НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2006 г. / №9(108)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2006 г.
О газете
Архив

№9(108)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Александра Анохина
Александра Анохина
nasha-sasha@yandex.ru
Справедливость

Профсоюз-призрак не дает депо спать спокойно

Если набрать в Интернете сочетание "независимый профсоюз локомотивных бригад", то тут же вылезет перечень разных медиа-заметок в тему и не совсем. Едва ли не каждая из них - о противостоянии профсоюза и работодателя. Последний предстает то в лице ОАО "РЖД", то в лице его свердловского представительства. Внимание привлекают сообщения о неоднократных акциях протеста: голодовках, митингах, пикетах. Но особое уважение вызывают судебные победы профсоюзных активистов.

В предстоящем году Российскому профессиональному союзу локомотивных бригад железнодорожников, точнее, первичной профессиональной организации "Локомотивное депо - Пермь II", исполняется 5 лет - такая вот официальная дата неофициальной организации. Сразу поправлюсь: профсоюз зарегистрирован в Минюсте как некоммерческая организация, то есть имеет устав, членские взносы, но по природе своей он именно неофициальный, потому как создавался в ответ на бездействие официального Роспрофжела, подконтрольного администрации депо и ОАО "РЖД". Фактически неформальный статус подтверждает отсутствие у профсоюза помещения и другие мелочи, которые свидетельствуют о непризнании начальством профсоюза как такового.

Между тем альтернативный профсоюз железнодорожников неспеша набирает обороты, выигрывая одно судебное дело за другим. Кто? Обыкновенные машинисты. Как? Без помощи адвокатов. У кого? У профессиональных юристов, представляющих РЖД. Неслыханно…

Александра Волегова и Вячеслава Бобкова, двух главных пермских железнодорожных профсоюзных активистов, удается отвлечь от общественных забот всего лишь на несколько часов. И это притом, что оба в настоящий момент считаются безработными. Александр - председатель территориальной профсоюзной организации, охватывающей все пространство Свердловской железной дороги от Тюмени до республики Коми, в его ответственности координация деятельности всех первичных профсоюзов. Вячеслав по "рангу" ниже - он возглавляет первичную профорганизацию при депо "Пермь II".

Вячеслав Бобков, Александр Волегов и Юрий Шаповалов твёрдо стоят на путях
Вячеслав Бобков, Александр Волегов и Юрий Шаповалов твёрдо стоят на путях
Все дело в цифрах

Вячеслав Бобков устроился машинистом в 91-м году и с первой зарплатой понял, что в депо многие решения принимаются администрацией в обход работников: отдельной строкой в его корешке значились членские взносы. Так автоматически с приемом на работу он был зачислен в официальный профсоюз. Без каких-либо формальных процедур и волеизъявления. Проработав с десяток лет и насмотревшись на многочисленные нарушения, который Вячеслав иначе как беспредел не называет, он решил, что пора создавать свой профсоюз, который бы реально защищал права обычных работников, а не отдавал все время распределению благ: путевок в санатории и новогодних подарков.

Критика официальных профсоюзов стара как мир и уже порядком набила оскомину, но абсолютно очевидно, что она основательна хотя бы потому, что отсутствуют известные всем примеры судебного и досудебного отстаивания ими прав и интересов работников. Налицо театр абсурда, в котором задействована львиная доля корпоративных и отраслевых профсоюзов: выбранные всеми профактивисты не занимаются защитой интересов тех, кто их выбрал, зато умело делают вид. Ситуация как две капли воды напоминает выборы депутатов, когда, оказавшись на заветном кресле, каждый из бывших кандидатов незамедлительно обнаруживает у себя признаки амнезии и игнорируя проблемы избирателей. Разница в том, что профработников почаще и поближе видишь, от того острее ощущаешь их безразличие и недееспособность. Наши профсоюзы у всех на глазах (почему никто не горит со стыда?) продолжают оставаться атавизмом советской партийно-командной системы, натужной декларацией баланса соблюдения интересов работника и работодателя. Одним словом, одна большая профсоюзная профанация… Но есть же какие-то причины?

