НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№7 (106)
Июнь

логотип газеты "Личное дело"

Игорь Аверкиев, председатель Пермской гражданской палаты
Игорь Аверкиев,
председатель Пермской гражданской палаты
Реакция

Особое мнение о ракетных общественных слушаниях

Наконец, спустя год проволочек, когда уже половина ракет утилизирована, состоялись общественные слушания, посвященные проекту утилизации межконтинентальных баллистических ракет РС-22.

Я не химик, не эколог, даже не работник Кировского завода. Я ничего не понимаю в утилизации твердотопливных баллистических ракет. Я просто хочу понять, опасна эта утилизация для моего города или не опасна.

После слушаний я понял следующее:

1. Власть и специалисты по-прежнему либо многого не знают о процессе "утилизации" и его последствиях для населения, либо тщательно скрывают часть своих знаний.

2. Работники завода им. Кирова и НИИПМ, - а именно они были в подавляющем большинстве на слушаниях, однозначно поддерживают проект утилизации ракет и очень не любят всех, кто выступает против проекта. Я понимаю и уважаю эту их позицию, они имеют на неё полное право. Утилизация ракет - это их рабочие места, это благополучие их семей. Но я также понимаю, что это мнение людей, лично заинтересованных в проекте. Я знаю, что таких людей в масштабах миллионного города очень немного. Безусловно, их мнение должно быть учтено, но оно не может быть определяющим в решении общегородской проблемы, а утилизация - это именно общегородская проблема. Целый город не может быть заложником интересов нескольких предприятий и нескольких сотен, может быть, тысяч их работников. Иначе просто несправедливо.

3. Социальные блага, которые, по заверениям властей, проект должен был принести Перми и Закамску, оказались блефом. В 2005 году налоговые отчисления от проекта утилизации в областной и городской бюджеты составили всего 0,1-0,2% в том и другом бюджетах. Обещанные "средства для развития социальной сферы соответствующих муниципальных образований" вообще не были выделены ни одним из заинтересованных в проекте ведомств, не говоря уже о софинансирующих проект американцах. Известно лишь, что около 14 миллионов рублей было потрачено на социальные нужды работников НИИПМ. Последнее, конечно, хорошо, но проект так и не стал точкой социального роста ни для Закамска, ни, тем более, для Перми, как обещали его пропагандисты.

4. Со слов пермского профессора А.С. Ермилова, московского профессора Л.А. Федорова и других специалистов я понял, что, выполняя российско-американский договор СНВ-2, в Перми утилизируют ракеты максимально невыгодным для России способом, не конверсионно. Свои ракеты американцы утилизируют так, чтобы вторично использовать различные очень ценные их составляющие. Мы же, сжигая свои ракеты, делаем это таким образом, что после "прожига" ничего полезного для производства уже не остается. Миллионы рублей улетучиваются в дыму, "отапливают космос". И именно такой проект утилизации согласились финансировать американцы. По сути, работники "Машиностроителя", НИИПМ, завода имени Кирова, утилизируя ракеты РС-22, реализуют американский госзаказ, противоречащий интересам нашей страны. А это обидно и неприятно.

5. Я понимаю, что утилизация ракет это не единственная и явно не главная экологическая проблема Кировского района. Уже несколько поколений жителей Закамска страдают от всякой гадости, выбрасываемой в воздух и воду не только Кировским заводом, но и Галогеном, и СМС, и ТЭЦ. Из года в год закамцы хоронят своих друзей, соседей, коллег, погибших на рабочих местах во время всяких нештатных ситуаций, в сравнении с которыми ноябрьская авария на закрытом стенде почти пустяк.

Я понимаю, что многих закамцев раздражает шумиха, поднятая "общественными экологами" вокруг сжигания ракет. Ведь местные жители знают, что кроме утилизации есть масса других, возможно, не менее важных поводов для вмешательства борцов за чистый воздух и здоровье детей. Безусловно, такая позиция части закамцев - это урок для экологических активистов: зацикленность на одной экологической проблеме, причем не единственно важной и с явно политическим оттенком, не самый лучший способ привлечения населения на свою сторону. Но и закамцы должны понять людей из Союза "За химическую безопасность" и "Анархо-экологического сопротивления" - их слишком мало, чтобы заниматься всем, даже самым важным - приходится выбирать. Приходится с чего-то начинать, а начинать лучше с того, к чему проще привлечь внимание властей и людей - такова логика любых общественных действий.

Закамск - уникальное место. Острейшие экологические проблемы в нем существуют на фоне почти полного экологического безмолвия самих закамцев, безмолвия почти принципиального, демонстративного. Видимо, нам всем надо признать главное - многие закамцы привыкли, что заработать на жизнь они могут только согласившись на вредность производства и жизни. "Вредность" и относительное благополучие для многих жителей Закамска просто неразделимы. Так устроена их жизнь, но это ненормальная жизнь, и рано или поздно им самим придется это признать и самим начать, наконец, что-то делать.

6. Наука в России, связываясь с властью, бизнесом или с западными инвесторами, перестает быть наукой и в самом деле превращается в ту самую "продажную девку" то пресловутого американского империализма, то отечественного бюрократизма, то транснационального монополизма - как уж получится. Обидно за наших ученых. Торговля полуправдой для некоторых становится профессией.

А теперь о самих публичных слушаниях - только факты.

