грядки, покрытые пленкой теплицы, клумбы. А по левую руку от идущего - стена кустарников и деревьев, в том числе, многочисленных вишен, скрывает крутой насыпной склон с гаражами наверху. Пока мы под всевозможный щебет птиц идем с вами по этой тропе, я вкратце расскажу историю близлежащих микрорайонов.

Вид на долину среднего течения Данилихи. Фото: Ян Кунтур

Вид на долину среднего течения Данилихи. Фото: Ян Кунтур

Историческое отступление
И так, Громовский. Его предтеча – поселок Курочкин, основанный в 1908 г. Пермской городской управой. Он находился к западу от современной Комсомольской площади, напротив места, где улица Полины Осипенко (Мещанская) стыкуется с Компросом. В 1918 г. посёлок вошел в состав города. А собственно сам Громовский начал застраиваться в 1935 г. сразу по строгой планировке как один из поселков завода №19 (им. Сталина-Свердлова, сейчас «Пермские моторы») между проспектом и косогорами Данилихи. Название свое он получил после посещения завода 17 июля 1936 г. летчиком-испытателем Михаилом Громовым, перелетевшим вслед за Чкаловым через Северный полюс в Америку. Строился он руками самих же нуждающихся в жилье рабочих примерно до 1940 г. Подробнее об этом можно прочитать в материалах пермского краеведа В. Семянникова. Интересно, что в 80-е гг. со стороны Громовского было совершено «покушение» на сам крутой склон реки – врезаны отдельные террасы, построены жилые дома и гаражи…

...Примерно посередине нашей тропинки, около расписного фрагмента на заборе, немного подболочено от бьющих из склона, но ушедших в грунт после строительства террас родников.

И Старый Плоский начинает застраиваться примерно в то же время. Причем очень быстрыми темпами. Особые усилия были приложены здесь как бы соревнующимся со Свердловским заводом им. Дзержинского, который к 1940 г. возвел 100 домов. Своеобразный рекорд состоялся в 1939 г. - 43 здания!

А тропа наша вместе с забором наконец завершается. Ее пересекает еще одна грунтовая дорожка, идущая параллельно с трубопроводом. Вправо она идет к плите над большими бетонными трубами, где я вижу двух девчонок, плещущих ноги, а влево – ныряет в спасительною от сегодняшнего зноя тенистую рощу из американских кленов. Под ними хорошо и можно перевести дыхание. Но все впечатление портит рассыпанный по всем полянам мусор. Особенно много его там, где труба выныривает из оврага. Здесь очередной многослойный холм мусора, и растет он… Догадаться, конечно же, не трудно – от очередного кирпичного гаражного кооператива. Увы, это уже печальная закономерность: гаражам в Перми обязательно сопутствуют многослойные несанкционированные свалки – произведения их владельцев. Я уверен, соответствующим структурам просто необходимо совершить рейды по гаражным кооперативам и при обнаружении свалок бескомпромиссно и серьезно штрафовать их хозяев и обязывая последних убирать свое дерьмо. Иначе так это и будет продолжаться.

Деревянным забором не удержать наступающего хаоса и варварства. Фото: Ян Кунтур

Деревянным забором не удержать наступающего хаоса и варварства. Фото: Ян Кунтур

Закуток духа на Елькина
Из тенистой рощи идет резкий подъем с выбитыми в глине ступеньками под некую арку из почтительно вставшего на дыбы, чтобы пропустить прохожих, трубопровода, Он идет здесь некой оградой вдоль долины (лучше, конечно бы, чтобы все эти трубы были под землей). Мы выходим к ряду похожих и составляющих некое композиционное единство домов по улице Елькина. Лично мне наиболее интересен здесь дом № 45. Когда-то в 90-е в этом здании находилась «Библиотека духовного возрождения». И в этом вроде бы неудобном для публики месте, на краю лога, всегда было много народа, и велась после крушения советской идеологии бурная деятельность по поиску новых духовных ориентиров, смысла жизни и своего места в мире. Здесь собирались клубы, теологические и антропософские общества, проводились дискуссии, круглые столы, выставки, вечера. Завсегдатаями были художник Николай Зарубин с женой Людмилой и сыновьями, альтист-импровизатор, музыковед, кандидат философских наук Анатолий Жохов, историк, культуролог, поэт Вячеслав Раков, молодой харизматичный наместник восстановленного Белогорского монастыря игумен Даниил (в миру выпускник ГИТИСа, режиссер Александр Ишматов) и многие другие. Здесь же, к слову, прошел и один из моих первых авторских поэтических вечеров.

