НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №7(034)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№7(034)
Июль 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Очерский узел

Анна Нежданная

Эта статья - о клубке противоречий, начинающихся там, где заканчивается четкость законодательства, человеческое понимание, желание слышать и воспринимать. Не так давно в пермских СМИ прошли сообщения о забастовке перед Законодательным Собранием иммигрантов, проживающих в федеральном казенном учреждении Федеральной миграционной службы «Центр временного размещения иммигрантов «Очер». Уполномоченному по правам человека в Пермском крае Татьяне Марголиной удалось уговорить приехавших не объявлять голодовку, о чем и сообщили журналисты. Мы же решили взглянуть на все собственными глазами, поехали на место, выслушали разные стороны и постарались взглянуть на создавшуюся ситуацию максимально объективно, не принимая чью-либо сторону. И вот что увидели... но давайте по порядку, чтобы было понятно любому человеку, не искушенному в законах.

В погоне за статусом
В 1984 году ООН принята Конвенция о запрете пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство видов обращения и наказания. В 1990-х годах Россия вошла в число стран, подписавших эту конвенцию. В Статье 3 этого документа говорится, что «ни одно Государство-участник не должно высылать, возвращать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток... Для определения наличия таких оснований компетентные власти принимают во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая, в соответствующих случаях, существование в данном государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека». Таким образом, Россия взяла на себя обязательства, которые должна выполнять, принимая соответствующие законы внутри страны и делая все необходимое и зависящее от нее. В свое время для нашей страны этот шаг означал прощание с политическими репрессиями и преследованиями, прощание с диктаторским прошлым и включение в число государств, являющихся гуманитарными гарантами помощи людям, оказавшимся в таких ситуациях. Как следствие понадобился национальный закон о беженцах, и в свое время он был принят. Этот закон создал правовое поле для решения вопросов, которые встали пред государством, но вместе с тем поднял массу сопутствующих проблем.

Попробуем представить человека, являющегося гражданином другого государства и желающего покинуть свою страну. Пересекая границу России или несколько позже, он подает ходатайство о предоставлении ему статуса беженца или ходатайство о предоставлении временного убежища. Затем человек поступает в один из трех существующих в России центров временного проживания. Они находятся в Краснодарском крае, Тверской области и у нас в Пермском крае, в городе Очере. Кстати, это самый крупный центр, рассчитанный на единовременное пребывание 100 человек. Далее наступает процедура рассмотрения поданного ходатайства органами Федеральной миграционной службы на предмет подтверждения фактов, связанных с преследованием на своей родине. Делается это разными способами, в том числе и дипломатическими. Но скоро сказка сказывается, да не скоро статус беженца предоставляется. Нередки и отказы в предоставлении этого статуса.

Кстати, среди собравшихся вокруг нас уроженцев Афганистана, горячо, а подчас и весьма несдержанно рассказывающих о проблемах жизни в иммиграционном центре есть несколько таких мужчин. По-видимому, они и их семьи никогда не получат официального статуса, так как выехали из страны не в связи с преследованиями, а просто рассчитывая на более обеспеченное будущее. Не скажем за всех проживающих в учреждении, но большинству из участвующих в разговоре с нами это будущее представляется в американском, канадском и нидерландском варианте. Находясь же на территории России, человек может оспорить отказное решение миграционной службы в суде. Судебный процесс требует немалого времени, тем более, если суд отказывает в удовлетворении жалобы, - тогда претендент на статус беженца обращается в суд вышестоящий... Получив и здесь отказ, он отправляет ходатайство уже о предоставлении временного убежища, и вся процедура повторяется. Таким образом проходит не один год, пока вопрос окончательно не будет решен тем или иным образом. И все это время человек, подавший ходатайство, проживает в центре временного содержания. Который совсем не соответствует исканиям утомленного путника.

