НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №9(036)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№9(036)
Сентябрь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Не жалейте Pussy Riot – пожалейте себя

Взгляд: кто подставил Свободу в России

Игорь Аверкиев

С Pussy Riot всё очень сложно. Также сложно, как с Михаилом Ходорковским в своё время. Символическое место Pussy Riot оказалось столь же значимым и неоднозначным в современной России, как и символическое место Ходорковского.

Pussy Riot, провокаторы, разменявшие нашу свободу на свой пиар. Фото: POLIT.RU

Pussy Riot, провокаторы, разменявшие нашу свободу на свой пиар.
Фото: POLIT.RU

Превращённые столичной либеральной публикой в кумиров, участницы «панк-группы», как и опальный олигарх, стали для «широких масс российского населения» символом российского свободолюбия и сопротивления путинскому режиму. Но, как и в случае с Ходорковским, символ этот оказался даже не бесполезным, а вредным для продвижения Свободы и Демократии в России. Михаил Ходорковский и Pussy Riot - символы с обратным эффектом. Кумиры, разоблачающие и свою паству, и её символ веры. С той лишь разницей, что Ходорковский, по всей видимости, не виноват в том, что играет такую роль. Чего не скажешь о Pussy Riot.

Судьба Свободы в России в значительной степени зависит от того, удастся ли «социальному агенту российской модернизации»[1] («среднему классу», «креативному классу», «новой интеллигенции», «информационной буржуазии» - кличек у агента много) заразить свободомыслием-свободолюбием критически значимую часть российского населения. «Выбор свободы» не предопределён в России, как и в любом другом месте, а там, где он уже сделан, то явно не навеки. «Несогласным», «декабристам» и им подобным ничего не изменить в стране, не заручившись поддержкой значительной части российского большинства, как это было в феврале 1917 года и в августе 1991 года. И ни за что не сохранить «завоевания свободы», не сохранив к себе уважения всё той же «значительной части российского большинства». В 1917 году столичная либерально-демократическая публика саморазоблачилась за несколько месяцев, в 90-х годах - за несколько лет (уже прогресс).

То, что российскому (путинскому) большинству в ближайшие месяцы-годы придётся политически пересамоопределяться и искать новую политическую опору – это очевидно. Но совершенно не очевидно, какой именно выбор сделает российское большинство в процессе развала или после того, как путинский режим сойдёт на нет.

Сегодня в стране формируются два национальных мегапроекта. Один национальный мегапроект символически был заявлен в декабре 2010 года молодыми людьми, вышедшими на Манежную площадь протестовать против засилья кавказцев в Отечестве. Другой национальный мегапроект символически был заявлен в декабре 2011 года молодыми людьми, вышедшими на Болотную площадь протестовать против засилья «жуликов и воров» в Отечестве. «Традиционалистский проект» и «модернизационный проект»; «гопники» и «декабристы»; футбольные фанаты и «креативный класс»; «тёмное гражданское общество» и «светлое гражданское общество» (уж извините)[2]. «Хозяевами» того и другого проекта являются относительно небольшие группы населения («средний класс», но пока политически вялый и, в значительной степени, по-российски огосударствлённый и «новые аутсайдеры», разгосударствлённые поневоле, но, возможно, пассионарные), но в современной России только эти группы обладают хоть каким-то мобилизационным потенциалом.

Оба «национальных проекта» сегодня чужие для российского (путинского) большинства. Но именно они останутся на политической поверхности после обрушения переходного ельцинско-путинского режима. И выбор российскому большинству в очередной раз придётся делать именно между этими «проектами». И выбор неочевиден. Несмотря на то, что один «проект», казалось бы, «тёмный», а другой, казалось бы, «светлый», в реальности «тёмное» и «светлое», «добро» и «зло» так будут перемешаны в каждом «проекте», что сам черт ногу сломит - придётся включать Веру и Интересы.

