Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

УГЛЕЖОГИ ГУЛАГА

 

Мы уже сообщали о письме березниковской жительницы В.Ф. Тяпугиной, которая была обеспокоена слухами о том, что на месте садового участка №101 химзавода (Романовское лесничество Березниковского лесхоза) было расположено кладбище спецпереселенцев 30-40 годов. В командировку по тревожному письму выезжал наш корреспондент, а в июле на подозрительном месте работали археологи Пермского университета, с которыми администрация Березников - в связи с тем самым письмом В.Ф. Тяпугиной - заключила договор на проведение изыскательских работ.

Выяснилось, что с одной стороны, тревоги владельцев садовых участков напрасны: их участки стоят не на костях. Об этом сообщил нам руководитель экспедиции кандидат исторических наук Андрей Мельничук. Таким образом, подтвердился и ответ из ФСБ, Березниковского отдела, работники которого на наш запрос выдали лаконичную справку: могил там нет. Этакая правда, которая на самом деле - полуправда.

Говорит А.Ф. Мельничук:
- Мы нашли подтверждение фактам подневольного, рабского труда в невыносимо тяжких условиях. Признаки этого - узкоколейка, ямы для углежжения и пр. Перед нами - еще один археологический памятник новейшей истории, эпохи тоталитаризма. Лесоповал ГУЛАГа, как мы знаем, всегда связан с высокой смертностью, только в данном случае хоронили умерших не здесь. Привозили переселенцев и военнопленных немцев с Адамовой горы и из поселка…

Подробности о тех страшных годах рассказала нам Валентина Федоровна Борисова, работавшая в те годы в данной местности учительницей (в деревне Палашер):
- В 30-е годы сюда высылали переселенцев с Украины, вот они мерли, как мухи, это я слышала от жителей деревни (ныне уж нет ее), когда приехала сюда на работу после института, - вспоминает ветеран-педагог. - А после, в 42-м, к нам уже приехала новая партия дешевых работников, крымских татар. Но к тем отношение властей было совсем другим: мы, вольные, даже хуже татар питались.

Украинцы-то от холода умирали еще, а татарам выдали полушубки, шапки, валенки, в классах их ребята так и сидели всегда, одетые. Муку им выдавали аккуратно. При мне не погибали… помню, одну женщину задавило деревом, это было. Дружно мы жили, в общем-то, язык друг дружке помогали уж учить. Тифом как-то заболели татары - и мы заболели, конечно. Дома они хорошие для себя поставили, двухэтажные, из сосняка.

Но пожить-то в них не привелось: отправили крымчаков куда-то, куда - я не знаю, а на их место - военнопленных, немцев и власовцев. Они тоже жили на свободном режиме. Не убегали, нет: куда здесь убежишь? После войны их "раскидали" куда кого…

Плохого о них ничего не могу сказать. Конечно, разные среди них были люди, как без этого…Многое им пришлось перенести за свою жизнь. А помнится больше то, какие хорошие люди были среди них, и как им досталось ни за что ни про что…

"МЕМОРИАЛ"

Особая миссия
Музей жертв хунты (Аргентина), Работный Дом (Великобритания), Дом рабов (Сенегал), музей освободительной войны (Бангладеш), музей эмиграции (США), "Теразин" (музей-гетто в Чехии), музей апартеида (ЮАР), Мемориальный музей истории политических репрессий и тоталитаризма "Пермь-36"…В таком составе была создана новая коалиция музеев совершенно особой социальной миссии (американцы называют их кратко: музеи совести). Главное, что их объединяет: они созданы в местах явных нарушений прав человека, деятельность их носит ярко выраженный гуманитарный характер. Подробнее представит новое объединение Виктор ШМЫРОВ, директор мемориального музея политических репрессий и тоталитаризма, кандидат исторических наук:
- Недавно мне, как и другим членам коалиции, довелось участвовать в 95-й ежегодной конференции Ассоциации американских музеев, проходившей в Балтиморе. Здесь и прошла презентация проекта нашей международной коалиции. Собралось более 6000 участников, только для обсуждения записалось 400 человек. Программа работы была составлена очень плотно (деловой завтрак, к примеру, назначался уже на половину восьмого, для американцев это привычный ритм). В этой программе: знакомство с музеями США, с правозащитными организациями, с руководителями различных фондов (потенциальных грантодателей), поездки в Вашингтон, Нью-Йорк, встречи с общественностью, с представителями ведущих СМИ…