Вячеслав озвучивает одну из самых убедительных причин неэффективности Роспрофжела и тут же ее иллюстрирует: "Руководство депо и дороги проталкивают в профсоюзное кресло своего человека. Представьте, накопилось у главного инженера много разных нарушений, штрафов, выговоров, а увольнять-то жалко. Так вот этот товарищ вдруг становится не кем-нибудь, а председателем профсоюза. Даже гадать не надо, чьи интересы он будет отстаивать… Явно не рядовых работников…". Факты говорят сами за себя. Нынешний председатель официального профсоюза депо "Пермь II" Сергей Петров - бывший главный инженер, а уже ушедший на пенсию замначальника депо по кадрам и социальным вопросам Юрий Бажанов, прежде чем получить эту должность, возглавлял Роспрофжел.

Первым шагом на альтернативном пути стало появление в 2002 году первичной организации в локомотивном депо "Пермь II", в 2003 - в депо "Пермь-Сортировочная" и "Дирекции обслуживания пассажиров" (ДОП I), в 2004 - в депо "Свердловск-Пассажирский". Была еще и пятая организация при ОАО "ПТЭК", состоящая сплошь из женщин, но она прожила совсем немного. По слухам, администрации удалось быстро задушить "хрупкий" тамошний союз.

Однако опыт реального самоотстаивания прав случился чуть раньше и принадлежал он инициативной группе работников во главе с Александром Волеговым. Рассказывают, будто в депо частенько не доплачивали. "Однажды мой знакомый бухгалтер подсчитала выданные мне по корешку деньги и выявила несоответствие. Выходило, что зарплата была выплачена не в полном размере. Спрашивается, как рядовой человек может проверить правильность цифр?" - делится наболевшим Вячеслав. Александр парирует: "Оказалось, на самом деле сделать это по силу каждому!". Методике расчета обучил своих товарищей помощник машиниста Юрий Вохмяков, когда-то он был мастером на березниковских шахтах, где и освоил азы бухгалтерии. Ценный навык передавался из уст в уста, и начальству пришлось отвечать… "Только в 2004 году я 6 раз обратился к начальнику депо с тем, чтобы мне пересчитали зарплату и выплатили ее в полном размере. Что бы думали, всякий раз недосчитывали от 50 до 600 рублей. В письменном ответе начальник депо всякий раз перекладывал вину то на технику, то на бухгалтера", - продолжает Волегов. Тему бесчеловечности работодателя "добивает" бюрократическая зарисовка профактивиста и действующего машиниста Юрия Шаповалова. Как-то раз написал он Павлу Шебанову (тогда - начальник депо - прим. авт.) заявление, мол, прошу ознакомить меня с порядком начисления заработной платы. Спустя некоторое время получает Юрий ответ примерно следующего содержания: "Начисление заработной платы машинисту Шаповалову производится в соответствии с такой-то программой…" Особенно изумил его длинный ряд циферок и буковок, в которых машинист не увидел никакого практического смысла. Эх, Юрий, так вы и не поняли, что таким образом Шебанов, видимо, намекнул вам на необходимость занятий нумерологией - наукой познания смысла через цифры…

Блеск слов и нищета реальности

Сразу после встречи с лидерами альтернативного профсоюза я набрела на удивительный материал в корпоративной газете "Уральская магистраль" - интервью с начальником Свердловской железной дороги Шевкетом Шайдуллиным, посвященное очередному Дню железнодорожника.

Из интервью Шевкета Шайдуллина: "…Главное, что удалось сделать - это не только в полном объеме провести индексацию заработной платы и произвести все определенные договором доплаты работникам дороги, но и достигнуть реального роста заработной платы….".