В силу внешних и внутренних обстоятельств, в которых оказалась современная Россия, ни один из этих проектов не может гарантировать российскому большинству благополучия и процветания. Во всяком случае, благополучие придётся обменивать на нечто весьма серьёзное: будь то отторгнутые территории или подвергнутые дискриминации большие группы людей или что-то ещё подобное.

Совершенно очевидно, что ни Михаил Ходорковский в своё время, ни Pussy Riot сегодня не продвигают Свободу и антипутинизм («модернизационный мегапроект») среди «простых», «нормальных» россиян, а, наоборот, отталкивают от них - только углубляют и расширяют пропасть между «народом» и «протестующим классом». И нефтяной магнат, и богемные активистки бесконечно чужеродны и несимпатичны российскому «социальному большинству». Поддерживая таких, как они, и выталкивая на олимп общественного внимания, «протестующая Москва» из года в год демонстрирует удивительную способность выбирать не тех кумиров, и это при том большом выборе, который сегодня существует.

И что вообще за мазохистская привычка такая, неумирающий диссидентский рефлекс - объединяться исключительно вокруг жертв, а не вокруг героев и победителей? И сколько можно профессиональной антипутинской оппозиции в своём кумиростроительстве постоянно оказываться орудием чужого пиара при полной неспособности реализовывать собственные лидерские проекты?

Очевидно, что Алексей Навальный, Ксения Собчак и Pussy Riot навязали себя антипутинской оппозиции, а не стали естественным продуктом её жизнедеятельности. Да и бог с ним, но проблема в том, что именно они в широком общественном мнении стали лицом «московского сопротивления режиму», именно они (даже не Сергей Удальцов и уж тем более не отец и сын Гудковы и прочие) формируют сегодня имидж антипутинского протеста в глазах российской провинции. Социальный состав «декабристов» достаточно разнообразен и вполне себе «разночинский», а народное представление о московском протесте формируют элитарно-гламурно-буржуазные Навальный с Собчак и отмороженные Pussy Riot, естественно, с помощью федеральных телеканалов и своих сетевых фан-клубов.

Конечно, по способности привлекать и капитализировать общественное внимание «естественные лидеры» оппозиции не могут и не должны конкурировать с профессиональными шоуменами и провокаторами, но дистанцироваться от них надо учиться, хотя от этих дистанцироваться, похоже, уже не получится, «коготок увяз»…

Я не настаиваю на том, что Алексей Навальный, Ксения Собчак, участницы Pussy Riot и тому подобные деятели столичного сопротивления как-то особенно плохи (хотя Pussy Riot из-за своего зашкаливающего легкомыслия и пещерного эгоизма всё-таки реально плохие люди), я настаиваю лишь на том, что они непригодны для продвижения «свободы и демократии» в «широких народных массах» (а продвигать надо, и ещё как). Но «телевизор» с подачи Кремля и столичной либеральной публики «назначил» полпредами свободы и демократии в народе именно этих, самых чужих для российского большинства представителей оппозиции. А столичная либеральная публика своей неуёмной ажитацией вокруг Pussy Riot продолжает этому подыгрывать.

***

Мало назвать участниц Pussy Riot «девками», «дурами» и «хулиганками, недостойными сочувствия», важно ещё и понимать, что они такие же дискредитаторы российской Свободы, как и третируемый ими Владимир Путин. При этом приговор, вынесенный Pussy Riot, безусловно, неправосуден и несправедлив, но, несмотря на это, нет во мне сочувствия к панк-моделям, мне их не жалко. Провокаторы, дискредитировавшие гражданский протест в глазах российского населения, должны быть наказаны, но только не государственным судом, а общественным. Нужно добиваться отмены приговора не только потому, что путинскому низменному суду нужно сопротивляться всегда и везде, но и для того, чтобы подвергнуть участниц Pussy Riot гражданскому остракизму.

