НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №10(037)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№10(037)
Октябрь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Все дальше на юг

Территория: прощание с Данилихой

Ян Кунтур

На нашу последнюю из прогулок по Данилихе выпало самое, пожалуй, приятное время в году – золотая осень. Как начались они год назад с благословления солнечного дня и желтых листьев, так и заканчиваются тем же, есть в этом какой-то знак.

Кое где в своих верховьях Данилиха вдруг приобретает пристойный облик... Вид с железного моста. ФОТО: ЯН КУНТУР

Кое где в своих верховьях Данилиха вдруг приобретает пристойный облик... Вид с железного моста.
ФОТО: ЯН КУНТУР

И эти ощущения усиливаются, когда идешь все дальше на юг под высоченными деревьями вдоль ровной светлой речки, оставив за спиной Великую Иву, описанную в прошлом номере, мимо ее более стройных и молодых сестер, по слоям палых листьев, прикрывших мусор. Да, все на юг, на солнце, которое сегодня так радует сквозь кроны. Но через каких-то 200-300 метров снова начинаются брошенные сады, и желтый ковер сменяется на черную грязь размытой тропинки, идущей через одичавшие малинники. Вместо ив теперь кривые яблоневые стволы.

Крохалевские притоки
Над противоположным правым берегом - вдоль треугольной долины низовьев большого ручья-притока, где пересекаются две линии ЛЭП, поднимается очередной насыпной мусорный вал. Когда-то здесь около улицы Уфимской вместо бесконечных рядов гаражей, полностью перекрывших ручей, находился лагерь военнопленных.

Поднимаешься мимо свалок с гниющей мебелью, битыми стеклами, ворохами тряпья, дохлыми крысами, а ручьи сочатся тебе под ноги прямо из-под гаражных ворот, их здесь много. Все это завершается очередной приречной автомойкой на улице Солдатова. Этот, пожалуй, самый большой приток в верховьях Данилихи.

Над гаражами по левому берегу по улице Муромской сохранился частный сектор – остаток первопоселка: мощные двухэтажные избы и кирпичные домики, а в конце – еще одна бытовая свалка. Это начало микрорайона Крохалевка. Появился он, также как соседний поселок Краснова, вначале Великой Отечественной силами завода им. Сталина (Свердлова) и был назван в честь морского летчика Анатолия Ильича Крохалева, первого Героя Советского Союза из Прикамья.

Если от того места, где мы приостановились, чтобы рассказать о ручье, пойти дальше вдоль реки, то придется блуждать по дорожкам не так давно заброшенных мичуринских садов, увязать в подболоченных ложбинах, жалиться в тупиках разросшимися колючками. Поэтому лучше всего немного подняться к самой железной дороге – границе микрорайона Ераничи. Место это было заселено издревле, название «Ераничи» (от Герасима-Ярани) упоминается с конца XVIII в., что подтверждается археологическими находками. Кроме этого названия, использовавшегося в 30-х гг. также и для местного совхоза, упоминается здесь еще деревня Худякова, на месте которой в 1937 году началась городская барачная застройка. А в 40-е гг. где-то здесь же располагался лагерь НКВД (ИТК № 5) на пять тысяч заключённых, работавших на оборонные предприятия Перми.

Между железнодорожных путей и разрушенным ныне садовым забором идет славная березовая аллея с грунтовой дорогой. Отсюда хороший вид на всю долину и реки, и Крохалевского ручья. Идти легко, а пересекающие путь три крутые живописные лощины исчезнувших родников добавляют ландшафту разнообразия, а зимой делают его любимым у лыжников и завсегдатаев горок. Особенно многолюдна бывает самая большая из них, с несколькими изогнутыми спусками, которые, сливаясь, ведут к солидному мосту через Данилиху, бурлящую здесь в ущельице. От моста бетонные плиты ведут к большому стадиону с ровным изумрудным полем, где бегают юноши в красной форме. Это строение принадлежит находящейся рядом, прямо в долине Данилихи, школе-интернату № 85, где обучаются юные футболисты Перми. За стадионом железные гаражи сменяет роща высоких тополей между пятиэтажкой и деревянными мостками. В ней я обнаружил еще один значительный приток, текущий из трубы. Его подземное русло продолжается очередными рядами гаражей вдоль улицы Е. Ярославского до дома по Лодыгина, 53.

А от деревянных мостков – плавный подъем к переходу на улицу Советской Армии. А там, где Лодыгина упирается в Данилиху, неожиданно начинается впечатляющий каскад решетчатых железных лестниц, висячих мостиков и дорожек, словно это специальная система смотровых площадок для обзора играющей отражениями светлой речной воды. Лестницы поднимаются мимо восседающих над крутым склоном остатков деревни Кабай, в 20-е годы принадлежавшей к Верхнемуллинскому сельсовету, к тому же переходу на улицу Советской Армии. Между двумя этими подъемами у глухого забора с ярким плакатом: «Охранное предприятие “Вепрь”» я заметил очередные большие кучи строительного мусора. А когда прошел вдоль них, то чуть не свалился в большой глубокий и крутой овраг, полностью заваленный всяческими отходами. А прямо у его устья бьёт родник, украшенный металлической беседкой. У родника сидели, охлаждая пиво, два местных мужика, которые рассказали, что река раньше была здесь намного шире. А самый главный родник был несколько ниже, у берега, там сейчас что-то вроде замусоренной лужи. Когда-то место это было хорошо оборудовано, и у него постоянно стояла очередь за водой.