Из разговора с Бобковым и Волеговым: "Средняя зарплата машиниста - 16 тысяч рублей в месяц, то есть 200 тысяч в год; у члена Правления ОАО "РЖД" - только официально 14 миллионов в год. А ведь их 25 человек, такого количества даже в "Газпроме" нет… Руководство публично заявляет, что происходит постоянное увеличение заработной платы. Но за счет чего? За счет сокращения кадров. Пару лет назад сократили проводников на электропоездах, якобы за ненужностью. Хотя те выполняли очень важную работу - из заднего вагона они контролировали вход и выход пассажиров. У нас, машинистов, такой возможности нет. В результате этой реформы число травм выросло, а несколько случаев и вовсе закончились трагически…".

Из того же интервью Шайдуллина: "…Дорога постоянно уделяет внимание улучшению качества условий труда работников магистрали. Еще один важный момент - забота о здоровье людей, работающих на СвЖД. На развитие восстановительной и профилактической медицины и на активизацию спортивно-оздоровительной деятельности дорога ежегодно выделяет до 2 млрд. рублей…".

Из разговора с Бобковым и Волеговым: "…Дольше всего в суде у нас тянулась эпопея под названием "Предоставление отдыха между сменами". В депо переработка принята повсеместно, причем по Трудовому кодексу - ст. 329 - для работников транспорта переработка вообще запрещена - они же за безопасность сотен людей отвечают! Но начальник депо Алексей Пидяшов предпочитал руководствоваться внутренним документом - приказом Министерства путей сообщения № 7 "О соблюдении режима труда и отдыха локомотивных бригад", который допускал 120 часов сверхурочной работы. Мы через наш головной московский профком обратились в суд, прошли все уровни и все инстанции, в итоге Верховный суд рассмотрел его жалобу и в начале этого года отменил переработку. Хотя на практике решение суда игнорируется до сих пор. Правда, какого-никакого улучшения добиться все равно удалось: теперь у нас хотя бы согласия на переработку спрашивают...".

Зачем, читатель, эти сопоставления? Чтобы невооруженным взглядом уловить расхождения между блеском слов и нищетой реальности.

Не думают ли руководители РЖД, что их методы несколько устарели?..
Не думают ли руководители РЖД, что их методы несколько устарели?..
Тет-а-тет, визави и экзамены

Судебные успехи "альтернативщиков" не могли оставить других работников депо равнодушными. Рядовые трудящиеся пусть и с оглядкой, но покидали официальный профсоюз и вступали в ряды независимого, высшие чины нервничали и гадали, что будет дальше. К январю 2005-го альтернативный профсоюз достиг максимального состава в 118 человек, но после пика, как известно, следует обвал… Весной того же года началось последовательное уничтожение инакомыслящего профсоюза. Приемчики для этого использовались примитивные, известные еще со времен парткомов, горкомов и месткомов. Людей шантажировали, предлагая неравноценный выбор: либо работник выходил из профсоюза и, что называется, мог спать спокойно, либо оставался в нем, но лишался работы. "Обрабатываемых" вызывали к себе Николай Кетов и Сергей Лифанов и сурово спрашивали, что они думают о своей работе, напоминали, что у них есть семьи и дети, интересовались, чем они их будут кормить, ежели чего… И предлагали написать заявление о выходе из профсоюза. Такая процедура продолжалась не раз. В какой-то момент Юрий Шаповалов, например, не выдержал давления и оформил пресловутое заявление, хотя на самом деле профсоюз покидать и не собирался.

