НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №9(036)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№9(036)
Сентябрь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Красновский ручей и реликвии верхней Данилихи

Ян Кунтур

«Там за каштанами – огромный мир! Оттуда ветер, колесницей грянув, кого-то будит по ночам…» – писал один из лучших европейских поэтов XX века Пауль Целан. И на Данилихе за Стахановским мостом открывается уже как будто совсем другой мир. И дело не в том, что река уходит здесь из-под опеки Дзержинского района и окончательно попадает в объятия Свердловского, и межрайонная граница с Индустриальным районом идет уже не по ней, а по железной дороге. На самом деле от этого места пойма реки словно обретает все большую свободу и напоминает уже настоящие леса или одичавшие парки. Хотя и дальше, вплоть до самого истока, возникает, увы, немало поводов для огорчения и негодования.

Я назвал бы этот участок верхней Данилихой. Река течет здесь, не считая небольшой кусочек Дзержинского района (бывший квартал частного сектора, теперь полностью снесенный), через три микрорайона: Краснова, Крохалева, Октябрьский, почти у самых границ Нового Плоского, Ераничей, Авиагородка.

Долина верхней Данилихи со Стахановского моста. Фото: Ян Кунтур

Долина верхней Данилихи со Стахановского моста.
Фото: Ян Кунтур

Озерцо
…Пыльная дорога выныривает из-под Стахановского моста со Старого Плоского. Это продолжение Малой Данилихинской, в прошлом полноценной городской улицы. Обугленные столбы некогда высоченных оград торчат из зарослей малины… А прежде здесь стояли крепкие избы, окруженные хорошими садами. Я с детства помню этот переход с улицы Моторостроителей на Мильчакова: глухие заборы, яркие палисадники и цветущие кусты. Теперь же – только одичавшая зелень да острова крапивы.

Если сойти с этой дороги в сторону реки, в заросли бывших садов, можно оказаться в интересном месте. Со Стахановского моста оно выглядит как лежащая среди руста зеленых крон отполированная до зеркального блеска пластина буроватого камня, отражающая синеву, кусты и облака. Когда же ты оказываешься вблизи, то видишь вдруг расчищенное от зарослей озерцо. Прямо из него вверх тянется белый замшелый трезубец мертвого дерева, а вокруг по глади будто вальсируют чернеющие пеньки и коряжины. Напротив, на берегу, заваленном сухими ветками и стволами, – высокая пихта. Под ней естественным образом возникло некое подобие огромного шалаша из рябин и черемух, опутанных диким виноградом, с оконцами-просветами. Выглянув в одно из них, я заметил на воде несколько буроватых копошащихся теней – на коряге посреди воды грела на солнце пушистые спины семейка из семерых подрастающих утят. Еще двое плескались хвостами кверху рядом с дремлющей мамашей.

Озерцо с высоты Стахановского моста. Фото: Ян Кунтур

Озерцо с высоты Стахановского моста.
Фото: Ян Кунтур

Заболоченный ручей
Там, где начинается Свердловский район, Малая Данилихинская упирается перпендикуляром в полуразрушенные заборы безымянного переулка. С одной стороны он по крутой металлической лестнице перебирается через железнодорожные пути в Индустриальный район, на Новый Плоский, а с другой переходит в мостик через Данилиху. Мостик ведет к медленному подъему вдоль очередных обугленных столбов и одичавшей зелени погибших хозяйств до длинной бетонной лестницы. Она ведёт вдоль глубокой лощины, превращенной в свалку, к кирпичному углу гаража. За ним начинается бесконечный мертвый лабиринт гаражей, автосервисов и складов улицы Маршрутной, занимающий большой кусок города между Чкалова, Куйбышева, Моторостроителей и производственными территориями на Солдатова. А ведь в 1930-е, где-то здесь, на склонах Данилихи, примерно за современными зданиями строительного факультета политеха и поликлиники № 4, существовал, по сведениям краеведа Виктора Семянникова, Парк культуры и отдыха с детским городком, рестораном и зеленым театром на четыре тысячи зрителей, с танцевальной площадкой и местом для спортивных соревнований.