"Немецкий городок" исправно служит афганским беженцам. Фото: Анна Нежданная

"Немецкий городок" исправно служит афганским беженцам. Фото: Анна Нежданная

Заморское счастье на 70 рублей в день
Очерский миграционный центр располагается на территории бывшего так называемого «немецкого городка». Когда-то, еще в 80-х годах, здесь жили и работали на строительстве трубопровода рабочие из Германии. Жилые помещения возводились как временные, срок их эксплуатации был рассчитан на 5 лет. Впоследствии оставленные постройки были приспособлены под центр временного размещения иммигрантов. Да, там проведены и вода, и канализация, и электричество, и перед каждой зимой администрация центра делает все возможное, чтобы подготовить помещения к морозам. Плотники, сантехники и электрики трудятся на совесть, но, к сожалению, это не решает проблемы в целом. Постройкам, которые здесь почему-то называют «вагончиками», рассчитанным на пятилетнюю эксплуатацию, сейчас уже больше 20 лет, и они стремительно ветшают. Даже несмотря на то, что зимой усиленно топят, и в жилых помещениях вроде бы есть положенные 20 градусов тепла, но это только в середине жилища - пол вагончиков холодный, а стены все равно промерзают.

Довольно приличное время назад администрацией миграционного центра была подготовлена и передана «наверх» вся проектно-сметная документация на строительство капитальных домиков, где бы размещались столовая, центр культурного досуга, жилые помещения и, что очень важно, медпункт. Сейчас у миграционного центра нет лицензии на оказание медицинских услуг, поскольку помещения непригодны для этого. Как видите, одна проблема порождает другую. Но документация-то сдана, а воз и ныне там. Приходит в голову, что российская бюрократия своей невозмутимостью и непробиваемостью вполне может сравниться с коллегами любого другого государства. Между тем, такое строительство решило бы целый ряд проблем, в том числе улучшило бытовые условия, особенно для семей с маленькими детьми. При этом мы понимаем, что ни один здравый человек не будет выделять средства на ремонт в предверье капитального строительства! От такого знания настроение не улучшаются, а нравы ожесточаются.

Но это еще не все, так как условия проживания - не единственная проблема. Другая — это медицинское обслуживание. Строительство капитального здания под медпункт и, как следствие, выдача лицензии на медицинское обслуживание, конечно, решило бы проблему, но только отчасти. Дело в том, что требуются еще и деньги на приобретение лекарств и подчас очень дорогостоящих. Но денег нет даже на элементарные средства от насморка, не говоря уже о лекарствах от диабета. Конечно, администрация центра ищет разные выходы, в том числе и привлекает спонсоров, которые оказывают вполне конкретную помощь: приобретают одежду и лекарства, прочие необходимые вещи. Но вечно ходить с протянутой рукой невозможно, да и как-то стыдно федеральному учреждению. И, потом, сегодня такая помощь есть, а завтра ее может и не быть, и что тогда делать тяжелобольному человеку?

Третья большая проблема - это питание. В день на трехразовое питание государством выделяется на одного человека, содержащегося в Центре, 70 рублей. Для сравнения - на трехразовое питание для обвиняемого в преступлении государство выделяет порядка 120 рублей.

Не вступая в полемику с теми, кто кричит, что «их никто сюда не звал», скажем только одно — там находятся малолетние дети, которые ни в чем не виноваты: ни в войнах, ни в конфликтах, ни в мировоззрении родителей. Это просто дети, которые должны расти и радоваться жизни, нормально питаться, играть, получать образование и своевременную качественную медицинскую помощь.

Эти три большие, годами не решаемые проблемы являются головной болью администрации и причиной возмущения содержащихся там людей.

Наше такое до боли знакомое государство, подписав международные документы, тем самым взяло на себя определенные обязательства по предоставлению места на своей территории для людей, вынужденно покинувших свою страну. Уж коли оно взяло этих людей под свой патронаж, то и осуществлять его надо на должном уровне. А то получается, что белым и пушистым государство выглядеть хочет, но как-то скупится на мыло и расческу.

