НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №4(103)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№4 (103)
Апрель

логотип газеты "Личное дело"

Музы

Майские кущи

Поначалу я было не поверил: в свиноводческом поселке каждая свинарка пишет стихи?! Будто бы его жители на мах цитируют Пастернака и Бродского, и уже выпустили две книги под названием "Стихи жителей поселка Майский". Не скажу про второй сборник, но за редактирование первого якобы заплачено исключительно мясом - 5 кг аванса и 10 кг окончаловки.

На снимке: обложка книги "Стихи жителей поселка Майский"
На снимке: обложка книги "Стихи жителей поселка Майский"
Поехал в Майский и убедился: всё так и есть!

Здесь царство женщин. И при всем при том
Здесь мощный современный "Свинопром"…

Эти строки привели меня в дрожь. Все концептуальные изыски столичных Приговых и Рубинштейнов сразу показались жалкими картонными игрушками.

Итак, первый визит к автору запавших в душу строк Татьяне Агафоновой на дом. Татьяна когда-то работала официанткой, потом - осмотрщицей вагонов, затем - оператором-животноводом, а нынче убирает подъезды. Первое, что я увидел на лестничной площадке, - аккуратная укоризненная надпись на стене: "Уважаемые господа! Не бросайте, пожалуйста, окурки на пол!" Сейчас практически все - господа. Даже - товарищи. А в Майском эта надпись появилась лет 10 назад.

Поэтесса Агафонова - большая, как уральский сугроб, русская баба. Встречая гостей, испекла капустный пирог вполовину кухонного стола. Сменив три профессии, Татьяна сменила и трех мужей. К собственным детям взяла под опекунство двух потерявших мать племянников.

Обращаю внимание на книжный шкаф, где, кроме разномастных стихотворных сборников, выделяется трехтомник Монтеня.

- Иногда и философию почитать надо - для стихов это полезно, - поясняет Татьяна.

Агафонова скороговоркой докладывает: на свинокомплексе средний заработок - 4 тысячи рублей. Впрочем, если брать в целом по совхозу… Это, по ее выражению, "всё равно что средняя температура в больнице (в морге - другая!)". Извинилась за черный юмор и добавила:

- Правда, можно ежемесячно отовариться свининой…

На снимке: майская поэтесса Татьяна Агафонова
На снимке: майская поэтесса Татьяна Агафонова
С разговора о мясе перешли к поэзии. Татьяна прочитала мне целую лекцию о поэте Евгении Винокурове. "Поэт рождается со своей длинной фанатичной мыслью!" - огласила она в конце почерпнутую где-то сентенцию. Я тоже завелся:

- А вот Ахматова о Винокурове сказала: "Поэт хороший, но тайны в нем нет".

Агафонова решила поспорить с Ахматовой.

- Как это нет тайны, - набычилась Татьяна. - То есть стихотворение прочтешь - и всё понятно? Мне всем непонятливым хочется сказать: "Вот я дам вам карандаш - напишите по-русски, что вы хотели выразить!" И оказывается, что выразить-то им нечего. А у Винокурова стихи-то как раз питательные, в них есть то самое меню, которым можно жить всю жизнь…

Здесь в Агафоновой, вероятно, заговорила бывшая официантка. В разгар спора Татьяна убавила категоричности:

- Я всего лишь маленькая поэтесса с большим производственным стажем…

Я просто ахнул:

- Вы сейчас почти что повторили строчки эмигрантки Ирины Одоевцевой, жены поэта Георгия Иванова. Она когда-то пококетничала: "Я маленькая поэтесса с огромным бантом".

- Как же, помню, - осведомленно отозвалась Татьяна.

…Мы ехали в поселковый Дом культуры на презентацию книги "Стихи жителей поселка Майский". После разговора с поэтессой Агафоновой меня уже не забавляло пришлое словечко "презентация" в сочетании с привычным словом "поселок". Я всё пристальнее вчитывался в изданную книжку. Предваряя ее, известный в Перми редактор Надежда Гашева писала: "На моей памяти впервые жители небольшого поселка решили издать коллективный сборник стихов. Главное, на мой взгляд, заключается в том, что маленький поселок сумел-таки поэтически самовыразиться. С этой точки зрения и будет интересна книга: вот так жили, мыслили жители поселка Майский…"

Что поразило меня на поселковом вечере? Не только очередное крылатое выражение Агафоновой типа: "По степени талантов наш поселок - явление уникальное!" Уникальность поселка мне явилась в другом. В Майском есть свои литературные основоположники - Феоктист Рушков и Анатолий Андреев (вот она, крохотная, но самостоятельная планета!) Все они давно уже ушли в мир иной, однако их сочинения читают и чтут местные жители.

В Майском есть и свои живые классики. Например, санпропускница свинокомплекса Людмила Истомина: "Ну, представлять меня не надо, я - автор четырех самиздатовских сборников!"

К числу классиков Майского надо отнести и давно живущего в ныне краевом центре Александра Старовойтова, выпустившего, правда, не в самиздате, а вполне легальным способом немалое количество стихотворных книжек директора "Горьковки", весть о котором давно преодолела пределы Перми и России. Согласно версии забугорного биографического института, Старовойтов стал "Человек года". А когда-то преподавал в средней школе поселка Майский, жил среди поэтесс свинокомплекса, подпитываясь их рифмотворчеством.

В Майском есть и свои авангардисты - это сторож Володя Горбунов, написавший: "Добрый я, но если лают, я, как Сталин становлюсь!" К шекспировскому Гамлету Горбунов обращается, как к соседу:

Здорово, Гамлет. Брось стоять столбом.
Давай, входи. Я знал, что ты припрешься…

Есть свои "мисс", стюардессы. Такова Ольга Толокнова, когда-то принимавшая участие в конкурсе "Мисс-Краснокамск-98", а теперь живущая в лайнерах и пишущая:

Целовать вишневые
Губы не давай.
И духи дешевые
Ты не покупай.

Есть свои весельчаки-частушечники типа Сергея Бердникова:

Говорят, в поселке Майском
Мор пошел на мужиков.
Не пришлось бы вам, свинарки,
Уговаривать хряков.

Есть яркие представительницы поколения next - как Ольга Абатурова, поступившая в Пермское музыкальное училище:

Взорвем потолок, разобьем все лампочки,
Посрываем все постеры со стен,
Повыкидываем в форточки старые тапочки,
Постараемся выйти из всех систем…

Есть в поселке даже свой Солженицын - служивший в военном оркестре Вадим Галямин, который, говорят, никому не показывает своих произведений, намекая на 37-й год.

Похоже, здесь в Майском каждый из названных живет совсем как в стихотворении Агафоновой про человека, несущего крест:

Он книжку выбирает перед сном
И сам со временем он пишет книжку…

Потом Татьяна пришлет мне письмо, в котором расскажет, как проходила презентация второй книги "Стихи жителей поселка Майский": "Авторы выступали на сцене большого зрительного зала ДК. Там микрофоны - просто золотые! Звукооператор приехал к нам из Москвы, он родом из Майского, а в Москве работал с Максимом Галкиным. Люда Истомина практически сама вела весь вечер (чем выросла в собственных глазах - она патологически боится сцены). Ей пришлось рассказывать о том, как она работает над книгами и - об авторах, особенно - о тех, кого нет в живых. Горбунов читал "Поэтам на тусовке". Потом для него был сюрприз - из Краснокамска приехал один ветеран. Он, оказывается, везде на мероприятиях читает Володино стихотворение "Василий Теркин. Год 2000-й" и ему рукоплещет пол-Краснокамска. Внешне - копия Твардовский. Читал без микрофона (акустика хорошая) - 23-й раз, говорит, сегодня эти стихи читаю. Володя был счастлив, и Юрий Дмитриевич Кузнецов - так зовут ветерана - тоже. Они обменялись рукопожатиями на сцене, и Володя подарил ему книгу с автографом. Я читала всё свое новое в свете своего видения разрешения исламского конфликта через любовь…"

Агафонова иногда изъясняется прямо-таки как классик советской литературы, автор "Котлована" и "Чевенгура" Андрей Платонов!.. Это только герои его произведений могли сказать так: "… в свете своего видения разрешения исламского конфликта через любовь…"

А о Майском, где, кстати, уже готовы к печати и третий, и четвертый выпуски книжек "Стихи жителей поселка Майский" - нашлись бы только спонсоры! - я думаю вот что. Мы, кажется, только сейчас, когда многие жизненные уклады в России бездумно и хищно порушены, начинаем по-настоящему постигать такие понятия, как "семья" и "род". Быть может, потому, что чувствуем: не в этом ли наша последняя защита перед бездной?..

Я вспоминал, как жены и дети поселковых поэтов читают занесенные в скрижали самодельно переплетенных общих тетрадей бесхитростные, но часто самобытные строки своих умерших или просто не пришедших в зал по причине хвори мужей и отцов, и размышлял. О том, что, сколько бы ты ни жил на этой, кажется, не очень-то и родной планете, сколько ни странствовал и ни сидел глаза в глаза с ее обитателями, все равно не хватает жизни узнать доподлинно этих людей. Тех самых, к которым столичные политики и литераторы норовят приделать уничижительное обозначение "простые".

…Вечерами, когда можно в одиночку поговорить с приблизившимся небом, выгуливает по поселку свою трепетную душу слесарь Соснин, и душа его прозревает до вселенских наблюдений: "И даже в поле незабудка бескрайним космосом полна". Слушает бескрайний космос слесарь Соснин, и пишет, как Бог:

И какая-то пташечка свищет:
"Это - рай! Это - рай! Это - рай!"

Юрий Беликов,
член Союза российских писателей

Размещено 06.04.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №4(103)