На слушаниях власти и "руководители утилизации" признали, что ракеты в рамках этого проекта сжигаются с 2003 года. Следовательно, почти те же самые люди в течение долгого времени, глядя нам в глаза, осознанно лгали, заявляя, что проект не реализуется, что ракеты не сжигаются. Поэтому, лично у меня нет никаких оснований верить их сегодняшним заверениям о том, что проект абсолютно безопасен. Презумпция лжи - вещь серьезная.

Сегодня уже никто не смеет отрицать, что сложнейший и потенциально опасный проект был запущен без государственной экологической экспертизы его основных объектов, что само по себе более, чем вопиюще и подозрительно. Более того, не все государственные экспертные заключения готовы и сегодня. Не говоря уже о том, что общественная экологическая экспертная комиссия выдала отрицательные заключения по всем объектам, которые ей удалось проэкспертировать.

Никто на слушаниях так и не представил четкой достоверной информации о вредности или безвредности для человека веществ, выделяемых при сгорании двигателей, как и в какой степени они улавливаются и насколько опасно то, что остается. Результаты исследований содержания диоксинов в женском молоке, представленные директором пермского НИИ детской экопаталогии Н.В. Зайцевой не выдерживают никакой критики просто потому, что обследование женщин было проведено в 2004 году, т.е. тогда, когда сжигание ракет только началось и не было массовым, а диоксинам свойственно накапливаются в жирах, и вредными для человека они становятся именно благодаря этому свойству накапливаться со временем.

Руководитель пермского управления по технологическому и экологическому надзору С.Н. Южанин ушел от ответа на вопрос, предназначен ли закрытый стенд для сжигания двигателей именно ракет РС-22. По проектной документации этот стенд предназначен для сжигания двигателей значительно меньших ракет. В конце концов это вынуждены были признать.

Все специалисты на слушаниях были согласны, что диоксины являются одними из самых опасных для человека химических соединений. Но сам вопрос, выделяются диоксины или не выделяются при сгорании двигателей неожиданно вызвал на слушаниях оживленный спор между двумя докторами наук. Один был абсолютно уверен, что выделяются, а другой столь же абсолютно был уверен в противоположном. Я же как абсолютный дилетант в этих вопросах понял одно: если даже наука еще спорит о вредности-безвредности процесса, то насколько же безответственным надо быть, чтобы запускать этот процесс в производство.

Разработчики и руководители проекта так и не ответили на вопрос, почему произошла ноябрьская авария на закрытом стенде. То есть они объяснили, что и как там треснуло и куда упало, но не объяснили, кто и как это допустил, почему это стало возможным. И в чем гарантии неповторения этой ситуации в более тяжких масштабах.

Только что, в начале июня, Ленинский районный суд по иску Валентины Оглоблиной к НИИ ПМ признал "что действиями НИИ ПМ допускались нарушения экологического законодательства, производились выбросы в атмосферу с превышением предельно допустимых объемов, что приводило к загрязнению атмосферного воздуха" и решил взыскать с НИИ ПМ в виде компенсации морального вреда в пользу Оглоблиной 5 000 рублей. Хотя заместитель губернатора края Н.Ю. Бухвалов и заявил, что подобные судебные решения есть результат "некомпетентности судов", совсем игнорировать их врядли удастся, тем более, что эти решения будут множиться.

Вывод. Во всем, что касается утилизации ракет слишком много неопределенностей, слабых мест, скрываемых рисков. Слишком много очень узких, ведомственных и даже личных интересов и некому отстаивать "большие интересы": национальные, региональные, городские. При этом есть авария. Есть отрицательное заключение общественной экологической экспертизы (при все еще недоделанной государственной). Есть решения судов, признающие нарушения законодательства. Есть ложь государственных и заводских должностных лиц. Есть ущемление национальных интересов в выборе способа утилизации. Есть споры ученых о самой химической сути процесса сжигания двигателей. Нет очевидных и серьезных экономических и социальных выгод для города и района (есть реальные выгоды для предприятий-участников проекта, но в долгосрочной перспективе они явно малозначительны - проект не выводит из кризиса ни завод им. Кирова, ни НИИ ПМ). При этом речь идет не об утилизации стеклотары, а об утилизации сорокавосьмитонных ракетных двигателей совзрывоопасной ядовитой начинкой в виде твердого топлива.

Что делать? Остановиться. Довести все до ума. Процесс утилизации ракет сделать реально конверсионным. Перестать врать. Перестать разбазаривать российское имущество в виде ракет и перестать с пренебрежением относиться к главному национальному ресурсу в виде человеческого здоровья.

PS.
Уважаемые инженеры и чиновники! Чем больше вы разговариваете с людьми на непонятном языке ведомственной статистики, технических и бюрократических терминов, тем больше вам не верят, тем более подозрительно все, что вы говорите. Это закон. Вы можете с ним не считаться, можете высокомерно лениться и не переводить ценную для людей информацию со своего профессионального языка на популярный, но это не решит ваших проблем. Вы будете вечно жить в окружении недоверяющих вам людей. В российском обществе и так недоверия в избытке, не плодите его своим птичьим языком. Уважайте тех, кто пришел вас слушать, учитесь быть понятными. Если же вы осознано хотите в профессиональных цифрах и терминах утопить правду, то ее отсутствие люди всё равно заметят и будут искать правду в другом месте.

Размещено 28.07.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)