Таких собеседований тет-а-тет были десятки, практически столько же писалось заявлений. Все они, как ни странно, адресовались начальнику депо (хотя по логике и правилам должны были быть обращены на имя председателя профсоюза), который в ответ на требования профсоюза предоставить помещение каждый раз отказывал им, якобы, по причине, что организации просто-напросто не существует. Нелепо, вам не кажется, собирать работодателю бумаги о выходе из профсоюза-"призрака"? Именно поэтому с легкостью разделяешь предположение Бобкова о том, что все заявления стали для подчиненных способом отчитаться перед президентом ОАО "РЖД" Владимиром Якуниным о ликвидации неугодных. "Можно себе только представить его изумление, когда этим летом он узнал, что "ликвидированный" профсоюз в судебном порядке добился вступления в силу решения о безналичном перечислении членских взносов работодателем", - говорит Вячеслав. Поводом для этого разбирательства стал отказ начальства перечислять в фонд профсоюза часть заработной платы ее членов, в то время как такая обязанность закреплена в 377 статье Трудового кодекса.

Собеседование - это метод номер один, и если он не действовал, в ход шел второй, более эффективный способ - угроза несдачи экзаменов. Как представители других профессий, связанных с риском для жизни и здоровья человека, машинисты ежегодно сдают экзамены, подтверждая свое профессиональное мастерство: электробезопасность, правила технической эксплуатации (ПТЭ). И во власти всемогущей приемной комиссии экзамены не принять. Александр и Вячеслав, против которых бессмысленны практически любые иные приемы, погорели на их сдаче прошлой весной. Вердикт приемной комиссии был по-армейски лаконичен: "Вы не сдали". И никаких объяснений причин. Затем и Бобкову, и Волегову вручили акт об отстранении от работы - документ, напоминающий красную карточку: увольнения он, вроде, не означает, но и к работе не допускает. Видимо, это цивилизованный повод для ухода по собственному желанию. Надо заметить, такой административной каре предшествовала голодовка профсоюзных активистов на электричке "Курья-Левшино", попавшая в местные и федеральные СМИ.

А осенью они оба вдруг возьми да сдай экзамены. Не потому ли, что в суд поступила жалоба на необоснованное отстранение от работы?

Несколько судов, выигранных независимым профсоюзом Локомотивное депо "Пермь II":

  1. 2003: Решение районного суда Дзержинского района г. Перми о восстановлении на работе помощника машиниста Н.В. Молокотина.
  2. 2002: Решение районного суда Дзержинского района г. Перми о возвращении 6 дополнительных дней к отпуску за стаж работы.
  3. 2003: Решение мирового участка № 5 Дзержинского района г. Перми о включении шифра 471 в расчет среднего заработка для начисления отпускных.
  4. 2005: Решение районного суда Железнодорожного района г. Екатеринбурга о восстановлении в должности А.Н. Волегова и Д.Е. Синоличенко.
  5. 2006: Решение мирового суда № 382 Красносельского района г. Москвы о перечислении профсоюзных членских взносов.
  6. 2005: Решение мирового суда № 382 Красносельского района г. Москва о возвращении В.В. Бобкову заработной платы в полном объеме за перевод на другую работу.
  7. 2006: Решение районного суда Железнодорожного района г. Москвы о выплате заработной платы в полном объеме за по ст. 155 ТК РФ - непредоставление рабочего места - Ю.Ю. Бобышеву.

Дискриминация пособников Бен Ладена

Летом прошлого года у Александра Волегова и Вячеслава Бобкова появился повод для очередного обращения в Транспортную прокуратуру. В связи с дискриминацией. На традиционном производственном совещании выступающие с трибуны замы начальника СвЖД - г-н Сайфранов и г-н Пикалин - обвинили лидеров независимого профсоюза в пособничестве Бен Ладену и финансовых связях с США. Об оскорбительном выступлении активисты узнали через знакомых машинистов, ставших свидетелями абсурдных обвинений. Несмотря на бредовость обвинений, они задели. "При нас они бы подобное сказать не посмели. Мы уверены, что таким образом они хотели опорочить нас и нашу организацию. А дискриминацией мы это назвали потому, что другие формулировки на прокуратуру не подействуют", - неподдельно кипятится Волегов.

К слову, прокуратура провела проверку, но, несмотря на то, что факты, изложенные свидетелями, "частично подтвердились", отказала в возбуждении дела и привлечении "ораторов" к ответственности. "Если бы мы тогда в суд подали на клевету, наверное, праздновали бы сейчас победу. Но опыт судебных тяжб не приходит сразу", - говорит Бобков.

Вячеслава уволили из депо в декабре 2005 года за прогул. "На самом деле никакого прогула и в помине не было. Реальной причиной стала организация пикета у Законодательного Собрания. Но я так этот инцидент не оставляю, сужусь: подал иск о незаконном увольнении в Мещанский суд г. Москва, судья отказала, теперь моя частная жалоба рассматривается Пермским областным судом". Александра, машиниста с 20-летним стажем, в апреле отстранили за несдачу ПТЭ. Раньше избавиться от него было невозможно из-за того, что тот находился в отпуске. Волегов тоже опротестовывает решение работодателя в судебном порядке, но пока радости мало: 19 сентября судья Чубарова того же Мещанского суда отказала в иске.

Несмотря на старательное "выпинывание" машинистов, они не оставляют желания работать в своем родном депо: "Мы хотим работать здесь, в нормальных условиях и получать за свой труд хорошую зарплату. Неужели многого хотим? Хотим и будем добиваться.

Все описанные активистами-железнодорожниками факты говорят о том, что руководство не желает воспринимать альтернативный профсоюз как субъект трудовых отношений, как партнера, с которым возможен диалог. Антипрофсоюзная кампания сделала свое дело - число членов опального профсоюза неумолимо сократилось. В июле этого года в нем состояло 46 человек, сейчас и того меньше. Но вот уже два года, несмотря на списочный состава профсоюза, неизменным остается его костяк в 30 человек. Как говорит Бобков, это проверенные временем и делом люди, которые осознали, что достойны уважения. "Основная же масса так и не научилась уважать себя, они подходят к нам, жмут руки, выражают поддержку, но на большее не способны", - заключает он с горечью.

Противоречивые реплики боссов

Картина, честно говоря, складывается печальная. С одной стороны преследуемый профсоюз, частью уволенный, частью разогнанный, с другой - работодатель, не признающий компромиссов и диалоговых форм взаимодействия. За объяснениями мы обратились к этой самой другой стороне - начальнику депо "Пермь II" Алексею Пидяшову. После длительных согласований, он согласился высказать свое отношение к сложившейся ситуации, причём в письменной форме. Скажу заранее, нестыковок и недоговорок в его послании пруд пруди. Итак, из ответа Алексея Михайловича следует, что администрация не только признает, но и работает с представителями независимого профкома. Значит, все-таки признают - это уже что-то. Далее сталкиваемся с явным противоречием. Пидяшов заявляет, что работодатель предоставляет действующим на предприятии профсоюзам необходимое для их деятельности оборудование и помещение, выходит, зазря Бобков жаловался на начальника. Телефонный разговор с Алексеем Михалычем частично проясняет дело: "Я, согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", предоставил профсоюзу теплое помещение с необходимым для работы оборудованием и техникой". "Какому именно?" - любопытствуем мы. "Тому, который в нем нуждается", - отвечает не склонный к развернутым ответам г-н Пидяшов. "То есть и независимому профсоюзу?", - продолжаем настырничать мы. "Это пусть уж они (очевидно, профсоюзы - прим. авт.) сами разбираются. Я вмешиваться в их деятельность права не имею". Помимо этого в письменном ответе Пидяшовым сказано следующее: "Ни я, ни мои заместители не проводили бесед и не намерены убеждать работников депо выходить из состава независимого профсоюза…" - и приводится 5 статья того же закона о профсоюзах о запрете вмешательства в деятельность профсоюза. Самый завуалированный смысл содержит третий ответ - мы поинтересовались: "Существует ли противостояние, и возможен ли диалог?". Ответ: "Считаю, что никакого противостояния не существует, а диалог, а лучше сказать, социальное партнерство, возможен в первую очередь при уважении и учете интересов сторон. Представители данной профсоюзной организации этих принципов не поддерживают". "Уточните, пожалуйста, что вы имеется в виду - как они нарушают эти принципы?" - просим мы, и получаем не совсем вразумительный ответ (дословно): "Все, что я хотел сказать, я сказал. Чтобы доказать мои слова, надо детально говорить. По одному факту не делают выводов. Вот, к примеру, человек превысил скорость, из этого же еще не следует, что он отъявленный нарушитель. Так и тут". И еще одна поражающая цитата: "Каждый народ достоин своего президента, если он его выбирает, значит, считает положительным героем. Отсюда вывод: если профсоюз выбрал себе в лидеры нарушителя дисциплины, значит, в его состав входят люди, которые считают для себя нормальным, возможным делать то же самое. Не понимаю, какой именно интерес преследует Бобков всеми своими действиями…"