Места скорби
Сегодня территория между Крохалевкой и Ераничами, прежде беззаботная, знавшая только спортсменов да отдыхающих, наполнена болью и скорбью – именно здесь 14 сентября 2008 года произошла страшная авиакатастрофа. В память об этой трагедии поставлена часовня и мемориал из идущих по кругу 88 белых квадратных в сечении колонн.

Далее окрестные кварталы, бывшие когда-то деревней, снова переходят в действующие мичуринские хозяйства, а противоположный берег рождает еще два притока, чьи треугольные лощины тоже упрятаны под гаражи. А аллея вдоль железной дороги заходит в тень от расписанных граффити жутковатых гаражных руин и, наконец, упирается в кучи мусора. Далее – большая пустошь у автомобильного переезда с улицы Васильева на Свиязева перед «Гипсополимером». От этого предприятия на Крохалевку тянется асфальтовая дорожка с лесенкой, у самого склона – благоустроенный родник. Прямо перед проходными завода «Гипсополимер» я обнаружил в глубоком овражке какой-то поток из большой бетонной трубы. В июне он был черным с серым осадком и сильным сероводородным запахом, сейчас же посветлел, но осадок остался. И это почти у самого истока речки...

Действительно, за небольшой дамбой зеленеют заросшие высоченными камышами болотца, в которых, судя по картам и «2ГИС», и должно скрываться начало речки. Оказалось, это не так.

Бесславный исток славной речки
Долго я не мог найти его. Сколько ни шел дальше вдоль болот и зарослей – речка все такая же обильная, В одном месте у высокой дамбы и железного моста весьма странной конструкции, идущего в никуда, она даже принимает большой нигде на планах города не отмеченный ручей ржавого цвета. Он бежит в окружении свалок мимо АЗС из-за железной дороги. Вообще, свалки здесь, на улице Васильева, за промсектором и гаражами, мягко говоря, обширнейши и безобразны. Причем, сопутствуют они слабой только-только пробивающейся реке повсеместно, напоминая свору гончих, которая настигает молодую олениху. Не хватает только хозяйского крика «Ату!», чтобы навсегда накрыть ее. В их окружении Данилиха проходит мимо поселков Авиагородок и Октябрьский с его импозантными в цветущих палисадниках краснокирпичными двухэтажками. Её пересекает еще две пешеходных связки; одна из них, благоустроенная и асфальтированная, идет от трамвайного кольца.

Так я уже вышел к станции Бахаревка. Время было уже около одиннадцати часов вечера. И вот тут-то в глубокой заросшей кустами придорожной ложбине за кучей пластиковых бутылок и прочего хлама я вдруг обнаружил, что река-то, вроде бы, закончилась. Это была труба, торчащая откуда-то сбоку автотрассы, идущей параллельно с трамвайными рельсами по широкой насыпи от улицы Куйбышева на Бахаревку. Неужели это и есть исток? Что же, вот так бесславно и униженно, под постоянно несущимися шинами, и начинает свой путь славная Данилиха? Но, ожидая последний трамвай на остановке «Элеватор», я заметил с другой стороны этой насыпи, внизу за кустами, покрытый ряской, сильно заросший водоем. Может быть, это начало реки, которая по трубам проходит под рельсами и дорогами? Но время было уже позднее. Дома по спутниковой карте я подтвердил свое предположение: от водоема прослеживалась заросшая ложбина, идущая параллельно улице Васильева в глубину промзоны, к еще одному вытянутому озерцу. Возможно, все-таки, исток там…

Спустя некоторое время я решился-таки сунуться в эту промзону. Продираясь там, я проклял все на свете – уж больно трудным и неприятным оказался путь под серыми или ржавыми заборами по узким глинистым скатам, через кучи битого бетона и заросли кустов с взрывающимися под ногами неоновыми лампами. Но река действительно здесь продолжается и даже разливается небольшими продолговатыми озерцами, заросшими камышом и иногда больше напоминающими болота или канавы.

Около дома, сложенного из шпал, мы с рекой пересекли ветку железной дороги. Но за ней – тут же увязли в заболоченной низине с ручьями, открытыми водяными «окнами», камышовыми островками… И, увы, закончилось все это полным тупиком за еще одним барачным сооружением с качелями, велосипедом, дымящейся банькой и надписью «3-я Бахаревская». Дальше – высоченный решетчатый забор. Река-то, вроде бы, продолжается куда-то, но как проследить ее в этой сумятице заборов, болот, луж, рельсов и хлама… Пришлось искать обходные пути, совсем потеряться и выбираться по железнодорожной ветке через разные торговые базы на улицу Героев Хасана.

Так что, как когда-то истоки Егошихи среди заснеженных лесов, так и самое начало Данилихи мне, увы, не раскрылось окончательно и осталось еще одной загадкой.

Размещено 27.12.2012

 Главная / Наша газета / №10(037)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.