НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №8(107)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№8 (107)
Сентябрь

логотип газеты "Личное дело"

Роман Юшков
Роман Юшков
roman@prpc.ru
Портрет

Обыкновенная подвижница

Все, кто знали Машу Паллот, вздохнули со светлой грустью: в минувшем августе она насовсем распрощалась с Пермью, вернулась на свой родной остров Джерси, да ещё и вышла замуж. 6-летняя пермская эпопея британской подвижницы завершилась.

Эстер Мария Паллот, специальный педагог (она ненавидит наше слово "дефектолог"), приехала в Пермь в октябре 2000 года в качестве волонтёра по приглашению администрации г. Перми через международную организацию Voluntary Service Overseas (Добровольческая служба за рубежом). Первоначально Маша была приглашена для помощи в организации Отделения реабилитации для детей с ограниченными возможностями на базе Комплексного центра социального обслуживания населения Индустриального района. Маша проводила коррекционные занятия с детьми с особыми потребностями, семинары по социальной адаптации, обучению и развитию детей с ограниченными возможностями для родителей, специалистов реабилитационных служб, студентов Педагогического университета.

Остров Джерси, 5 августа 2006 г., свадебный экипаж пермской британки Марии Эстер Паллот
Остров Джерси, 5 августа 2006 г., свадебный экипаж пермской британки Марии Эстер Паллот
Естественно, всё это Мария делала бескорыстно, "на общественных началах", как говаривали в стократ проклятые советские времена. Между тем, специалист её квалификации является в Великобритании очень высокооплачиваемым. Пользуясь этим, Маша периодически отправлялась в нескольконедельную командировку на родину, зарабатывала N-ную сумму фунтов стерлингов, возвращалась в Пермь и… тратила деньги на поддержку системы развития особых детей. Таким же образом в апреле 2004 г. Маша на свои средства организовала поездку пермских специалистов из сферы образования и социального обслуживания в Великобританию с тем, чтобы познакомить их с тамошней системой помощи людям с ограниченными возможностями. Позже ещё одна аналогичная поездка была устроена ею в октябре 2006-го.

Все, кто с ней общался, знают, что Маша - очень глубокий и интересный человек. Достоевщина с её проклятыми русскими вопросами замешалась в ней с педантичной протестантской этикой. На выходе получилось повседневное самопожертвованное христианское служение ближнему.

Маша немало сделала для государственной системы помощи особым детям в Перми. Но всё же главное дело её пермской жизни - создание в 2003 году Пермской общественной благотворительной организации "Общество помощи аутичным детям". Став первоначально председателем общества, Мария сумела сначала организовать успешную работу родителей и педагогов, а затем и благополучно передать бразды правления воспитанным ею лидерам из числа родителей. Активно развиваясь, сотрудничая с городским комитетом образования и науки и департаментом образования Пермской области, общество вышло на такие обороты, что впервые в Перми и едва ли не впервые в России при поддержке общества с 2004-2005 учебного года в областной специальной школе для детей с ограниченными возможностями здоровья было открыто отделение для обучения детей, имеющих тяжелые формы аутизма. Сейчас общество работает в самом тесном сотрудничестве с педагогами этой школы, оказывая неоценимую поддержку в организации образовательного процесса и в обеспечении необходимыми ресурсами: специальным оборудованием, развивающими играми, методиками. На сегодня пермское Общество помощи аутичным детям активно сотрудничает с ведущими российскими специалистами по вопросам аутизма, поддерживает международные связи и является одной из самых эффективных в Перми социальных некоммерческих организаций. Очень трудной вехой в жизни НКО стала прошлогодняя угроза закрытия школы вместе с отделением для аутистов, но благодаря усилиям членов общества, других родителей, педагогов, всей присоединившейся пермской общественности, руководителей пермского образования убедили и школу отстояли… Маша уехала домой с чистой совестью: оставшиеся после неё в Перми общество и отделение для детей-аутистов - это памятники получше бронзовых. Потому что живые и деятельные.

По её собственному признанию, Мария проделала огромный путь в постижении России. Путь начинался от наивной романтической девушки, неосторожно начитавшейся Достоевского и теперь рыдающей на кровати в облезлой съёмной комнатке, не на шутку испуганной русским бытом и шокированной всей русской действительностью. И завершался уже в качестве одной из центральных фигур пермской гражданской жизни и признанного педагога по особым детям. "Теперь я понимаю, что намерение любых иностранных специалистов приехать и сразу начать сотрудничать, работать в России по западным меркам наивно, - говорит Маша. Я им всем говорю, что нужна по меньшей мере пара лет, чтобы что-то здесь понять и научиться успешно взаимодействовать с русскими".

Примечательно, что в новейшей пермской истории уже были подобные Маше персонажи: американские волонтёры Кристина и Майк Гринберги и Аврахим Маркофф приехали в Пермь в 1995 г., вместе с пермскими энтузиастами из фонда "Защита" организовали проект "Дети без дома" и в течение почти десятка лет героически сражались с безжалостными улицей и токсикоманией за души пермских беспризорников. По убеждению специалистов, усилиями молодых американцев по меньшей мере десяткам пермских бродяжек удалось избежать тюрьмы и вырулить на другую дорогу. Хорошо, что Пермь смогла хоть как-то оценить труд зарубежных тружениц: Кристине Гринберг и Марии Паллот был вручён знак "Почётный волонтёр Прикамья". Правда, в пермской жизни той же Маши бывали очень разные моменты… Год назад, в разгар борьбы против закрытия школы для детей-инвалидов, один региональный чиновник от образования, нынче оказавшийся в министерском кресле, возмутившись тем, что Общество помощи аутичным детям активно борется за сохранение областной школы, обвинил её в том, что она "вмешивается во внутренние дела России". Если бы побольше иностранцев таким образом вмешивалось в нашу жизнь! И если бы мы почаще брали с них пример и сами бы столь же активно "вмешивались во внутренние дела России"!..

"То, что я здесь прочувствовала, пережила, поняла крайне важно для меня, это невозможно переоценить, - говорит Пермь - моя вторая Родина". На свадьбе она столько говорила про Урал, Россию и русских, что присутствовавшим пермским подругам было немножко неловко перед другими гостями.

Машин возлюбленный Энди Тремер, конечно же, такой же энтузиаст. Занимается людьми с тяжёлыми психическими заболеваниями в социальной службе. Что тут скажешь - совет им да любовь! Они их заслужили.

Размещено 20.09.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Наша газета / 2006 г. / №8(107)