НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №7(034)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№7(034)
Июль 2012 г.

логотип газеты "За человека"

«Какими они выйдут после срока...»

Мария Черемных

Следственный изолятор – не самое удобное место для времяпрепровождения. Особенно это касается несовершеннолетних: привыкшие свободно перемещаться, не подчиняться каким-либо правилам, свободный режим дня, привычный круг друзей, знакомых, родных подростки трудно переносят ограничения режимных учреждений. Ограниченное пространство камеры, соседи-сверстники, которые так же находятся в стрессовой ситуации... Как же сделать, чтобы они не озлобились, сохранили психологическое здоровье и не захотели в дальнейшем повторить подобный опыт? Об этом и о многом другом мы говорим с председателем фонда «Защита» Светланой Козловой.

Председатель фонда "Защита" Светлана Михайловна Козлова

Председатель фонда "Защита" Светлана Михайловна Козлова

- Светлана Михайловна, я знаю, что основное направление деятельности вашего Фонда – была работа с детьми улиц. Некоторые из ваших подопечных были и в СИЗО, и в колониях. Но всё же что подтолкнуло вас непосредственно к работе в СИЗО?

- Мы шли к этому постепенно, долго готовились. И вот уже год у нас идет проект в СИЗО №5. Это серия тренингов и обучение игре на гитаре. «Почему тренинги?», - спросите вы. Это оптимальная форма работы с подростками в этом возрасте и в этих условиях. Вы понимаете, что в изоляторе они еще не осужденные, они ожидают решения своей судьбы, находясь в условиях, явно не соответствующих возрастным особенностям. Могу охарактеризовать это состояние так: организму мальчишки подросткового возраста все время нужно движение. Здесь они оказываются в камере, в узком ограниченном пространстве. Плюс ожидание и неопределенность, страх будущего – все это прессуется в сознании и повышает их агрессивность, которую, безусловно, нужно как-то снимать. Знаете, даже в колонии подростку легче, потому что там можно перемещаться по территории, ходить на занятия, на работу, т.е. он все время чем-то занят А здесь они реально заперты. Нельзя также не учитывать, как эти дети жили до СИЗО, Они же были себе предоставлены: гуляли до ночи, где-то ходили-болтались с друзьями, их никто не ограничивал в пространстве, а тут раз – и попал в четыре стены. С этим надо работать, потому что повышаются риски психических отклонений. Возрастает опасность, что подросток озлобится, обвинит всё и вся в своих бедах - это так знакомо каждому из нас...

- И какие занятия вы с коллегами проводите для ребят?

- Система тренингов у нас называется «Перезагрузись». Цель – осознание ребятами своего «я» в разных ситуациях. Тренинг идет покамерно. Отработали в одной, перешли на другую. Всего тренинг рассчитан на 18 часов. Там разные темы: знакомство, виды общения, стрессовые ситуации, тема семьи есть, которой мы по просьбе ребят как правило уделяем больше часов, чем запланировано, расширяем её все время. Для ребят занятия интересны, потому что они сами начинают задумываться о себе, друзьях, семье. Они говорят, вопросы задают, действуют в предложенных ситуациях.. Для нас не столько важно, что мы делаем, сколько – что делают они, о чем спрашивают, говорят. Мы их спрашиваем: «А что. с вами в школе психолог не работал?» Один отвечает: «Нет, меня к нему только вызывали». А ведь вроде учился в хорошей пермской школе... Это успешный опыт: они хоть чуть-чуть задумываются о себе и о своей жизни. Плюс наши занятия оказались мотивирующим фактором. Наши наблюдения показывают, что ребята цепляются за возможность посещать занятия, ведут себя лучше. У них лучше дисциплина в камере – значит, они уже осознано выстраивают взаимоотношения в предложенных условиях. Им в СИЗО особого разнообразия занятий предоставить не могут. Ну, книгу дадут, игры настольные. А что им еще делать? Прогулка - час по маленькому дворику. Вот кто был в музее «Пермь-36» и видел этот дворик зарешеченный сверху – вот там примерно такой же. Начальник СИЗО все думает, как бы его расширить и преобразить, но есть инструкции, которые не дают ему это сделать. А ведь ребятам нужно движение, это возрастная потребность, и нельзя не считаться с этим.

- А как сотрудники воспринимают ваши приезды и занятия?

- Ну, сначала были такие, которые говорили: «Зачем вы для них стараетесь? По ним тюрьма по всем плачет!». Отчасти это понятно, потому что для сотрудника, который должен обеспечивать безопасность, наши визиты – дополнительная нагрузка. Мы с сотрудниками тоже беседы проводили, разъясняли, что ребята еще под следствием, и сложиться может их судьба по-разному. Но даже в самом крайнем случае, при плохом исходе, мы должны уже сейчас задумываться о том, как они пройдут срок и какими выйдут. Руководство нас поддерживало. Сотрудники к нам постепенно привыкли. А то сначала до часа ждать приходилось, пока приведут ребят на занятия.

- И ещё раз - какие вы ставите перед собой цели?

- Вы знаете, если смотреть на этих детей с позиции простого обывателя, то интерес у нас у всех один: чтобы отбыв срок или выйдя из следственного изолятора, они не озлобились, а осмыслили себя, свое поведение и выбрали другой, некриминальный путь. Нам всем важно, чтобы эти ребята, - а освобождаются они, в худшем случае, в 19-21, - так вот чтобы по освобождению они не стукнули, простите, кого-то по башке в темном переулке, не взрастили в себе отрицательные мысли, не смирились с тем, что они – отрезанный ломоть, и ничего из них никогда не получится. Это наша общественная безопасность, общая наша жизнь. Мы и на занятиях их побуждаем слушать себя и других, думать, что и как они делают.

- Есть ли у вас и сотрудников Фонда «Защита» еще какие-то планы, связанные с работой в СИЗО и колониях?

- Мы работу в СИЗО будем продолжать. Там штатный психолог работает пока всего 4 часа в день. Что она за это время успеет? Ну, вызовет кого-нибудь, ну, планы напишет, с бумагами поработает. А еще в обязанности психолога входит работа с персоналом. Мы вообще сначала хотели, чтобы она на наших занятиях присутствовала и что-то для себя из методик брала. Но пока так не получается. У младшего состава тоже времени на разговоры с ребятами не хватает, потому что они должны разные режимные моменты обеспечивать. Вот мы и помогаем. Вообще любой человек со стороны – обновление. Человек со свободы, не в форме вызывает у ребят больше доверия, напоминает им о другой, прошлой жизни. Иногда у нас получается и материально им помогать. Мы в прошлом году спортинвентарь им отдали: 2 футбольных мяча, волейбольный и баскетбольный мячи, в этом – учебники для старших классов. Ну, футбольный мяч они моментально один испинали. Это понятно: и энергии отрицательной у них много, и не переобуваются, ботинками пинают, а ботинки - не кроссовки.

Нам бы хотелось попробовать точечное сопровождение ребят, которые получают срок и попадают в колонию. С колонией мы тоже работаем. Но вот системного опыта работы с несколькими ребятами на протяжении нескольких лет у нас еще не было. Может, получится, а может… Мы живём в России - всё непредсказуемо!..

Тренинг с юными обитателями СИЗО №5

Тренинг с юными обитателями СИЗО №5

Размещено 05.10.2012

 Главная / Наша газета / №7(034)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.