НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №8(107)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№8 (107)
Сентябрь

логотип газеты "Личное дело"

Ксения Демакова
Ксения Демакова
kasrok@yandex.ru
Тема дня

О благочестии

В выставочном центре "Пермская ярмарка" с 24 по 27 августа при поддержке администрации Пермского края и компании "ЛУКОЙЛ" была организована всероссийская выставка "Православная Русь". Известие поначалу и вправду было радостное: православные святыни в гости к нам! Иверская! Непременно захотелось "спаломничать" (если так можно назвать преодоление расстояния в 12 остановок на 7-м трамвае) к Ней. По-русски[1] (в хорошем смысле слова), по-шмелёвски - и вправду вспомнился Шмелёв с его трогательной детской, русской, дворянско-барско-купеческой Москвой.

Правда, к радости, к шмелёвскому романтическому туману примешалось сразу недоумение: почему на "Пермской ярмарке"? Место для демонстрации икон и молебнов, кажется, не лучшее. Поскольку бесконечно там тусуются и важничают друг перед другом своими кошельками местные промышленники, а в перерывах на всяческих форумах словоблудствуют разномастные политики.

"Русь", Алексей Брудно
"Русь", Алексей Брудно
От трамвайной остановки к павильону "Пермской ярмарки" дорогу вместе со мной перешло ещё несколько человек: женщины с детьми. В платочках, в длинных юбках - как положено. Какие-то радостно-благоговейные. У кассы-домика - очередь человек в пять-десять. Разговоры вполголоса, как будто чего-то стесняются. Входной билет на выставку - 10 рублей. Символическая, так сказать, лепта народная. В сравнении с обычным тарифом выставочного центра - в два раза дешевле. Чтоб все желающие граждане получили доступ к святыням. Билет в зубы - и иди, спасайся. Пока тариф низкий. Как будто люди не паломничества совершали, а покупали индульгенции.

На входе - металлоискатели, милиционеры. Один стоит прямо за иконой. Непонятно, кому священники кланяются во время молитвы - ему или Николаю Чудотворцу? Заглушая песнопения, женский голос в репродуктор объявляет об открытии павильона. Напротив Иверской, чуть наискосок - крупные фотографии Трутнева и Игумнова. В каком-то недалёком году губернаторы помогали реставрировать пермские монастыри и храмы. Минуя металлоискатели, пристальные взгляды Юрия Петровича и милиционеров, вхожу во второй большой зал выставочного центра. Здесь - основная часть выставки. Гигантская промоушен-акция. Такое впечатление, что в это помещение со всех концов России сволокли всё, что имеет хоть какое-то отношение к "русскому" (причём, заведомо зная, что истинного, приличествующего этому слову, осталось крайне мало, поэтому намеренно волокли всё самое стереотипизированное, массовокультурное, лишь отдалённо напоминающее)… В руки мне суют брошюрки о монастырях и храмах. Их стендики теряются между витринами с массивными золотыми крестами, портретами царской семьи (спасибо искреннее, что не Путина), вешалками с женскими платьями а-ля русский стиль, пуховыми шалями, столами с мёдом. Много икон. Цифры на некоторых их ценниках - крупнее ликов святых.

- Эта иконка у Вас почём?
- Сто пятьдесят.
- Заверните.

Посередине зала, перед сценой, под большим подвешенном к потолку куполом, имитирующим храмовый, - стендище ЛУКОЙЛа - главного спонсора выставки. Своим богатым убранством и блестящей красотой он затмевает и кроткие глаза Казанской, и дощечку с потемневшим ликом Николая Чудотворца. А ведь согласно Евангелию, Христос просил творить добрые дела в тайне.

А монахи спокойно разговаривают по мобильникам, демонстрируют видеозаписи визита в обитель очередных меценатов. Проходя между торговыми рядами, слышу записанное на плёнку выступление проповедника, вопрошающего: "Почему русские храмы строят нерусские рабочие?". И чей-то а-ля тальковский голос, с хрипотцой, по-шансоновски, почти приблатнённо, завывает что-то там про Россию. Во всей этой толкотне, сутолоке, гаме не хотелось ни молиться, ни созерцать иконы и мощи - хотелось поскорее убежать подальше. От безмерного чувства стыда за нашу бездарность и тупость, необразованность, нетактичность, духовное убожество, непрофессионализм в применении PR-технологий в областях столь тонких, как пропаганда религии, за отсутствие элементарных этических норм у наших политических и бизнес кругов, так глупо, так навязчиво рекламирующих себя даже на постройке храмов и ничего не делающих бескорыстно, за порой вынужденное желание нашего духовенства непременно быть на короткой ноге с власть имущими. Стыдно, чудовищно стыдно было перед этими ликами за бессмысленность происходящего, за очередной акт спектакля абсурда, который мы декорировали Иверской и Казанской, за тяжкое оскорбление, которое мы им нанесли. Хотелось накрыть иконы чистыми полотенцами и вынести из этого места, чтоб где-нибудь в чистой обители (если таковая ещё найдётся) помолиться и выпросить, наконец, прощения.

P. S. Когда я думала о цели этого текста (памятуя, что осуждение - это грех), пришла к выводу, что цель - публично попросить организаторов выставки ТАК больше не делать. Намерения действительно были благие. Популяризация идеи и культуры православия, публичное выражение благодарности меценатам, дающим деньги на строительство храмов и монастырей, детские дома, воскресные школы, наконец, предоставление людям возможности приобщиться к святыням, до которых они, может быть, в течение всей своей жизни так и не найдут времени дойти и доехать - всё это, хорошо, бесспорно. Но, ах, как справедливо здесь выражение от том, куда ведут дороги, вымощенные благими намерениями!


[1] В последнее время как-то ненормально стали воспринимать даже это слово. Изнеженным пошлякам-интеллектуалам мерещится "фашизм" за здоровым патриотизмом и стереотипы про водку за словосочетанием "русский народ". (вернуться)

Размещено 20.09.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №8(107)