Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ПРАВОЗАЩИТА В ПСИХИАТРИИ

 

в рубрике рассказывается о проектах, победивших в конкурсе грантов Пермской гражданской палаты и Фонда Форда (США)

Напомним нашим читателям, что не так давно Пермский медицинский правозащитный центр (ПМПЦ) провел при участии Пермской гражданской палаты круглый стол по обсуждению этой специальной темы. Причина обсуждения и повод - начало работы ПМПЦ над проектом "Правозащита в психиатрии", который вошел в число победителей конкурса "Новая пермская общественность".

В обсуждении проекта "Правозащита в психиатрии" участвовали главные врачи и их заместители профильных больниц и поликлиник. Редкой возможностью выслушать их всех одновременно журналисты, к сожалению, не воспользовались - и "электронщиков", и газетчиков было очень мало для такого случая…

Квалификация участников этого весьма специального проекта такова: руководит проектом Евгений Козьминых, кардиолог, к.м.н., директор Пермского медицинского правозащитного центра. Два других участника проекта также врачи, врачи государственной медицины: Липа Шадрина по специальности невролог, Владислав Лобашов, заведующий отделением скорой психиатрической помощи, вице-президент Пермской психиатрической ассоциации, один из ведущих пермских специалистов-психиатров, имеющий второе высшее образование - юридическое.

В том, как проходило обсуждение, чувствовалось, что собрались коллеги, которые ценят друг в друге опытность и не утраченное любопытство к выбранной профессии. Поэтому, когда представители государственной психиатрии, например, депутат городской думы Николай Потешкин, говорили о том, что "главное - не скатиться в антипсихиатрию", то имели в виду не намерение участников проекта пройти по легкому обвинительному пути. Скорее, неизбежные трудности при наполнении их общественной работы содержанием. Что это за сложности?

Перечислю их со слов прежде всего Владислава Лобашова, основного консультанта проекта. "Если защищать права пациентов в правовом режиме, то главное требование должно быть предъявлено государству, которое декларировало в статье 17 Закона "О психиатрической помощи…" "финансирование в размерах, обеспечивающих высокое качество психитарической помощи", но не выполняет Закон. Горькое впечатление остается от разваливающихся бараков Областной клинической, Психиатрической больницы, в щелях которых живут бациллы прошлого века". Не хватает даже дез. средств. Бывает, больного госпитализируют для лечения психиатрического расстройства, а он заражается инфекционным заболеванием". "Врачи-психиатры и другой персонал подлежат обязательному страхованию на случай причинения вреда их здоровью при исполнении служебных обязанностей, но ни один не застрахован. А случаи травматизма бывают". Кроме того, "Нет психиатрического стационара специализированного типа, как этого требует уголовный кодекс", "Разорены все трудовые мастерские при больницах", "Работодатели незаконно требуют справок о том, что работник не состоит на учете".

Далее об одном из главных обоснований проекта. По словам Евгения Козьминых, директора Пермского медицинского правозащитного центра, пять процентов всех посетителей ПМПЦ обращаются за консультациями по вопросам психиатрии, и почти все они просят одного - независимой, негосударственной психиатрической экспертизы. Как примерно складываются отношения учреждений и пациентов, доставленных на лечение принудительно? "Принудительное освидетельствование по суду, - говорит Владислав Лобашов, - длится реально 2-3 месяца… И когда не работает Закон, остается "обычное право". Скорая помощь не имеет права не выезжать, и она выезжает, обслуживая в год около 6000 человек. Причем пациенты приспособились: подписывают согласие на госпитализацию, чтобы избежать недобровольной госпитализации и лечения без согласия пациента. К счастью, ни один случай недобровольной госпитализации не был признан необоснованным… В прошлом году прокуратура проверяла работу стационарных учреждений психиатрии, и замечания прокуратуры к работе были незначительными".

Еще об одном возможном направлении работы говорила Липа Шадрина: "Карательная практика ушла в прошлое, но от преступников эти люди еще не защищены", имея в виду оформление всевозможных "дарственных", "завещаний" и т.п. "Нотариусы слезно умоляют об участии психиатра в оформлении такого рода документов", - сказал Евгений Козьминых, - Закон обязывает нотариусов "проверять дееспособность гражданина", а как это сделать лицу без медицинского образования, нигде не написано". Но что можно уже сейчас поделать с "нотариальной проблемой", пока не ясно. Ведь визуальная экспертиза "силами" только одного психиатра - посмотрел, понаблюдал, сделал вывод - скорее всего будет для суда не убедительной. Хотя единоличное заключение нотариуса о дееспособности, например, завещателя выглядит еще менее обоснованным…

Возможно, что, работая и в режиме консультаций, участники проекта "Правозащита в психиатрии" смогут со временем придумать решение "экспертной" проблемы и "нотариальной". А пока работы по проекту только начались.

Сергей Бородулин

И такое мнение.
Бросается в глаза то, что представление некоторых участников проекта о самой Защите Прав (вот так, с большой буквы) не вполне соответствует "стерильным" представлениям академичных правозащитников. Например, когда Владислав Дмитриевич Лобашов говорит, что "к счастью, ни один случай не добровольной госпитализации не был признан судом необоснованным", то слово "к счастью" означает, что ему, профессионалу, не хочется отстранено статистически оценивать качество работы коллег-медиков. Возможно, это свидетельствует о рассогласованности между медицинским профессионализмом и правозащитным. Правозащитники в свою очередь тоже не хотят, конечно, помогать гражданину упорствовать в своих заблуждениях, но считают профессионализм только одним из инструментов, причем не самостоятельным.

"Главная задача работы нашей общественной организации - гуманизация оказания медицинской помощи", - уверен Владислав Дмитриевич.

В общем, если и можно говорить о правозащитном упущении в объявленной цели, то пока только как о продолжении профессиональных достоинств…

Кстати. О необходимости правового "ликбеза", в котором нуждаются и пациенты, и медицинские учреждения. Один пример - может, не самый убедительный, но зато забавный.
Из телефонного разговора директора Пермского медицинского правозащитного центра Евгения Козьминых с заместителем главного бухгалтера МСЧ № 9 о незамедлительном исполнении вступившего в законную силу судебного решения:
ПМПЦ: "Вы получили судебное решение по случаю причинения вреда К. в вашей больнице?
МСЧ: Да.
ПМПЦ: Согласно закону вы должны перечислить на счет К. 6 тысяч рублей.
МСЧ: По какому такому закону?
ПМПЦ: По закону об исполнительном производстве - сумма, указанная в судебном решении, подлежит взысканию либо в добровольном порядке, либо принудительно - через службу судебных приставов на основании исполнительного листа.
МСЧ (после короткой паузы): Ну так приносите исполнительный лист, мы и взыщем с К…



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV