НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№7 (106)
Июнь

логотип газеты "Личное дело"

Александра Анохина
Александра Анохина
Тема дня

Восставшие из нета

Пару месяцев назад в Москве группа незнакомых друг другу офисных служащих вышла на Пушкинскую площадь с транспарантами. Уж и не помнится, по поводу чего они выражали свою позицию. Но то, что выражали - это факт. Тогда тихие скромные служащие совершили по сути гражданский подвиг: они не просто на улицу вышли, они преодолели ирреальные стены Интернета, рамки асек и электронок.

В Перми подобного чуда и не ожидалось. По сравнению со столицей здесь население будет повялей, поаморфней. И вдруг оказалось, в нашем городе все же происходили какие-то скрытые тектонические процессы, и в первые дни июня все мы почувствовали, как земля под ногами затрещала.

Поводом стала автомобильная авария на перекрестке Ленина и Компроса. Для тех, кто совсем не в курсе небольшая справка: 30 мая водитель BMW X5, нарушив правила дорожного движения, на значительной скорости протаранил "пятнашку" с тремя молодыми людьми. В результате двое из них погибли, третий был отправлен в реанимацию, а мужчина, которого сотрудники милиции застали рядом с машиной, впоследствии был задержан. Сегодня тот самый Евгений Попов выступает в качестве обвиняемого по ст. 285, ч. 3 УК РФ. Следователь по делу - Игорь Вячеславович Земцов.

Самодеятельный мемориал на углу Компроса и Ленина
Самодеятельный мемориал на углу Компроса и Ленина
В течение следующих дней начала нарастать волна негодования. Зачинателями кругов на воде стало Интернет-сообщество, если быть точнее, "тероновцы" (активные участники форума на www.teron.ru). Получив информацию, они живо включились в обсуждение происшедшего. Спустя какое-то время вместо слов последовали конкретные действия: на форуме появилась сводка с места ДТП, грубые ошибки которой внесли еще большее смятение в ряды форумчан, потом раскадровка с камер видеокаблюдения, затем митинг 4 июня с возложением цветов на месте аварии и кругом почета на автомобилях с черными ленточками, создание специализированного сайта www.ktovinoven.socioline.ru, попытка написать обращение к властям. У фонарного столба рядом с местом трагедии был организован мемориал с цветами и фотографиями погибших, вывешены реквизиты счета для сбора средств на лечение выжившего юноши. На бурную реакцию общественности последовала реакция местной власти. Начальник ГУВД Ю. Горлов и краевой прокурор А. Кондалов пообещали, что возьмут расследование под личный контроль. Интерес к событию подогревали и местные СМИ. И в тот же момент многие разумные люди задали себе вопрос: из-за чего собственно разгорелась такая "буча", ведь авария-то из числа обычных?

Чтобы понять это, я встретилась с наиболее активными участниками этого своеобразного гражданского сопротивления. Знаете, что самое странное, - эти люди не имеют каких-либо родственных, деловых или дружеских связей с погибшими, более того, как выяснилось, они являются достаточно успешными по жизни людьми. Людьми, имеющими входы и выходы в депутатские и правоохранительные круги, в администрацию города и области. Кто-то занимается пиаром и рекламой на предприятии, кто-то юриспруденцией, есть несколько предпринимателей, причем, у каждого параллельно имеется несколько бизнес-проектов. У них одно или несколько высших образований, богатая социальная практика (багаж разных статусов и профессий: были грузчиками в порту, нефтяниками на качалке, учителями, организаторами массовых мероприятий и авторами успешных творческих проектов). Эти люди обладают высокими аналитическими способностями, приличным заработком, им от 25 до 35 лет; автомобили, правда, не у всех. Все они не верят в объективные СМИ, честных политиков и искоренение взяток. Но уезжать из города и страны у них желания нет. По просьбе своих собеседников, цитируя наш разговор, я изменила их имена.

    Что вас зацепило в этом событии? Не думаю, что гибель молодых парней, ведь на Тероне вы давно привыкли к сообщениям о ДТП со смертельным исходом.

