НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№7 (106)
Июнь

логотип газеты "Личное дело"

Алексей Лучников
Алексей Лучников
Взгляд наблюдателя

Наркомания: новые истории

За последнее десятилетие общественное мнение по проблеме наркомании сложилось. Во многом оно опирается на информацию, которую люди получают из телесериалов, "желтых" газет, разговоров друг с другом. Основанное на таких "фактах" мнение часто не совпадает с действительностью. С начала 90-х, когда эпоха массового употребления наркотиков в России только начиналась, многое изменилось. А мифы, осевшие в сознании людей, остались.

Этот текст открывает цикл материалов на тему наркомании. Газета приглашает всех, кто имеет отношение к этой проблеме присоединиться к ее обсуждению. Мы понимаем, что решить проблему наркомании газета не может, но снизить ее остроту, на наш взгляд, вполне реально. Или, как минимум, - обратить на нее внимание тех людей, в чьих силах это сделать. Наконец, привлечь к ответственности ведомства, комитеты и управления, которые обязаны заниматься этой проблемой но, по каким-то причинам, не прилагают усилий для изменения ситуации.
Эта публикация - результат слияния двух интервью. Одно автор взял у Николая Рыбакова, заместителя начальника оперативной службы Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Пермскому краю. Альтернативную точку зрения по некоторым вопросам представит Александр Захаров (имя и фамилия изменена) - бывший наркоман, который прошел курс лечения в реабилитационном центре и в настоящий момент не употребляет наркотики. Итак…

Миф первый. Чтобы прекратить распространение наркотиков по Пермскому краю достаточно изгнать афганцев, таджиков и цыган.

    Каким путем и откуда наркотики приходят в Пермский край?

Рыбаков: Наркотики приходят из Таджикистана, Казахстана и Афганистана через Екатеринбург, Оренбургскую область. Это путь героина.

Синтетические наркотики - амфетамин, экстези, МДМА, МДМ и кокаин поступают из стран Европы через Прибалтику, Пятигорск к нам различными путями. Как правило, это автотранспорт или железная дорога. Реже по воздуху. На днях мы задержали крупную партию Метамфетамина в поезде из Санкт-Петербурга. Год назад был случай - на почтамте изъяли посылку из Нидерландов. Адрес получателя пермский. В посылке была тысяча таблеток "Экстази". Плюс семена устойчивой к северным морозам конопли. Получатель получил девять лет лишения свободы. Буквально на прошлой неделе наркополицейские совместно с таможней задержали посылку, которая пришла в Пермь из Голландии. В ней находилось более трёх тысяч таблеток "Экстази".

Героин по-домашнему. Фото с сайта - http://www.photosight.ru/
Героин по-домашнему.
Фото с сайта - http://www.photosight.ru/
Система распространения наркотиков очень сложна. В ней участвуют очень много людей, начиная от рядовых исполнителей, которые продают дозы меньше грамма, и, заканчивая организаторами процесса, которые распоряжаются десятками и сотнями килограммов. Наркоторговцы сами очень редко употребляют наркотики.

В сети распространителей есть и ЧеПешники - автоперевозчики. В прошлом году мы задержали 36 килограммов героина. Он шел из Екатеринбурга. Героин был афганский, так сказать, в заводской упаковке. В этой стране работают целые нелегальные заводики по изготовлению этого наркотика.

Если человек попадает в "систему", у него впереди два преступных пути: добывать деньги на наркотики - грабить квартиры, воровать сотовые телефоны, автомагнитолы и так далее. Второй путь - стать дилером. Делить купленные наркотики на части, разбавлять их и продавать. Соскочить с обоих путей очень трудно.

Наркоманы - больные люди. Но больные люди должны лечиться. А они не идут. Продолжают воровать, продавать и потреблять наркотики. И неизбежно становятся социально опасными для общества.

Захаров: Я думаю, что в сравнении с 2004 годом потребление наркотиков в Перми увеличилось. Это связано с тем, что многие торговцы, которые были посажены в 90-х, вышли из тюрем. У нас не действуют программы социальной реабилитации. Что делать человеку, который вернулся из тюрьмы? Им никто не хочет заниматься. И он продолжает делать то, за что сел.

    Кто продает наркотики?

Рыбаков: Принято говорить, что преступность не имеет национальности. В Пермском крае наркобизнес делают и русские, и киргизы, а так же таджики, азербайджанцы, цыгане. Среди всех наций очень много законопослушных граждан, но есть и преступники. Я основываюсь на статистических данных, собранных по уголовным делам, анализу судебной практики.

Цыгане, таджики, азербайджанцы - крупные наркоторговцы. Они, как правило, сами не употребляют наркотики. Некоторые цыганские семьи представляют собой организованную группировку по продаже, в которой представлена вся структура распространения: организаторы перевозчики и торговцы. Работают эти семьи по принципу: отца посадили в тюрьму, сын начал продавать, и так далее. Эти крупные поставщики - главные клиенты нашего ведомства. Если в результате справедливых приговоров судов их станет меньше, то и мелких дилеров, поубавится. Как правило, на наркомафию работают только опустившиеся местные жители, личность которых полностью деградировала. Ведь идёт необъявленная война, наркоторговцы - это оккупанты, а их помощники - предатели и коллаборационисты.

