НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №6(105)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№6 (105)
Июнь

логотип газеты "Личное дело"

Фемида

Размышления после процесса

Недавно в областном суде состоялось оглашение приговора по делу Александра Шабанова. К 17 годам лишения свободы приговорён последний из троих граждан, которых правоохранительные органы обвиняли в совершении одного громкого убийства. Вроде бы, можно поставить точку. Только почему-то точка эта не ставится. Вместо неё вырисовывается целый ряд вопросительных знаков, оставшихся после вынесения приговора.

Группа вооруженных бандитов убила частного предпринимателя Ф., занимавшегося сбором цветных металлов, и его гражданскую жену. Убийство совершено путем проникновения в квартиру, цель убийства - завладение крупной суммой денег, которая, по сведениям преступников, должна была быть у Ф. Свидетелей преступления не было, однако, путем проведения следственных действий прокуратуре удалось выйти на след и арестовать подозреваемых. Ими оказались некие Ощепков и Самохин. Во время допросов оба (особенно Ощепков) многократно меняли свои показания, тем не менее, они признались в совершении преступления и показали (тоже далеко не последовательно), что в деле, якобы, был ещё и третий участник, а именно Шабанов. Именно он и предстал на этом процессе в качестве подсудимого.

Дело "уходит корнями" прямо-таки в прошлое тысячелетие (1999 г). Судья Василий Садовенко вел его с самого начала, и на прошлом процессе, завершившемся в 2001 году, были осуждены Ощепков и Самохин. Шабанов в то время проживал в другом государстве (на Украине). Он был там официально зарегистрирован, открыто жил под своим именем, несколько раз, несмотря на объявленный органами следствия международный розыск, приезжал в Россию, но был "найден" ими только в 2005 году. Производство по делу длилось после этого примерно полгода. За это время органами следствия практически не было сделано никаких существенных процессуальных действий, они полностью основывались на данных, добытых ими в 2000-2001 годах. Мало того, они сделали всё возможное, чтобы помешать адвокату приобщить к делу доказательства в защиту обвиняемого. Об этом уже писали некоторые газеты, в частности "Пятница", а адвокат и родственники Шабанова обращались за помощью в Пермский региональный правозащитный центр, так как были убеждены в том, что Шабанова не участвовал в преступлении, и объективные доказательства его вины отсутствуют.

Согласно Конституции РФ, Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам РФ вина человека должна быть однозначно и недвусмысленно доказана, в этом и только в этом случае он может и должен быть осужден. Все доказательства (и со стороны обвинения, и со стороны защиты) должны иметь равную силу и беспристрастно анализироваться. В действенности этого предписания автору этих слов, и не ему одному, присутствуя на процессе, пришлось усомниться. Суд, например, отказал защите в приобщении к делу ряда документов, в том числе, подтверждающих, что у Шабанова отсутствовал мотив для совершения преступления (сюда относятся, в частности, документы, подтверждающие, что Шабанов, сотрудничая с убитым Ф., за год законно заработал около 5 млн. руб., потому ему было просто невыгодно убивать Ф.). Он отказал защите и в отводе адвоката потерпевшей К., который ранее оказывал юридическую помощь по этому же делу отчиму подсудимого. По мнению адвоката Татьяны Андреевой - защитника подсудимого Шабанова, даже само судебное разбирательство не полностью соответствовало процедуре, предписанной УПК. Как показал приговор, все доводы и доказательства, представленные защитой и приобщенные к делу, которые могли поставить под сомнение виновность подсудимого, суд при оценке доказательной базы полностью не принял во внимание.

Автор этих строк не мог принять полное участие в двухнедельном процессе, однако, судебные прения всё-таки прослушал. Именно этот момент является кульминацией процесса, именно здесь обе стороны приводят и анализируют все добытые по делу доказательства. Речь прокурора не была слишком убедительной. Единственная прямая улика против Шабанова - показания участников преступления Самохина и Ощепкова. Самохин, выступая на этом процессе уже в качестве свидетеля, дал другие показания, заявив, что убийство совершил Ощепков, а подсудимый Шабанов вообще не участвовал в совершении преступления. Дал он и объяснения причины, по которой ранее оговорил Шабанова - материальная зависимость от Ощепкова. В результате в "копилке" обвинения фактически остались только непоследовательные и противоречивые показания Ощепкова, кровно заинтересованного в том, чтобы Шабанов был осуждён. В противном случае он сам мог бы оказаться под подозрением в качестве главного исполнителя убийства. Итак, против показаний Ощепкова были показания другого участника преступления - Самохина, показания самого Шабанова и два косвенных свидетельства. Граждане Н. и С. под присягой показали, что находились в СИЗО г. Кудымкара в одной камере с Ощепковым. Он рассказывал им, что очень ловко смог свалить убийство на другого человека и отделался более легким наказанием. Однако и показания данных свидетелей (предупрежденных об ответственности за дачу ложных сведений), которые тоже противоречили показаниям Ощепкова, были судом проигнорированы.

Но и это еще не все. Экспертиза показала, что только на одежде Ощепкова (куртка) были обнаружены следы от ногтей потерпевших. Мало того, под ногтями самих убитых были также обнаружены микрочастицы ткани от куртки и футболки Ощепкова! Это уже не косвенные улики, это прямое подтверждение совершения преступления! Однако суд в своем приговоре даже не упомянул о них. Каким образом под ногти потерпевших попали микрочастицы ткани от его одежды, так и осталось тайной за семью печатями. Факты не укладываются в версию - значит, о них можно просто забыть. Так сказать, не упоминать не к месту.

Виктор Краснобаев
Виктор Краснобаев
gralwelt@ perm.raid.ru
Отдельной строкой о частном определении, вынесенном судом в отношении адвоката Андреевой, которая в полной мере использовала предоставленное ей право на сбор и предоставление доказательств. Мне неизвестен случай (они, вероятно, редкость), чтобы суд признал достоверным и обоснованным заявление подсудимого о давлении на него со стороны следственных органов и вынес в их адрес какое-нибудь определение по этому поводу. Однако по зачитанному на суде абсолютно бездоказательному заявлению Ощепкова, в котором говорилось, что адвокат, якобы, "давила" на него, суд вынес-таки частное определение. Суд, видите ли, установил (выделено мной - В.К.), что адвокат Андреева нарушила закон при собирании доказательств в отношении ряда свидетелей. Каким образом установил это суд, для меня (и не только) осталось невыясненным, так как никто, кроме Ощепкова ни о чем подобном даже не заикался. Никаких доказательств у суда не было, да он их и не собирал. По мнению юристов Правозащитного центра даже понятие "фальсификация" применено судом некорректно, также как и ссылка на ст. 33 УК РФ, а само частное определение необоснованно и незаконно.

Адвокатом подана кассационная жалоба, я читал её. Доводы обоснованы и хорошо аргументированы. Отмечена там и еще одна деталь: даже тайна совещательной комнаты была судьей нарушена. Печально.

Остается надеяться, что Верховный суд даст объективную оценку всему делу. Итак, поставим пока многоточие…

Виктор Краснобаев
gralwelt@perm.raid.ru

Размещено 17.06.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №6(105)