Антон, бизнесмен в очках: На Терон вообще всегда приходят и остаются на нём жить только те люди, которых что-то задевает.

Алексей, бизнесмен с хвостиком: Все мои инсайдеры (люди, которые неофициально сливают информацию вовне на почве дружеских связей), особенно те, что в правоохранительных органах работают, отреагировали на мой запрос - а кто же виновник? - поразительно одинаково: "Не суйся в это дело".

Евгений, бизнесмен в костюме без галстука: У меня тоже разные знакомые подобно себя повели. Сказали, даже не пытайся строить версии, все равно не узнаешь, кто это сделал.

Алексей: Меня спросили: "А тебе это зачем? Зачем тебе знать, кто это сделал?". Я ответил: "Для понимания собственного места в мире". Просто, если бы действительно оказалось так, что за рулем была не подопечная какой-то влиятельной "шишки", а, к примеру, близкая знакомая какого-то мелкого предпринимателя, а такая версия есть, то мое мнение о городе резко бы упало. Ведь до этой ситуации я мог в считанное время пробить через инсайдеров всю информацию об аварии: кто, когда, кого. Позвонил, узнал, успокоился. А тут впервые возникли препятствия на пути получения данных. Как говорится, решил потрогать, а там бьет током. Меня зацепило упорное сокрытие информации.

Юрий, юрист с плейером: Одно на другое наложилось. С одной стороны, осознание беспредела водителей крутых тачек, которые сами себе дорогу прокладывают как хотят. С другой - раздражение от вездесущей коррупции. Все это знают, у всех это копится, копится, а тут вдруг все вылилось наружу. Авария катализатором послужила, спичкой.

Алексей: Еще зацепила ситуация с недоступностью записей с камер видеонаблюдения. Где они, спрашивается, почему нас с ними не ознакомили?

Юрий: Нам сообщили, что в момент аварии все камеры были обращены в разные стороны от столба, поэтому аварию зафиксировать не удалось.

Антон: Все они снимали. По моим данным, сотрудник в дежурке проворонил аварию на мониторах, и перенаправил камеру, включив максимально возможное увеличение на место аварии только после того, как с места аварии поступил звонок в милицию. Как и положено, данные с системы видеонаблюдения утром были переданы выше. После того как в СМИ появились восклицания о том, что данные с камер потеряны, я еще раз связался и еще раз получил подтверждение - камеры снимали все, только разглядеть на картинке практически ничего нельзя, до момента перенаправления камеры. Удалить или заменить смонтированным куском данные в применяемой системе видеонаблюдения незаметно технически невозможно.

Алексей: Кстати, та раскадровка, которая появилась в эфире "Рифея", а потом на Тероне, по нашему мнению, не является записью с камер наблюдения. Мы почти уверены, что это чья-то любительская запись.

Юрий: Понимаешь, еще задел тот факт, что система "Безопасный город", которая создана и функционирует на наши деньги, деньги налогоплательщиков, не работает на нас. Нас имеют на наши же деньги.

Антон: Мне приходит на ум вот какое сравнение - забивание гвоздей микроскопом. Есть изумительный инструмент, реализованный и действующий. Только его почему-то используют не для тех задач, для которых его разрабатывали, а для каких-то совершенно непонятных или нереальных целей.

Алексей: Кстати 6 июня в городе была открыта выставка на тему безопасности, на нее еще полпред Коновалов приезжал. На ней громко заявили, что Пермь, мол, - территория безопасности.

Юрий: Да. А вечером по ОРТ показывают "сусальное золото" про аварию - материал о том, как благодаря системе видеонаблюдения милиционеры Перми быстро раскрыли дело.

Алексей: Я, знаешь, в какой-то момент на секундочку представил себе, что вот про меня так же скажут по телеку, якобы Иван Иваныч, бухой и обкуренный ехал по Сибирской и допустил столкновение". Друзья, конечно, и близкие, не поверят. Но, как говорится в пословице, мы ложечку, конечно, нашли, а осадок остался. На подготовленную почву случай упал, почву, готовую для лесного пожара. Для меня во всей этой истории одно непонятно. Если за рулем действительно был Попов (вероятность 50 на 50), тогда зачем изначально столько тайн и недоговоренностей было. Зачем было публично заявлять: имя девушки, которая была в БМВ, нам известно, но пока раскрыто не будет. В этом огромный промах наших правоохранительных органов, они в который раз позволили народу города усомниться в своей порядочности. Допустив "химию", они не смогут теперь отмыться от подозрений.