Два года лишения свободы за хамскую провокационную выходку – это неправильно. Самодовольное хамство без вреда жизни, здоровью и правам граждан не должно подлежать уголовному наказанию – для этого есть штрафы и общественное осуждение. Вмешательство же уголовного суда в общественный спор по поводу моральной оценки сомнительного поступка само по себе аморально.

***

Ничто так не способствует маргинализации и дискредитации «декабристского движения» в глазах «простолюдинной России» и ничто так не отталкивает от него «широкие массы населения», как хипстерское вырождение «декабризма» в «окупай Абай», «панк-молебны», потешное партстроительство и тому подобные досуговые и арт-практики «добровольных маргиналов», зацикленных на самопрезентации.

«Декабристский протест» «московских умников», хоть и с настороженностью и опаской, но вызывал уважение у большей части российского населения, даже у противников «зажравшихся москвичей». Впервые столичные борцы с режимом предстали перед страной не привычной горсткой интеллигентов-отщепенцев, а многотысячной народной толпой, хоть и по-интеллигентски, но разбитной, «по-пролетарски» организованной, с охальными шутками-прибаутками. Российское большинство впервые увидело «силу и правду» в антипутинцах и стало прислушиваться-приглядываться.

Когда протест естественным образом стал гаснуть – это стало проблемой только для протестных функционеров и их общественных карьер. Все прочие, включая отцов режима, чувствовали, а многие и понимали, что затихание протеста - это его естественная фаза, а не слабость. Протест плавно сходил на нет, сохраняя очевидную, хоть и отложенную для режима угрозу. Гигантский «совокупный Шварценеггер» сказал, что «он ещё вернётся».

Но тут началась суета оставшихся без дел протестных функционеров и падальщиков, привыкших кормиться модой на «политическое». Сегодня усилиями Pussy Riot и им подобных декабристский протест консервируется до лучших времён в атмосфере вырождения и фарса. Трудно сказать, насколько успешной будет такая консервация, и не будет ли «креативный протест» дурно пахнуть после расконсервации через несколько месяцев или лет.

Я уже не говорю о противном осадке в душах сотен достойных людей - заложников Pussy Riot, которые, защищая Свободу, вынуждены были защищать этих провокаторш и пачкать о них свою репутацию, подписывая всевозможные письма и обращения.

Люди, думающие, что арт-политика, символический протест и богемная фронда режиму – это столбовая дорога российской политики глубоко ошибаются - это субкультурный паллиатив, привлекающий общественное внимание так же, как криминальная и светская хроника, но не имеющий никакого реального макрополитического значения, разве что кроме отвлекающего. «Окупай Абай» и Pussy Riot – это фальсификация «политического». Если события декабря-марта - это сам гражданский протест, то «окупай Абай» и Pussy Riot - это уже не протест, а демонстрация протеста, представление протеста, стилизация протеста. Субкультурные явления, связанные с досуговой и творческой самореализацией очередного «потерянного поколения», не могут заложить основу российского будущего.

По той же причине параллельные им феномены и сообщества в Америке и Европе не спасут Запад от тотального кризиса традиционных демократических институтов и от очередного переселения народов. Время малых изящных политических форм, игриво щекочущих нервные окончания демобилизованного и обрюзгшего гражданского общества на Западе заканчивается. Снова подкрадывается время очумелых толп, а с ними и людей и организаций, способных их успокаивать, занимать делом и вести в правильном направлении.

 

Печатается в сокращении. Полный вариант см. на http://pgpalata.ru/averkiev/0102


[1] Речь не только об экономической и технологической модернизации, но и, прежде всего, о модернизации социо-культурно-политической. (вернуться)

[2] Об этих двух проектах, о «тёмном» и «светлом» гражданских обществах смотрите в заметке «Страна и режим между «гопниками» и «среднеклассниками»: http://www.pgpalata.ru/zametki#n95 (вернуться)

Размещено 23.11.2012

 Главная / Наша газета / №9(036)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.