Напоследок интересуемся экспертным мнением Бориса Ивановича Пожарского, председателя краевого совета профсоюзов, но получаем реплику, будто скалькированную со слов начальника депо: "Появление альтернативных профсоюзов, недовольных деятельностью официальных профкомов - это нормальное явление. Беда в другом: у нас в России до сих пор не создан ни один альтернативный профсоюз для защиты трудящихся. Все известные мне примеры независимых инициатив, в том числе и пермские, свидетельствуют о том, что истинные цели их создания - решение политических задач. В случае с железнодорожниками с локомотивного депо "Пермь II" - это решение личных проблем. Я не совсем в курсе его деятельности, но, насколько мне известно, председатель профкома - заядлый прогульщик и нарушитель дисциплины… Такие организации не только бесполезны, но и вредны, так как нарушают процесс социального партнерства, к которому стремятся все официальные отраслевые профсоюзы. А шуметь ведь не сложно… И потом, если бы люди видели его эффективность, они бы входили в него - это главный показатель доверия, а там, я слышал, горстка состоит…". Формулировки Бориса Ивановича вызывают, по меньшей мере, недоумение. Председатель краевого совета профсоюзов позволяет себе отрицательно отзываться о человеке, с которым он незнаком и чью деятельность он плохо знает. То ли от того, что лукавит, то ли потому, что использует подкинутое заинтересованным работодателем мнение, не имея своего. Хотя быть в курсе профсоюзных инициатив - это его прямая профессиональная обязанность, пусть железнодорожники и не состоят, как он выразился, "на обслуживании краевого профсоюза".

Альтернативщики смотрят в будущее оптимистично. Вместо риторических возгласов типа "Когда конец придет мученьям?" они спокойно замечают, что гордиться есть чем: "Вот профсоюзу локомотивного депо "Свердловск-Пассажирский" удалось добиться, чтобы 3 человека из их числа вошли в комиссию по трудовым спорам. Значит, шанс есть и у нас". "И у вас тоже!" - добавим мы от себя для всех, кто готов побороться за свои права и достоинство.

Для тех, кто готов бороться:
Если вы недовольны работой официального профсоюза и готовы самостоятельно организовать более эффективную организацию по отстаиванию или восстановлению прав работников, если таких, как вы, несколько человек, если вы проникнуты нежеланием мириться и уверены в себе, тогда СОЗДАВАЙТЕ АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПРОФСОЮЗ. А опытом с вами готовы поделиться бывалые активисты:
  • Российский профсоюз локомотивных бригад железнодорожников. Контакты: Вячеслав Бобков - 8-912-98-91-264, Александр Волегов - 224-28-50 д.т.
  • Первичная организация профсоюза работников инженерно-авиационных служб гражданской авиации Пермского государственного авиационного предприятия. Контакты: Михаил Соколов: 294-96-13.
  • Размещено 23.10.2006

     

    Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


    [an error occurred while processing this directive]

     Главная / Наша газета / 2006 г. / №9(108)