Будущее райское жилище для мигрантов, которое обещают постороить в Очере

Будущее райское жилище для мигрантов, которое обещают постороить в Очере

Горький хлеб иждивенца
Надо сказать, что сотрудники Центра временного содержания делают все от них зависящие, но прыгнуть через голову государственной машины они не могут. В последние годы в Центре временного содержания произошли изменения, несколько улучшившие быт, а вместе с ним и настроение его обитателей. Это отмечают те иммигранты, кто живет здесь уже несколько лет. Так, если раньше выдавались только необходимые средства гигиены, да и то в минимальном количестве и было питание, то сейчас проводится и масса культурных мероприятий, руководство постоянно ищет спонсоров, которые могут оказать помощь — купить лекарства, одежду, игрушки и школьные принадлежности для детей. Центром реализуются несколько программ: обучения русскому языку, трудоустройства, спортивных и культурных мероприятий и оздоровления. Детей доставляет в школу специальный автобус, их возят на экскурсии, выставки и в музеи Очера и Перми.

Но все старания по адаптации пришлого населения Очера могут пойти прахом, если не решить банальных, казалось бы, проблем. Для человека, покинувшего свою страну, кроме фактора проживания в другом государстве с непривычными для него традициями и правилами, которые он зачастую не понимает и не может принять, добавляются еще и бытовые сложности. В таких местах как миграционный центр сходятся очень разные люди из разных стран. В Очерском миграционном центре это в основном выходцы из Африки, Азии, Ближнего Востока, в частности, много переселенцев из Афганистана. Даже если это жители одной страны, зачастую это люди, принадлежащие к разным народностям, часто враждующим на родине. Очень много конфликтов возникает на бытовой почве. Увы, но разноплеменность не способствует сплочению людей даже перед лицом общей проблемы. Накапливается много негативных эмоций, возникает патологическая подозрительность и недоверие, особенно когда возникает вопрос о распределении гуманитарной помощи.

Можно говорить разное по этому поводу и мнения существуют разные. Чего греха таить, но реалии жизни таковы, что люди, покинувшие свою страну, вряд ли кому-то нужны в чужой стране, даже несмотря на былые заслуги. Ни одно государство, в том числе и наше, не хочет кормить и содержать чужих иждивенцев, когда хватает своих. Поэтому просто необходимо создать условия для приложения и реализации сил и талантов этих людей, чтобы среди них не процветали иждивенческие настроения, оставив помощь, поддерживающую человеческое достоинство, тем, кто не в состоянии позаботиться о себе сам. Казалось бы, все очень просто и, мы бы сказали, безальтернативно. Однако, со стороны ситуация выглядит так. Вот государство дает жителю Центра 70 рублей в день на пропитание, этим оно как бы намекает, что надо трудится и зарабатывать на жизнь, приносить пользу обществу, самим содержать себя и обеспечивать. Что ни говори, а есть в этих намеках какая-то невнятность. Человек может значительно улучшить свою жизнь в этой стране, если будет работать и учиться, если согласится воспринимать правила, культуру и обычаи страны, в которой живет. Этот постулат должен звучать четко, а средства его постижения должны быть четко зафиксированы и всем понятны.

...С грустью мы покидаем Очерский центр. Мы понимаем, что он является продолжением государственной политики в сфере международных отношений. И если попытаться судить о ней не по громким заявлениям, а по вполне будничным историям из Очера, мы увидим, насколько она нечестна. Мы совсем не смешиваем себя с государством, но все же во все этой искривленности замечаем и свое отражение.

Африканская грусть под березами на берегу Очерского пруда. Фото: Анна Нежданная

Африканская грусть под березами на берегу Очерского пруда. Фото: Анна Нежданная

Размещено 05.10.2012

 Главная / Наша газета / №7(034)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.