НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №5(104)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№5 (104)
Май

логотип газеты "Личное дело"

День Победы

Враг делал ставку на ГУЛАГ…
но Советскую отчизну защищали не только ее сыны, но и пасынки

Известно, что в расчеты врага входило использование обитателей ГУЛАГа в качестве "пятой колонны", мол, "зеки" восстанут и нанесут удар в спину Советской власти. Произошло же нечто прямо противоположное.

Враг делал ставку на ГУЛАГ…
Враг делал ставку на ГУЛАГ…
Начальника техотдела пермской железной дороги И.А. Ширинкина арестовали 26 июня 1941 "за распространение слухов о том, что на Мотовилихинском заводе делают пушки", судили и отправили на строительство Соликамскбумпрома. Копал котлованы, бригадирил, был чертежником и учетчиком. "Потом меня перевели на спиртозавод. Потом… на завод №577. Я строил котельную и трубопроводы. Завод построили в один год. В 1942 г. осенью его уже сдали. Потом перевели на завод №881. Жилось там очень плохо. Жили в бараках. Стены все отекли льдом. Ночью к железной печке становишься, жаришь вшей… Иной раз надо работать, а ты сядешь, на доску голову положишь - сил нету. Очень плохо кормили". Схожей оказалась участь пермяка Н.Н. Кожина. Арест, скоротечный суд, 58-я статья, Вишерская "зона", лесоповал. "Я… валил до 18 кубометров за смену. А это в зимних условиях тяжело очень. Механизация? А какая там механизация? Лучковая пила, топор, все. Вывозили уже без нас. Делали такие ледяные дороги". Валю Мельникову, юную работницу Пермского телефонного завода (тогда №629), ремонтировавшую прибывавшие с фронта аппараты, обвинив в прогулах, тоже отправили "искупать вину". "Сначала я в промколонии была, потом на "Красном Октябре", из Камы вытаскивала багром деревья. Потом меня отправили на пересыльный пункт тюрьмы, это на Плоском поселке было. Водили нас оттуда под винтовкой на Пермь1 - чушки литые в вагон бросали. Эта чушка 10-15 кг, я еле-еле поднимала. Водили еще на механический завод у Перми П (сейчас завод им. Дзержинского - ред.). Там мы вату носили из вагонов. Положишь на себя тюк, и тебя не видно. Падали, вставали и снова несли". Освободилась Мельникова 9 марта 1945 г.

Ссыльнопоселенцы, некогда раскулаченные и свезенные в Прикамье чуть ли не со всей страны, тоже валили и сплавляли лес, им же выпало добывать уголь и руду. Благодаря "кулакам" бесперебойно поставлял продукцию Соликамский магниевый комбинат, десятки других предприятий.

Не могу не упомянуть также своеобразный "стройбат" - трудармейцев, ряды которых пополнялись за счет этнических немцев и представителей других "неблагонадежных" наций. Мобилизованные по линии НКВД, сведенные в трудколонны, они содержались в отдельных лагерях и специальных зонах при промышленных предприятиях. Их труд обеспечивал добычу угля, нефти, древесины, возведение электростанций, Пермского и Югокамского нефтеперегонных заводов, Соликамского бумкомбината, функционирование Пермского завода №260 по производству боеприпасов. Из их заработка удерживалась стоимость дополнительного питания, а оставшаяся сумма зачислялась на лицевой счет. Одежда и обувь приобретались за наличный расчет, продукты и промтовары распределялись по тем же нормам, что и для вольнонаемных.

Не сидели сложа руки и ожидая решения своей участи и обитатели проверочно-фильтрационных лагерей №№ 241 и 0302. Бывшие пленные, окруженцы, вольные и невольные пособники врага рубили уголь в Кизеловских шахтах, в Березниках трудились на калийном комбинате и содовом заводе, в Перми - на заводе №172.

Места лишения являлись также источником пополнения Вооруженных Сил. "Зековские" телаги на армейское обмундирование сменили тогда свыше миллиона человек. "Я иду охотно и буду иметь возможность проявить себя на фронте, чтобы смыть с себя кличку - кулак", - заявил один из призывников, содержавшихся в поселении на Вишере. Когда Михаилу Бутакову, осужденному на пять лет лишения свободы "за антисоветскую агитацию", представилась возможность служить в железнодорожных войсках, он не колебался ни минуты. Домой в Красновишерск вернулся спустя полгода - контуженым, со старшинскими погонами, медалью и справкой о том, что "…за проявленное им отличие в боях с немецкими захватчиками судимость по… ст.58-10 УК РСФСР с него снята". Мог бы остаться в тылу. Но чуть подлечился и окреп, и снова отправился на фронт. Победу встретил в Берлине, будучи тяжело раненым неподалеку от бункера верховного командования Вермахта. До 46-го мотался по госпиталям. Все это время в тылу самоотверженно трудилась его жена Юля, тоже бывшая "зечка".

Аркадий Константинов,
кандидат исторических наук,
доцент кафедры журналистики ПГУ

Размещено 11.05.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №5(104)