НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№7 (106)
Июнь

логотип газеты "Личное дело"

Дмитрий Коротков
Дмитрий Коротков
Ответственность

Дойти до победного конца

- Откройте, это судебные приставы! У нас есть исполнительный лист на имя хозяина магазина.

- Я не могу вас пустить, хозяина нет на месте, но я позвоню ему, он подъедет, и вы решите все вопросы.

Такой диалог произошел 7 октября 2002 года около 12 часов дня между группой приставов-исполнителей и Николаем Азаревичем, племянником хозяина магазинчика в микрорайоне Запруд. Кто мог тогда знать, что все это превратится во "вред здоровью средней степени тяжести" и в 4 года следствия, в десяток постановлений о прекращении уголовного дела и в такое же количество судебных постановлений об их отмене как незаконных…

На снимке: Николай Азаревич - человек дела и достоинства. Фото Александры Анохиной
На снимке: Николай Азаревич - человек дела и достоинства. Фото Александры Анохиной
Я не буду здесь давать квалификацию содеянному, решать вопрос о виновности или невиновности лиц, оценивать доказательства по делу - это работа должностных лиц из органов следствия и суда. Я лишь расскажу историю, историю человека, который 4 года тому назад сказал себе: "Я хочу добиться справедливости, и меня ничего не остановит. Мы ведь живем в правовом государстве, в конце-то концов!" Он повторяет эту фразу и сейчас, когда пишет очередную жалобу на неправомерное приостановление уголовного дела по факту его избиения судебными приставами.

…Тогда, 7 октября, у Николая Владимировича и приставов, пока они дожидались хозяина магазина, произошел конфликт, то бишь перебранка. Так или иначе, хозяин магазина прибыл, приставы выполнили требуемые исполнительные действия и вернулись в расположение Управления юстиции. Николай Владимирович уже и забыл этот случай. Но вспомнить пришлось…

Ближе к вечеру этого же дня ему звонит знакомый и просит встретить его на вокзале Пермь-2. Ожидая знакомого, Азаревич заходит в одно из привокзальных кафе и встречает там - кого бы вы думали? - да-да, тех самых приставов, которые приходили днем для проведения исполнительных мероприятий. Говоря словами следственных документов, между одним из приставов и Азаревичем произошла ссора на почве предыдущего конфликта.

Если следовать материалам следствия далее, то зачинщиком ссоры, перешедшей в драку, является якобы сам Азаревич. Чтобы продемонстрировать своеобразный ход мысли следственных органов процитируем один из отказных материалов по данному делу.

Отказывая в возбуждении уголовного дела по его заявлению, дознаватель ОВД Дзержинского района г. Перми О.Г. Красильникова пишет: "07.10.2002 года около 20.00 часов, после окончания рабочего дня, Шевченко, Старков, Кудрин и Грошев (судебные приставы-исполнители) приехали на ж/д станцию Пермь-2 и направились по привокзальной площади к остановке трамвая. Около одного из павильонов к Шевченко подошел Азаревич, находившийся на привокзальной площади по своим делам. Между Шевченко и Азаревичем на почве личных неприязненных отношений, возникших на почве предыдущего конфликта, произошла ссора, в ходе которой Азаревич оскорблял Шевченко нецензурной бранью, попытался нанести ему удар рукой в лицо. Шевченко, отбиваясь от удара, схватил Азаревича за руки, а затем по требованию подбежавшего Старкова отпустил их. Азаревич, сделав шаг назад, не удержался на ногах и упал с упором на руки. Затем поднялся и побежал к своему автомобилю, припаркованному на автомобильной стоянке. Шевченко, Старков, а также присоединившиеся к ним Кудрин и Грошев, побежали следом за Азаревичем с целью задержания его и доставления на стационарный пост милиции. Азаревич успел сесть в салон своего автомобиля и с места происшествия скрылся… В деле имеется категорическое заключение судебно-медицинской экспертизы о механизме получения Азаревичем перелома правой лучевой кости - "Данный перелом образовался при падении потерпевшего на вытянутую руку с упором на кисть". Данный вывод эксперта подтверждается показаниями свидетелей Шевченко, Грошева, Кудрина, Старкова. Потерпевший Азаревич не отрицает факта своего падения с высоты собственного роста во время ссоры с Шевченко".

В начале своего повествования я говорил, что моя задача - показать пример непреклонной борьбы человека с системой, а не квалифицировать действия правоохранительных органов. Однако в данном случае просто необходимо дать несколько разъяснений по применению следствием уголовно-процессуального законодательства. Закон предъявляет ко всем официальным документам, исходящим от правоохранительных органов, требования законности и обоснованности. Когда постановление не содержит анализа ВСЕХ доказательств, оно необоснованно, а, следовательно, незаконно. Что же мы видим в данном случае? В данном случае не был опрошен сам Николай Азаревич. Не были допрошены свидетели с его стороны, которые могли показать картину, обратную описываемой приставами.

На все это и указал Николай Владимирович, обжалуя вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Суд согласился с ним и признал данное постановление незаконным. Судья указала на то, что вывод дознавателя не соответствует материалам дела, в постановлении не отражен механизм получения кровоподтеков на лице, ушиба мягких тканей лучезапястного сустава. Однако после этого дело передавалось другому следователю и он, не учитывая требований суда о необходимости устранить противоречия с материалами дела, выносил точно такое же постановление о прекращении дела. Которое опять-таки обжаловалось Азаревичем и признавалось незаконным. И так 4 года! Раз за разом следственные органы не хотят опрашивать очевидцев происшествия со стороны Азаревича, которых было двое, и снова все замыкается на показаниях приставов-исполнителей. Кроме того, как из под земли появляются новые факты: "Азаревич успел сесть в салон своего автомобиля и с места происшествия скрылся", в то время как из рапорта прибывшего на место происшествия сотрудника милиции следует, что прохожие ему сообщили о драке в автомашине УАЗ, и когда он туда подошел, то увидел, что в машине идет потасовка.

Был в этом деле еще один весьма интересный поворот. В один прекрасный момент судебный пристав-исполнитель Шевченко вдруг направил прокурору Мотовилихинского района заявление, согласно которому Азаревич, оказывается, натравил на приставов, пришедших в магазин осуществлять исполнительные действия, собаку! После проведённой проверки дело возбуждено не было. Мало того, Николай Владимирович подал на пристава Шевченко гражданский иск по факту клеветы и выиграл дело: факт клеветы со стороны Шевченко был подтвержден, и Азаревич получил с последнего денежную компенсацию в размере 6 тысяч рублей.

Наш герой неоднократно получал от должностных лиц правоохранительных органов устные рекомендации "плюнуть" на всё это бесконечное уголовное дело и подать на приставов гражданское исковое заявление, чтобы и за сломанную руку получить деньги и покончить со всем этим. Но Азаревич остается непреклонным. Сейчас дело находится в производстве Дзержинского ОВД. Николай Владимирович верит, что виновные понесут уголовное наказание, а если в очередной раз будет произведен поверхностный анализ доказательств, результатом которого будет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, он не пожалеет сил в очередной раз доказать через суд или прокуратуру незаконность такого постановления.

Потому что в борьбе за справедливость всем нам надо идти до конца, не так ли, друзья?

Размещено 28.07.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №7(106)