    Расскажите, как происходило раскручивание дела. Можно ли выделить какие-то ключевые этапы, моменты?

Алексей: Можно три круга на воде вычертить. Первый круг - это обсуждение аварии на форуме между тероновцами, выражение сочувствия родственникам и друзьям погибших, наши попытки втолкнуть информацию в СМИ: местные и федеральные. Звонили даже на НТВ, но журналисты, узнав, что было только две жертвы, сказали: "Мало трупов". Это период, когда СМИ нарабатывали капитал узнаваемости Терону, постоянно ссылаясь на него. Окончился он, на мой взгляд, митингом 4 июня. Второй круг - СМИ самостоятельно начинают изучать тему, журналисты вырабатывают альтернативные версии и таким образом нарабатывают себе профессиональный капитал. Это период активных публичных выступлений милицейских начальников, время сбора средств на лечение Швецова. Третий круг происходит сейчас, когда СМИ несколько приутихли, зато активизировались разные политические объединения и отдельные политики: "СПС", "Яблоко". Предлагают выступить организаторами митингов, протестов, но мы категорически против того, чтобы увеличивать им политические очки.

Антон: Кроме того, сетевое сообщество - оно по своей сути - аполитично. Это люди, которые по каким-то причинам уходят или отстраняются на время от реального мира и от политики в том числе. Это очень и очень разные люди по социальной структуре, которых обычно объединяет желание общаться, но никак не единые политические взгляды или уровень доходов. С точки зрения бизнесмена , любая связь с политикой - серьезный риск. Можно потерять многих партнеров. Примеров в городе - достаточно. В нашем случае, участие разношерстных и шумных местных политиков приведет к тому, что они попытаются утащить часть людей к себе и именно это будет их основной целью на любой встрече. Как только сетевики почувствуют это, они отстранятся, они уйдут.

Алексей: Я уверен, митинг при их участии превратится в трибуну для политических воплей. Придут туда не только те, кто искренне хочет выразить свои соболезнования, но и крикуны разные. Любители публичного внимания. Уверен, что и анархо-экологи припрутся.

Юрий: Мы уже не в том возрасте, чтобы просто руками размахивать, нам хочется что-то делать.

Антон: (улыбается в усы) Им то же - например, по-хулиганить.

    Именно поэтому вы принципиально дистанцируетесь от молодняка? ("Молодняк" (со слов тероновцев) - это люди без сетевого стажа. Это люди, которые больше читают, но не участвуют в дискуссиях. Это люди, у которых еще не появилась культура сетевого общения, и нередко культура общения вообще, и что немаловажно - сама культура. Случай, по уверению тероновцев, не безнадежный, проверено не одним десятком подопытных - может прийти со временем).

Алексей: От молодняка много головной боли. Единственное, что можно от них услышать, так это щенячьи визги, выкрики типа: "Наших парней покоцали! Валите деньги на бочку!". Хотя как только мы попросили у них информацию, сколько денег было перечислено на счет Федора, они тут же стали огрызаться. Мол, как вы можете нам не верить. Добиться открытой информации от них невозможно, и нас это крайне беспокоит. Я предлагал сделать на форуме что-то вроде дневника "День Федора Швецова" с тем, чтобы все знали, происходят ли какие-то подвижки или нет. Но нет, все воспротивились. Я звонил в эту больницу, так врачи сказали мне, что никто не должен узнать, что ему не становится лучше. Ведь в него уже такие деньги вбуханы. Некоторые мои источники из облздрава сообщают, что врачи той больницы буквально шокированы особым вниманием к этому пациенту. Из Екатеринбурга будто бы даже какой-то редкий аппарат для исследования коры мозга специально привезли.

Юрий: У семьи Швецова в отличие от семей двух других более низкий социальный статус. Касты, как ни грустно произносить это слово, совершенно разные.