Сейчас библиотека переехала на улицу Мира, в Балатово. Но свято место пусто не бывает. С осени 2010 г. в этих залах расположился «Этнокультурный молодежный центр», организованный социокультурным некоммерческим фондом «Нанук». Его главные задачи: «популяризация ценностей истории и традиционной культуры, раскрытие значимости культурного многообразия планеты, формирование толерантности и альтруизма». Снова после затишья здесь оживление. Собираются музыканты в мастерской музыкальных инструментов Александра Мехоношина, резчики по дереву, которыми руководит Максим Яничков, проходят занятия по хатха-йоге, шотландским танцам и многому другому, опять устраиваются творческие вечера и выставки, планируется создать этнографический музей угорского наследия Прикамья. А еще – это логово «Большой Рыбы» – фестивального движения, призванного связать все Волго-Камье, включающего несколько направлений. С одним из них связано и благоустройство окружающей территории, в том числе и близлежащего берега Данилихи.

Об этом мне немного рассказала директор фонда «Нанук» Надежда Окорокова:
– Наш проект мы назвали «Данилиха – сердце Перми», потому что действительно эта река течёт через весь город, объединяет четыре района, а мы как-то забыли об этом. Население забыло. Но ведь это касается трети жителей города! Сейчас Данилиха как бы разрезает город, но если возникнет единая парковая зона, произойдет наоборот объединение берегов. Вот сейчас, например, мы на транспорте из одного района в другой делаем большой крюк, а ведь все оказывается совсем рядом, просто мы об этом не знаем. Система благоустроенных дорожек позволит пешком или на велосипедах по свежему воздуху ходить друг другу в гости. Это должно стать не полумаргинальной зоной, где и появляться небезопасно, а благоприятным цивилизованным пространством. Я встречалась с архитекторами Академии художеств, они мне столько всего набросали по проекту... Мы здесь напрямую связаны с рекой. Сначала мы планировали создать рядом с центром «Этнодворик» – летнюю творческую площадку, где бы наши ребята и жители могли объединяться в каких-то общих делах. Но постепенно идея расширилась до целого «Арт-сквера», который расположился бы между домами, с прямым выходом в долину реки, что согласуется с Генпланом Перми. В нем можно было бы проводить какие-то большие общегородские мероприятия, фестивали. То есть появилось бы новое интересное творческое пространство для города. Но оно не сможет работать с полным размахом, пока у нас под окнами захламленная дикая территория! Все это хорошо увязывается также с нашим фестивалем «Большая Рыба». Мы мечтаем создать «Рыбью Резиденцию» – место, где живет Большая Рыба из вогульских мифов, где каждый смог бы познакомиться с культурой древнего угорского населения нашего края. То есть это должен быть некий центр дополнительного образования, прежде всего, для детей и молодежи. А на самом берегу мы мечтаем создать «Рыбью Деревню» - такой этнографический образовательный мини-парк среди рекреационной зоны, где можно построить «Избушку травницы», настоящую кузню, музей-мастерскую для коллекции лодок... Одна у нас уже есть – уникальная берестяная.. Но прежде всего реку надо чистить и активно вылавливать нарушителей. Поэтому одну из наших августовских акций мы как раз планируем посвятить этому, мечтаем создать свои экологические волонтерские патрули и объединить все общественные силы, борющиеся за реку. А вообще нужно постепенно менять отношение жителей к городским речкам.

Вот такие замечательные планы. Ну, а моя прогулка в этот знойный день по Данилихе не закончилась, а подошла лишь к середине. Но об этом в следующий раз.

Тенистые алеи Данилихи. Фото: Ян Кунтур

Тенистые алеи Данилихи. Фото: Ян Кунтур

Размещено 05.10.2012

 Главная / Наша газета / №7(034)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.