    В начале этого года по пермским Интернет-агентствам прошла информация, что в Перми число смертельных случаев от передозировки наркотиками возросло в два раза. Как вы думаете, в чем причина роста смертности среди наркоманов?

Героин по-домашнему. Фото с сайта - http://www.photosight.ru/
Героин по-домашнему.
Фото с сайта - http://www.photosight.ru/
Рыбаков: Вот Вы спрашиваете, связан ли рост смертности наркоманов с увеличением количества наркотиков в городе? Могу спросить в ответ: а откуда у Вас информация о том, что все они умерли от передозировки наркотиков? Ведь причин смерти наркоманов гораздо больше: это и убийства, и различные заболевания (СПИД, гепатиты и другие), и низкое качество наркотика (последнее время наркосбытчики, опять же по причине изъятия сотрудниками наркоконтроля и милиции крупных партий наркотиков, вынуждены добавлять в наркотические средства различные вещества, действие которых на организм человека не предсказуем). Поэтому говорить о том, что смертность наркоманов является следствием роста количества наркотиков на улицах города нельзя. Да и роста количества в таких масштабах, из-за которых могла бы вырасти смертность, нет. Имеет место тот факт, что если ранее сбытчики того же героина почти никогда не обманывали "клиентов", то в настоящее время наркотика стало не хватать, и его начали сильнее разбавлять (бодяжить). Разбавление героина - обычная практика. Этим занимаются все наркоторговцы на всех уровнях, чтобы больше заработать. В героин добавляют растолченные таблетки, стиральный порошок, известь или еще какую-нибудь дрянь. Эти "добавки" опасны для жизни и могут привести к летальному исходу. До наркоманов доходит уже не героин, а героиносодержащая смесь. Логика наркоторговцев такова: если ты разбодяжил наркотик больше, его все равно купят, потому что больше не у кого. Каждый торговец продает только трем-четырем проверенным потребителям, которые, в свою очередь покупают героин только у него.

Одной из причин может являться и абстинентный синдром, возникновением которого является как раз нехватка наркотиков, вызванная "перебоями" их на рынке, в результате работы сотрудников правоохранительных органов. Так случилось после изъятия из незаконного оборота 209 килограммов героина.

Или, например, один наркоман привык покупать героин у своего наркоторговца. Его поставщика посадили. Наркоман купил героин у другого продавца. Наркотик оказался очень концентрированный. Организм не выдержал такой встряски - летальный исход.

Миф второй. Синтетические наркотики - не наркота, а "легкое увлечение".

    Какой наркотик больше пользуется спросом?

Рыбаков: Есть ошибочное мнение, что таблетки не вызывают привыкания. Среди потребителей синтетики много системников. Но любителей "закинуться" несоизмеримо меньше, чем потребителей героина. Хотя большинство представителей, так называемой, золотой молодежи, которая тусуется в ночных клубах, постепенно опускается и становятся обычными ханыгами. Наркотик всех приводит к одному знаменателю.

Поэтому в отношении тех, кто ещё не захвачен таблеточной манией, ведётся планомерная профилактическая работа. В этом году органами администрации города Перми было проведено совещание с представителями ночных клубов. Теперь фэйс-контроль на входе в них усилится. Охранники уже сейчас стали бдительнее. А мы им помогаем вычислять наркоторговцев во время рейдов по местам ночного досуга.

Однако наркоторговца трудно вычислить и поймать на месте преступления. Это очень осторожные люди. Есть только один факт, доказывающий, что люди, работавшие в клубе, продавали наркотики. В прошлом году (теперь об этом можно говорить) один из администраторов заведения был привлечен к уголовной ответственности как наркодилер. Но так и не удалось доказать, что он распространял их в помещении клуба. Не так давно два случая незаконного оборота наркотиков были выявлены в "Мегаполисе". В январе 2004 года мы провели проверку в клубе "Резервуар", на улице Патриса Лумумбы 2а. Это было что-то! Там люди синтетические наркотики носили в руках, в карманах. Клуб прекратил свое существование. На данный момент случаи открытой продажи наркотиков пока не наблюдаются.

Захаров: Синтетика вызывает тяжелый отходняк (посленаркотическое состояние, напоминает алкогольное похмелье). За четыре-пять часов кайфа человек платит сутками ужасного физического и психического расстройства. Часто в таком состоянии наркоманов посещают мысли о самоубийстве. Многие находят выход в том, что пробуют героин. Он помогает пережить это состояние, но резко взывает привыкание. Соскочить с героина почти невозможно. Выход или тюрьма, или могила.

    Есть мнение, что наркобизнес в Пермском крае контролирует русский криминал. Это действительно так?

