НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2000 г. / №29

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА". 2000 г.

О газете
Архив

№29

логотип газеты "За человека"

Патронаж

"Длинное, длинное дело"

Вот, очередной перечень-изложение некоторых патронажных дел одного из юристов Правозащитного центра, Романа Маранова… Такое вступление с многоточием выглядит, конечно, несколько понурым. Ведь патронажное правозащитное дело это зачастую "длинное, длинное, длинное дело". Зачастую же лишенное пафоса. Но только не эмоций. Без романтики, но зато о справедливости. Оно лишено стремительного развития, но не пользы. Срок такого дела вызывает упомянутые понурые чувства, но совсем не пустые. До конечного результата пустоты ожидания иногда заполняются лишь приключениями юридической мысли. Но результатом таких "приключений" тем не менее можно реально воспользоваться.

Телефон.

Завершилось трехгодичное дело о наследовании телефона и о незаконно взятой с абонента тысяче рублей за мнимую установку "нового телефона". Ленинский районный суд взыскал 1,5 тысячи с Уралсвязьинформа (УСИ) за незаконное использование чужих денег. Ведь УСИ реально не оказал услугу по установке телефона, а тысячу рублей взял. С процентами за инфляцию вышло "Неплохое помещение капитала - 55 процентов годовых! - "порекомендовал" опыт представлявший в суде интересы истицы юрист-консультант ПРПЦ Роман Маранов, - Сейчас нигде такой ставки нету! По сегодняшним-то своим облигациям УСИ обещает менее 30 процентов!".

Теперь абонент будет добиваться и возмещения морального вреда. Вообще же, по этому делу состоялось уже третье решение. В первый раз областной суд отменил решение о взыскании с УСИ одной тысячи. Истица увеличила исковое требование. Пришло решение о взыскании тысячи, но без утверждения "набежавших" за время тяжбы процентов. Теперь, в третий раз, районный судья все-таки взыскал проценты, но зато пока отказал во взыскании 5 тысяч рублей за моральный вред…

Пенсия.

Дело о задержанной пенсии и возмещении пенсионеру денег "за инфляцию".

Свердловский районный суд взыскал по Гражданскому Кодексу 398 рублей в пользу пенсионерки В. Деньги взысканы с главного управления пенсионного обеспечения администрации области, так как на нем лежит обязанность финансирования. Хотя установлена также и вина пенсионного фонда, с которого будет востребовано по так называемому порядку регресса.

Самое главное, вероятно, в данном деле то, что этот иск был подан в один суд и одновременно в числе еще 170 исков таких исков! Их количество и не позволило, видимо, "положить их всех под сукно". Хотя судей взяла понятная оторопь, из-за чего только в областном суде дело по иску В. пролежало 4 месяца - просто так, без всякого движения.

Лагерь.

Дело о дискриминационном порядке наследования имущества репрессированных.

Сужает круг наследников даже не сам Закон, а реальная судебная практика. Закон говорит, что внуки наследуют, а судья слишком часто, увы, говорят, что внуки не наследуют.

Закон о реабилитации зачисляет в наследники репрессированных их родственников "первой очереди", то есть детей. Но если детей уже нет в живых, то по Закону наследниками "первой очереди" становятся внуки.

С исковым требованием К., внучки сосланного в лагерь крестьянина, о восстановлении ее имущественных прав не согласились ни пермские суды, ни Верховный суд. Поэтому вместе с юристом Правозащитного центра истица обратилась в Европейский суд. По формальным причинам Европейский суд не сразу принял дело: в начале в ответ на запрос была выслана методика обращения в данный суд, хотя она известна и по ней-то и была составлена жалоба, затем выслали формуляр. Но сейчас жалоба находится уже у судьи, который пока оценивает, насколько она может рассматриваться Европейским судом по принятым в Европе конвенциям.

Кстати, с мая 1998 года, когда Россия вступила в Совет Европы, Европейским судом принято более тысячи жалоб из России против России - это число несоизмеримо ни с каким другим числом жалоб, принятых из других стран, входящих в Совет Европы… За всю историю существования Европейского суда им рассмотрено 360 дел.

Услуги.

Дело об украденном телевизоре. Из-за чего можно упомянуть это "потребительское" дело? Может быть, из-за его сюжета, чем-то напоминающего завязку гоголевской "Шинели".

"У нас это дело на строжайшем контроле", - говорят теперь в судебном департаменте. Началось оно в… 1994 году.

У пенсионерки сломался телевизор, цветной. По соседству, в том же подъезде жил и живет телемастер Н., работавший в небольшой телемастерской и по-соседски предложивший услуги своей "фирмы". Телевизор свезли в мастерскую. Мастерскую обокрали. Клиентке пообещали возместить пропажу - купить ей такой же аппарат. В течение года не купили. Она подала на соседа Н. иск о взыскании с него денег. Суд удовлетворил требование тогда же, но все следующие шесть лет сумма требования лишь индексировалась. Почему? По многим причинам, требующим для пересказа канцелярского многословия. Но одна задержка оказалась сродни анекдоту. Как-то, после очередной индексации приходил к ответчику пристав, чтобы описать имущество, - женщина с точно такой же, как у него, фамилией. Написала пристав акт о бедственном положении телемастера, о том, что никакого имущества у него нету. В то время на каждого пристава приходилось по 600 примерно дел в производстве, и контроль за исполнением судебных решений был еще более щадящим, чем сейчас. Только спустя год выяснилось, что пристав - жена ответчику!

А недавно нашлось в квартире ответчика и некоторое имущество, годное для ареста, - мебельная "стенка"…

Сергей Бородулин
Размещено 11.08.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2000 г. / №29