Весь этот гаражно-производственный лабиринт огибает дугою долина большого ручья, одного из тех невезучих пермских ручьев, что стали жертвами необдуманной промышленной застройки берегов верхней Данилихи. Долина эта достаточно широка и открыта, и только около устья переходит в подобие ущелья. Она и отделяет это бесцветное, не самое лучшее место города от жилых кварталов улицы Моторостроителей. Улица как бы вдается в зеленое море между ручьем и Данилихой острым водораздельным клином, переходя над речкой в еще один мостик, стыкующийся с уже упоминавшимся выше. Между ними-то и находится устье ручья. Его можно назвать Красновским (по микрорайону) или Куединским (по старому названию улицы). Попытаемся подняться по нему.

Устье Красновского ручья. Фото: Ян Кунтур

Устье Красновского ручья.
Фото: Ян Кунтур

Сначала ручей течет в заболоченных берегах по глубокому оврагу, между искусственных валов, а потом вдруг исчезает под гаражным кооперативом. Этот последний перекрыл еще и боковой родник и потому окружен болотами. По словам охранника, воды постоянно покушаются на территорию кооператива, и земля просто плывет, приходится подсыпать грунт. Хороший урок необдуманной застройке и застройщикам. А сверху над лощиной рокочет бульдозер, пытаясь перекрыть это родниковое «зло» толщами строительного мусора.

От Моторостроителей камышовая долина ручья также отделена валом с тенистой аллеей поверху. Вал постепенно понижается, и вот над берегами уже доминируют асфальтовые террасы с «китайскими стенами». Увы, сегодня долина Красновского ручья, изначально чистого, родникового, – сплошная топь, возникшая от неоднократного нарушения и преграждения русла во время строительства завода им. Сталина (Свердлова) и его поселков. Посередине это болото пересекает длинный металлический мост – настоящая улица над топью. Думаю, если углубить русло и улучшить сток, и эту территорию можно было бы превратить в неплохой парк. Но все происходит как раз наоборот – долина все больше засыпается грунтом и мусором, русло нарушается, и гаражи врезаются в нее все сильнее. На последнем участке ручей бежит уже впритык к их тылам, прямо между мусорных куч под железными и кирпичными стенами. Свалки идут здесь уже сплошняком. А сам исток расположен в появившейся еще, видимо, при строительстве Свердловского завода, похожей на гору насыпи, на которой когда-то стоял его 82-й транспортный цех, а теперь всякие частные предприятия, автостоянки и гаражи. Весь этот крутой глинистый замусоренный склон прямо-таки сочится родниками, главный из которых, до сих пор мощный, возможно, когда-то доходил до улицы Куйбышева.

Лесопарк близ поселка Краснова, березовая аллея. Фото: Ян Кунтур

Лесопарк близ поселка Краснова, березовая аллея.
Фото: Ян Кунтур

Поселок Краснова
На улице Моторостроителей в доме № 3, который девятью этажами почти нависает над долиной ручья, жили мои дед и бабушка, я часто бывал у них в детстве и хорошо помню избы на стыке Моторостроителей и Солдатова, где жили и держали коз наши хорошие знакомые. Чтобы добраться от остановки до дома нужно было преодолеть море грязи... Таким, деревянным и малоухоженным, когда-то был весь поселок Краснова, возникший под именем Западный почти одновременно со Сталинским заводом («Пермские моторы»). Началось это в первый год войны, активизировалось в 1944-м со строительством так называемых юнгородков для молодых, часто даже несовершеннолетних рабочих. На территории нынешнего микрорайона находился и лагерь для военнопленных, но до него нам еще предстоит добраться.

Сегодняшнее название свое поселок получил в 1945 году в честь Героя Советского Союза гвардии майора Н.Ф.Краснова, погибшего под Будапештом, а до войны работавшего на заводе летчиком-испытателем. Изначально район состоял из каркасно-засыпных бараков. С 1968 года их начали заменять на 5- и 9-этажки, которые и формируют сегодня его облик. Особенно «китайские стены» – одни из самых длинных в Перми. Над кронами деревьев они выглядывают действительно как мощные фортификационные укрепления каких-то цитаделей. А белые, спускающиеся по склонам ступенями, 14-этажки в этой же образной системе можно уподобить сторожевым или сигнальным башням.