Рыбаков: Я бы не сказал, что русский криминал занимается контролем наркобизнеса. Это делают те же таджики, цыгане, азербайджанцы.

Захаров: Серьезный криминал ушел из этого бизнеса. Он легализовался. Проблемы с наркотиками ему не нужны.

    Сколько в Пермском крае в месяц употребляется наркотиков?

Рыбаков: Потребление по Перми - 34 килограмма в месяц. По области - 26-28 килограмм. В целом, по области, около 60 килограмм. Сюда входит не только героин, но и синтетические наркотики.

Миф третий. "Никто ничего не делает".

    Как милиция решает проблему потребления наркотиков?

Рыбаков: Мы радуемся, когда узнаём об очередной успешной операции по изъятию наркотиков милиции, ФСБ, таможни. Ведь мы делаем-то одно общее дело. И порой делаем его в тесном взаимодействии. Примером может послужить последняя операция с пермской таможней. В одиночку и нам, и им было трудно реализовать оперативную информацию, а вместе мы сумели захватить самую крупную партию синтетических наркотиков за последние несколько лет. Нами был разработана операция по изъятию 33 килограммов героина, задержание преступников проходило при содействии сотрудников ГИБДД. Совсем недавно вместе с сотрудниками ФСБ мы задержали группу распространителей синтетики…

Захаров: У меня особое мнение на этот счёт, о работе милиции я скажу после.

    Кто должен заниматься наркоманами?

Рыбаков: Антипропаганда наркотиков должна начинаться в семье. Единственный способ борьбы с наркоманией - не употреблять наркотики. Специалисты утверждают, что от наркомании вылечивается один из тысячи. Ремиссия - длительное воздержание - возможна. Но физическая зависимость проходит, а психологическая нет.

Надо заниматься профилактикой, корректировать молодежную культуру. Наркотики это не модно и не круто. Наркотики - болезнь, которая приводит к смерти. По скромным подсчетам один наркоман в год привлекает к употреблению наркотиков десять человек. Через год эта цифра увеличивается до ста человек. Эта прогрессия условна, но, если ничего не предпринимать, вполне реальна. Наше ведомство только правоохранительными методами не может справиться с этой проблемой.

Государственные, муниципальные органы, общественные организации и средства массовой информации, семья и школа должны проводить антинаркотическую политику.

Наша служба работает во взаимодействии с милицией, ФСБ, таможней и, тем не менее, значительная часть наркотиков попадает к потребителю, поскольку нам противостоит сейчас организованная и хорошо оснащённая технически наркомафия. Однако её не в коем случае не надо бояться. Гадину, которая заползает в дом. обычно давят каблуком. И хорошо, что пермяки стали это понимать.

На наш телефон доверия (2442200) поступает масса звонков. Мы проверяем все. Пусть даже информация не всегда подтверждается, нужные сведения в каждом из этих сообщений можно найти. Мы всегда "чистим" нехорошие адреса, где проживают наркосбытчики.

Нам необходима помощь населения. Например, при документировании по завершению операции по задержанию наркоторговцев необходимы два понятых. Люди редко соглашаются помочь.

Пока некоторых категорий граждан не коснется проблема наркотиков, они ей не интересуются. Вторая проблема в том, что люди всегда чего-то опасаются. Боятся быть свидетелями по делу. Но, если мы беремся за наркоторговца, мы его раскручиваем до конца. Он обязательно сядет в тюрьму.

Если кому-то известны адреса наркоторговцев, позвоните по телефону доверия. Для нас будет полезна любая информация.

P.S. Как обещал, Александр Захаров высказал своё мнение о борьбе милиции с наркоторговлей: "У милиции бывают среди прочих свои методы работы с наркоманами. С их помощью милиция повышает раскрываемость преступлений. Сажают наркомана в изолятор временного содержания (ИВС). И держат там до тех пор, пока у него не начинается ломка. Потом предлагают ему за дозу взять на себя несколько эпизодов (преступлений). Как правило, это кражи. Обещают ему смягчающие обстоятельства на суде и небольшой срок. Наркоман в таком состоянии ничего не соображает и соглашается. Если ломки недостаточно, его могут избивать, пока не напишет чистосердечное признание. Не многие выдерживают.

Крупные торговцы и милиция сотрудничают друг с другом. У милиционеров есть стукачи из среды наркоманов, которые за дозу очень оперативно поставляют в органы правопорядка всю информацию по преступлениям, совершенным наркоманами. Для отчетности перед начальством милиционеры могут даже задержать небольшую партию наркотиков. Половину сдают в вещдоки, а половину отдают наркоману-наводчику. Так же и у наркобаронов есть информаторы из высших чинов милиции. Крупные торговцы, как правило, заранее знают, когда и где будет проводиться "следственная операция".

На наш взгляд эта тема может стать предметом дальнейшего обсуждения проблемы наркотизации общества. Действительно ли милиция применяет такие "методы дознания" или это только мнение Александра?

Размещено 28.07.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)