Алексей: Тем большее недоумение вызывает озабоченность молодняка по поводу его судьбы. Кстати, наши пути сошлись с ними только однажды - 4 июня. Тогда мы впервые их увидели в лицо. После той встречи наши пути снова разошлись. Мне кажется, что внимание партий еще связано и с желанием втянуть в свои ряды этот негодующий, энергичный молодняк. Молодняк от нас отличается только тем, что они вначале делают (например, пишут обращение операторам сотовой связи, губернатору), а потом думают. В половине случаев, правда, они добиваются успеха, иногда неожиданно, случайно. В этом запале есть доля успеха. Но сейчас, когда все вокруг почувствовали запах непромытых молодых мозгов, их легко превратить в управляемых марионеток.

Юрий: Мы пытались вложить им что-то в голову. Предлагали выработать конкретные цели, задачи, распределить ответственность, разделить сферы деятельности, но попытка успехом не увенчалась.

    Если представить, что парни после ДТП выживают, но оказываются в тяжелом состоянии. В этом случае ваша реакция была бы та же?

Алексей: Реакция была бы та же.

Юрий: Согласен с Лешей. Мы окончательно уверились в том, что никакого реального контроля у общества и общественностью над ситуацией в городе нет.

Антон: Реакция ведь была достаточно бурной, даже несмотря на то, что практически никто на форуме не знал этих парней. Я уверен в том, что если бы среди погибших или покалеченных оказался один из тероновцев - реакция была бы другой, гораздо более сильной.

Юрий: В таком случае авария стала бы уже не спичкой, а факелом. Мог бы даже взрыв произойти.

Евгений: Трудно наверняка ответить. Это ведь первый случай подобный был. Думаю дальше - больше.

Антон: В любом случае проба пера, проба гражданской инициативы состоялась. Стало очевидным, что определенная, ранее не осознаваемая сила, ранее не участвующая в общественной жизни, держащаяся от нее в стороне, не учитываемая политиками и властями, созрела.

Юрий: Я уверен в том, что в этой ситуации мы не добьемся того, что в тюрьме окажется настоящий виновник. Но в то же время мы заронили сомнение в компетентности и объективности правоохранительных органов, мы попытались заявить о необходимости информирования населения. Мы добились тем же митингом того, что милиционеры запаниковали (они даже открыто производили видеосъемку нашей акции 4 июня) и организовали несколько встреч с общественностью. Мы сами себе доказали, что в перспективе контроль над властью возможен. В этом безусловный эффект всей этой движухи.

Алексей: Нами, на мой взгляд, выполнена задача минимум. После этой аварии и общественного резонанса, который она вызвала, хотя бы один придурок на "бумере" да подумает перед тем, как нажать на педаль, вспомнит, что тому, другому, замять ДТП по-тихому не удалось.

    Как вам кажется, чем закончится дело?

Юрий: Попов сядет в любом случае. Либо как виновник, либо за лжесвидетельство.

Алексей: Что касается предполагаемого виновника (виновницы), то здесь у нас нет никаких способов проверить. Хотя есть знакомые, которые видели, к примеру, как за 15 минут до аварии за руль той самой БМВ садилась девушка. В то же время я допускаю, что во время движения она могла пересесть на другое место или вовсе выйти. Есть люди, которые за полчаса до аварии говорили с Поповым, так он даже ехать никуда не собирался.

Евгений: Может быть, другой вариант: Попов исчезнет, а истинного виновника не найдут.

Юрий: Нет. Дело в любом случае не замнется. Может, Попов и не сядет, но кто-то да обязательно окажется за решеткой. Народ до сих пор возмущен, он ждет кого-то на съедение. Если Попов народ не устроит, найдется другая, более подходящая для всеобщего успокоения жертвы.