Напротив поселка Краснова, за железной дорогой, опоясывающей долину Данилихи с запада, находится микрорайон Новый Плоский, застройка которого началась еще до войны. В 1950–70-х здесь также на смену частным деревянным домам пришли многоэтажки.

Переход через долину Данилихи между улицами Моторостроителей и Карпинского. Фото: Ян Кунтур

Переход через долину Данилихи между улицами Моторостроителей и Карпинского.
Фото: Ян Кунтур

Прабабушка данилихинских деревьев
Между этими поселками на берегах Данилихи просто райское место – настоящий полудикий лес. По одним сведениям здесь был питомник Горзеленстроя, по другим - плодово-ягодный питомник-сад, а скорее, то и другое. В этом укромном уголке любят отдыхать жители обоих поселков. Зимой – на лыжах и санках, летом – на загорально-пикниковых покрывалах.

Как уже упоминалось, долину реки от Индустриального района отрезает железная дорога — пермский участок Транс-Сибирской магистрали – теперь она будет сопутствовать Данилихе до самого ее истока. В железнодорожной насыпи близ леса пробита любопытная арка в форме яйца, оформленная рустом. Под аркой журчит ручей. Начало его – родники у жилых массивов Индустриального.

Пологий левый берег – сплошной парк. Под вековыми деревьями – малинники, поляны одичавшей клубники. Самые могучие деревья - внизу около самой реки, растут они как придется. Контрастируя с ними в верхней части долины идут ровные тенистые аллеи из берез, кленов, даже жасмина – явно искусственные посадки… И вдруг ты останавливаешься перед чем-то незнакомым – ряд стройных гладкоствольных гигантов с необычными перистыми листьями, похожими на рябиновые, но раз в десять больше. Так что все небо над ними превращается в какой-то узор, подчиненный особому ритму. В Перми эти деревья встречаются еще только в одном месте – в ботаническом саду ПГУ, ведь на Урале они не произрастают, их родина – Дальний Восток. Это маньчжурский орех, дальний родственник грецкого. Бывают годы, когда осенью вся земля под этими слоновьими стволами усеяна зелеными «грушами», в которых спрятаны плотные морщинистые орехи. Как-то мы с детьми набрали целую сумку. Оказалось – съедобные. Только вот добраться до мякоти тяжеловато – уж больно прочная скорлупа.

Аллеи пересекает дорога – самая короткая и удобная с Карпинского на Моторостроителей. Завершается она мостиком и крутой лестницей, одной из самых длинных на реке, выходящей к центральным воротам «китайской цитадели». Около моста – благоустроенный родник с лавочкой и навесом. Как-то я провел этим путем двух заблудившихся молодых миссионеров-мормонов из США. Всю дорогу они восклицали: «Какой же у вас здесь чудесный парк!»

Но самый главный для меня памятник природы в этом месте находится там, где дорога подходит к левому берегу, перед спуском к мосту. К этому объекту я отношусь с неким мистическим трепетом друида… Подойду, прикоснусь к корявой, изрезанной глубокими морщинами коре... Положу подарок в дупло… Такой ивы – в несколько обхватов – я больше нигде не видел. Где-то в двух метрах от земли ее ровный ствол расходится подобием трехпалой лапы с покрытой теплым мхом ладонью, словно дерево приветствует тебя издалека. Это прабабушка всех данилихинских ив, а для меня и пермский аналог ни то чтобы древа бодхи, но языческих святынь многих народов. Может быть, это воплощение самого духа Данилихи? – этой не самой везучей пермской речки, путешествие по которой мы полностью завершаем уже в следующем номере...

Прабабушка данилихинских ив. Фото: Ян Кунтур

Прабабушка данилихинских ив.
Фото: Ян Кунтур

Размещено 23.11.2012

 Главная / Наша газета / №9(036)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.