НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №10(037)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№10(037)
Октябрь 2012 г.

логотип газеты "За человека"

Тяжёлая поступь современности

Событие: В Перми в третий раз прошёл фестиваль театра и кино «Текстура»

Роман Юшков

В погоне за ускользающим мигом
Изначальный замысел «Текстуры» как «фестиваля о современности» выглядит довольно вызывающе и парадоксально. На протяжении тысячелетий мечтой любого за редким исключением творца было схватить за хвост вечность, сотворить что-то универсальное, вневременное, на века. За это и чтут Гомера, Шекспира и Пушкина. А то, что «Евгений Онегин» помимо прочего стал, как мы помним из школьной программы, применительно к текущему моменту «энциклопедией русской жизни» считается второстепенным достижением. Хотя, разумеется, и является дополнительным проявлением пушкинского гения. Интересно, присудило бы жюри победу «Евгению Онегину», если бы «Текстура» проводилась в те времена?..

Кадр из фильма «Жить». Героиня актрисы Ольги Лапшиной не осознаёт, что её детей в действительности больше нет... ФОТО: TEXTUREFEST.RU

Кадр из фильма «Жить». Героиня актрисы Ольги Лапшиной не осознаёт, что её детей в действительности больше нет...
ФОТО: TEXTUREFEST.RU

У меня не получилось спросить об этом автора идеи и художественного руководителя фестиваля, продюсера и режиссёра московского театра «Практика» и пермской «Сцены-Молот» Эдуарда Боякова и председателя совета фестиваля актрису Ингеборгу Дапкунайте. Так что приходится мучиться над этими вопросами самому. Что, вообще, значит «изучить ткань, текстуру современной жизни», «поймать момент настоящего в искусстве»? Это означает отцедить сиюминутное от вечного и общечеловеческого?.. Определить природу, специфику именно этого ускользающего мига?.. Возможно ли это по-настоящему, - ведь как известно, историю и культурологию пишут потомки, разглядывая задним числом большое на расстоянии. И если всё же это возможно - увидеть прямо сейчас, разгрызть таинственный орех времени изнутри, то, собственно, для чего, как использовать это умение?.. Для того, чтобы осознанно отделить сегодняшнее от вчерашнего и завтрашнего?.. Или, быть может, чтобы научиться жить сегодня, вступать во взаимодействие с реальностью наиболее адекватным образом?.. Впрочем, как мы знаем, искусство никого и ничему не учит уже со времён Льва Толстого.

Всё это не праздные вопросы - ведь от ответов на них зависят критерии оценки достижений художника. Должны ли быть современными лишь проблематика и фактура? Или же новыми, нетрадиционными следует быть, к примеру, и операторской работе, и постановочным техникам? Следует ли давать фестивальный приз самому «современному», но художественно менее ценному произведению?..

Пожалуй, жюри, в которое организаторы постарались ввести побольше звёзд (Вениамин Смехов, Александр Любимов, Павел Лунгин, Валерия Гай Германика, Фёкла Толстая и др.), старалось найти некую золотую середину, пройти между сциллой современности и харибдой художественности. Рассказать здесь о многих десятках фильмов, спектаклей, пьес и сценариев, представленных «Текстурой», просто невозможно. Дадим свою очень субъективную выборку, пробежимся по некоторым тенденциям.

В ногу с идеологической модой
Закономерно видное место на фестивале занимали фильмы и спектакли, отобранные по принципу политической и идеологической конъюнктуры. В документальном фильме Андрея Грязева «Завтра» живописуется полная приключений, опасностей и эстетских споров жизнь арт-группы «Война». Напомним, «Война» прославилась перевёрнутыми милицейскими машинами, публичным групповым сексом в музее имени Дарвина и огромным светящимся фаллосом, поднявшимся вместе с мостом напротив питерского управления ФСБ. Ну и, конечно же, тем, что именно из этого сообщества вышла панк-группа «Pussy Riot», о которой напоминать никому не надо. В силу раскрученности героев, тщащихся надавать очередных пощёчин общественному вкусу, фильм смотрится легко и с любопытством.

Гораздо более тяжёлым и натужным зрелищем предстал спектакль Прокопьевского драматического театра «Язычники», хотя автор пьесы Анна Яблонская и наполнила текст до предела площадным матом. Складывается впечатление, что режиссёра Веру Попову привлек яростный антиклерикальный пафос драматургии: батюшка, торгующий табаком и алкоголем, одержимо православная бабушка, несущая в семью разрыв и трагедию... А кроме модной проблематики в спектакле, собственно, ничего нет: ни толковой актёрской игры, ни внятной режиссуры. Просто удивительно, какие основания жюри нашло для вручения одному из исполнителей, Александру Огнёву, лауреатского звания в номинации «Актёр Сегодня» в театральной номинации фестиваля.

На этом фоне уже не вызывает удивления награждение титулом «Российский фильм Сегодня» документального альманаха «Зима, уходи!», снятого на недавних московских белоленточных митингах.

Лицом к лицу с чернухой
Следующий блок я бы обозначил как произведения, исследующие проблемы переходного возраста. Здесь выделился открывавший «Текстуру» только что снятый художественный фильм живого итальянского классика Бернардо Бертолуччи «Ты и я». Замкнутый чудаковатый и мечтательный подросток Лоренцо, планировавший провести несколько дней в полном одиночестве, с книгами, музыкой и купленными в зоомагазине муравьями, вдруг в силу обстоятельств оказывается обречённым на общение со своей едва знакомой старшей сводной сестрой, беспутной художницей, пытающейся преодолеть свою наркоманию. Режиссёр тонко и убедительно показывает, как шаг за шагом всё плотнее соприкасаются грани двух казалось бы предельно чуждых и разных миров, как на этом стыке робко пробиваются, удивляя обоих, ростки человечности и семейной близости.