Алексей: Кстати говоря, по поводу следствия. Уже на первоначальном этапе были допущены нарушения Уголовно-процессуального кодекса. БМВ должно было проходить по делу как вещдок, но нет, спустя два дня после ДТП автомобиль был передан в автосервис. Говорят, сразу после аварии заинтересованные люди избавились от подушки безопасности - на ней оставались следы крови водителя бумера. И еще один момент. Тот таксист, который сейчас светится направо и налево (то ли от того, что экстремал, то ли от того, что подставное лицо), сказал журналистам, что видел у машины коренастого, невысокого человека, а Попов на самом деле - высокий и худой. Мне вот очень интересно, производили ли очную ставку водителя такси и Попова.

Самодеятельный плакат
Самодеятельный плакат

Помимо этой коллективной встречи мне удалось связаться с разработчиком сайта www.ktovinoven.socioline.ru Кириллом.

    Скажи, пожалуйста, как ты узнал об аварии, какая у тебя была реакция?

Кирилл: О событии я узнал из новостей по Рифею. Сюжет прошел 30 мая, в вечерних новостях. В сюжете было четко сказано, что водитель БМВ допустил столкновение. На следующий день на работе я вышел в ЖЖ (Живой журнал - один из сервисов интернета, предоставляющий возможность ведения дневника, который будет доступен всему интернет-сообществу), юзера уже не помню, в котором приводился злополучный "протокол" об аварии на перекрестке "Ленина - Коммунистической". Это сейчас я знаю, что данная бумажка - ерунда по большому счёту, а на тот момент меня это очень заинтересовало, я стал копаться в нете, вышел на Терон, ну и понеслось... К конкретным действиям я перешел примерно 8 июня, когда сделал сайт (8 июня он открылся) и поехал к ЦУМу восстанавливать "мемориал" на столбе (в пятницу это было, а значит 9 июня). Там познакомился с Мариной (девушка погибшего Андрея), и уже не мог оставаться в стороне от этой истории. На моём сайте http://socioline.ru новость об аварии и сообщение о митинге я разместил 2 июня, туда же стал складывать всю информацию по этому делу. Толчком послужило объявление о проведении митинга.

    Кирилл, что заставило тебе подключиться к этому делу, с какой стати ты решил сделать сайт, освещающий всю информацию об аварии?

Кирилл: Не знаю про активистов, а для меня последней каплей стало то, что, имея неслабые связи можно "отмазать" кого угодно. Я не принадлежу к когорте "сильных мира сего", а значит, на месте ребят мог быть я, мои друзья, близкие. По поводу сайта. У меня чесались руки каким-то образом донести до людей историю этой трагедии. На Тероне человек под ником akap выложил макет сайта, который и стал прообразом ktovinoven. akap'у было некуда выложить ту страницу, которую он сделал, а у меня как раз был хостинг за пределами Перми. В итоге я выложил akap'овскую страницу, а затем и переделал её: добавил новости, информацию, ну и так далее. Я также сделал окончательные варианты листовок "Мы хотим знать, кто это сделал и что ему за это будет" (для автомобиля) и плаката, который висел на столбе у ЦУМа (затем его заменил R. на свою версию, заламинированную). Кстати, я не считаю своё участие чем-то значимым. Более того, я практически не общаюсь с теми, кто также участвует в этой истории. Несколько разговоров в аське/ писем по мэйлу и пара встреч с "сопереживающими" - вот и всё.

Пока писалась эта статья, фактология криминальной стороны этой истории развивалась: данные следствия, версии, заявления прокурора, начальника ГУВД… Нас это всё сейчас нас интересует меньше. Интересует же нас то, что в Перми, в её молодом поколении, оказывается, между делом народилось нечто неожиданное, энергичное и деятельное. Не хочется употреблять затёртое до пошлости словосочетание "гражданское общество". Но что-то новое в нашем городе определённо возникло. Свершившаяся трагедия дала ему, этому новому, проявиться и осознать себя. И дай Бог ему, новому, здоровья.

Вот так, трагическая история, оптимистический финал, прости, читатель. Погибшие ребята, уходя от нас, осветили нашу сонную и, казалось, ко всему бесчувственную, Пермь, сполохами своих отлетающих душ. И Пермь, кажется, смогла отразить этот свет. Вы можете лететь спокойно, парни. Ведь за этим мы живём и умираем, чтобы что-нибудь осветить на своём пути.

Размещено 28.07.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)