После Бертолуччи странное впечатление чего-то грубо и наспех сварганенного производит другой фильм на тему тинейджеров: мексиканско-французская картина «После Люсии» режиссёра Мишеля Франко. Подростковая жестокость, трагедия изгоя, безжалостная месть - всё здесь как-то лишь примерно намечено, обозначено в общих чертах очень иллюстративной актёрской игрой и то ли неумелой, то ли нарочито примитивной операторской работой.

Тема неизбежного соприкосновения каждого из нас со звериной жестокостью, бесчеловечностью, чернухой развивается в фильме «Жить». Здесь всё как раз сделано с мастерством и талантом, отличная работа и с камерой, и с актёрами. Не зря исполнительница одной из главных ролей Ольга Лапшина получила титул «Актриса Сегодня» в киношной части «Текстуры». Между тем фильм оставляет тяжелейшее впечатление. Автор, молодой екатеринбургский режиссёр Василий Сигарев, получивший известность благодаря своему первому фильму «Волчок», во время обсуждения после показа пообещал, что это депрессивное ощушение через несколько дней сменится светлым послевкусием... Но ни у меня, ни у других знакомых зрителей ничего подобного не произошло. И откуда здесь взяться свету, если первую половину фильма нас заставляют узнать и полюбить симпатичных и беззащитных героев, а во второй половине половину из них с особой жестокостью убивают, оставляя любящих их людей наедине с безумием чёрного горя... Заявляя в названии гуманистическую идею, режиссёр проявляет по отношению к зрителю настоящий садизм.

Полную противоположность представляет собою картина «Доля ангелов». Избрав в качестве героев откровенных маргиналов, преступников, известный остросоциальный британский режиссёр Кен Лоуч выходит вместе со своими персонажами и зрителями к надежде и радости. Молодые непрофессиональные актёры так непосредственны, обаятельны и органичны, что всем ансамблем заслужили титул «Актёр Сегодня» в кинономинации фестиваля.

Суровым языком документа
Самым же воистину современным произведением из представленных на «Текстуре» стал фильм «Я тебя не люблю», снятый, - впрочем, нет, лишь смонтированный - известными документалистами Павлом Костомаровым и Александром Расторгуевым. Творческий дуэт прославился своим пронзительным фильмом «Мать», уже получавшим призы и на «Текстуре», и на «Флаэртиане», и на других российских и международных фестивалях документального кино. Собственно снят же этот фильм был о себе самой молодой жительницей Ростова-на-Дону Викой Шевцовой, которой авторы дали в руки портативную камеру и попросили снимать всю свою жизнь. Вика, напоминающая по социальному типажу знаменитую интернет-героиню, любительницу «Единой России» Свету из Иваново, стала носить камеру с собою и более-менее честно снимать себя, свою работу, возлюбленных, свои раздумия о текущем достаточно блёклом и сером существовании. Дело дополнили стационарные камеры, установленные в квартире и машине. Фильм снимался 3 года. Вика сделала почти постоянные съёмки повседневной нормой, делу помог её явно демонстративный тип личности. Конечно, камера отчасти заставляет её позировать и подавать себя, но привычка и большие временные отрезки нивелируют это и дают нужный эффект. Просмотрев потом километры этих записей, авторы смонтировали действительно необычное зрелище. Не знаю, что это, новое документальное кино, более документальное, чем прежнее, или новая визуальная антропология, но это действительно ранее невиданный жанр и даже киноязык. Жюри вполне оправданно присудило фильму лауреатское звание «Взгляд Сегодня».

А вот «Спектаклем Сегодня» стали «Бабушки» театра «Практика» в постановке Светланы Земляковой, и против этого тоже нисколько не хочется возражать. Зрелище сделано в ныне модной технике «вербатим»: текст не заказывался драматургу, за ним авторы спектакля отправились по деревням интервьюировать реальных старушек. Затем документальная речь в перемонтированном, но содержательно неизменном виде была воспроизведена на сцене. Спектакль, конечно, не лишён недостатков. Искусственно и претенциозно выглядит молодой интервьюер, как будто пришитый к главным героиням белыми нитками. Есть просто режиссёрские просчёты, есть какая-то недосказанность и недоведённость всего действия до катарсиса. Пару раз ловишь себя на внутреннем протесте: если это действительно вербатим, и смысл его в подлинности, то какой смысл в очевидном кривлянии и юродствовании над текстом, который в первоисточнике явно звучал не так? Но что бесспорно подкупает в этом спектакле, так это актёрская игра. Молодые актрисы-выпускницы ГИТИСа так убедительно работают голосом и телом, что заставляют поверить: да, перед нами те самые деревенские бабки, измордованные непосильной работой, своими пьющими мужиками и суровой русской историей ХХ столетия!.. Одна из исполнительниц, Инна Сухорецкая, была названа жюри «Актрисой Сегодня», но по-моему мнению почти все они работали на высшем уровне. А как они пели, эти юные девушки, перевоплотившиеся в своих предтеч - не всякий фольклорный коллектив так слаженно, яростно и прекрасно поёт эти полузабытые деревенские песни...

В самом конце спектакля бабушки снимают с себя платки, телогрейки и калоши и оборачиваются молодыми цветущими девушками в ярких платьях. Бабушки исчезают, от них остаётся на сцене лишь кучка ветоши. Как будто современность вылупилась из кокона Истории и Традиции и, отшвырнув его, вырвалась на свободу. Я смотрел на это и думал, нравится ли мне такой финал. Но зал рукоплескал, и в этих ритмичных ударах я слышал властную и безжалостную поступь её, неотвратимо наступающей на меня Современности...

Размещено 27.12.2012

 Главная / Наша газета / №10(037)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.