В плане работы коалиции на год - расширение состава участников, с подключением известных музеев концлагерей, холокоста, инквизиции, а из Российских - Соловецкого и Томского музея в бывшей тюрьме НКВД. (Кстати, недавно из Перми в Соловки отправилась поработать группа молодых волонтеров). Кроме того надо помочь в создании музея замечательного русского писателя Варлама Шаламова в Вологде (он был, напомним, узником Вишералага).

Наш доклад, в котором сделана попытка обобщить опыт просветительской работы Мемориального музея, был встречен с интересом. Налицо общее желание сделать международную коалицию по-настоящему рабочим инструментом, несмотря на многие трудности на данном пути. Поездка показала: эти препятствия можно и нужно преодолевать, ради конечной цели: сделать все, чтобы исключить в будущем появление тех явлений, истории которых посвящены такие музеи.

До принятия закона
Группа пермских преподавателей, работающих по программе "Права человека", приняла участие в семинаре, проходившем на базе одной из московских гимназий. Тема необычна: введение должности уполномоченного по правам человека в школах. Как представляется, полномочия его должны быть шире, чем у социального педагога. Школьный "омбудсмен" защищает права и ребенка, и родителей, и педагогов. Дело это новое, отношение к нему неоднозначно, вот и у пермских педагогов мнения разошлись. Как считает преподаватель пермской школы №70 Лариса Камакаева, подобная должность принесла бы пользу, прежде всего как практика на занятиях школы по правам человека, и в данной школе к предложению отнеслись серьезно. Во всяком случае, опыт Швейцарии, других европейских стран подтверждает полезность новой должности. "Обкатать опыт хотя бы на уровне одного района, для Перми это реально", - добавляет педагог гимназии №3 Наталья Русакова.

Что же, может быть, этот опыт пригодится и при введении должности уполномоченного по правам человека всей Пермской области? Как известно, с первой попытки у депутатов ЗС это не получилось.

Тихий голос пана
Родственники одного из бывших украинских узников совести С. Мамчура обратились к пермским мемориальцам с просьбой помочь вывезти на родину его прах. Степан Мамчур был осужден на 25 лет за поддержку Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА). Умер в мае 1977 года от кровоизлияния в мозг в Перми-35. Известно, что в последние месяцы своей жизни пан Мамчур добивался от лагерной администрации права читать Библию и разрешения на диетпитание. В некрологе, появившемся в "Хронике текущих событий" (№52 за 1977 г.) С. Глузман, также политзаключенный, написал: "…Трудно писать. Холодно. Но как же холодно лежать в этой безучастной, жестокой земле! В чужой земле. Смерть - неизбежность, последний довод. И последнее страдание… Этот тихий славный человек был Мастером…Бог, свобода, Украина - такими словами можно наполнить всю нравственную силу и долготерпение этого измученного борьбой и болезнями человека, христианина и патриота…"

С. Мамчур был родом с Западной Украины, в графе "род занятий" у него стоит: "сельский интеллигент". Его земляки планируют приехать на Урал этим летом. Подобная печальная миссия - уже не первая для бывшей политзоны, причем вывозили останки страдальцев только украинцы. Почтим их память и мы…и выразим тихую надежду, что перезахоронение С. Мамчура не будет использовано для нагнетания антироссийских настроений, которые столь явно усилились в последние годы именно на Западной Украине.

РЕПЛИКА

Слово - не воробей
Сбылось: увидел свет сборник тезисов научно-практической конференции "Политические репрессии в истории России". Дело для нашего времени вполне обычное, но особенность нового издания в том, что подготовлено оно Пермским госуниверситетом (кафедрой общей отечественной истории) и Государственным архивом новейшей истории и общественно-политических движений Пермской области (ГАНИ, для непосвященных - это бывший партархив).

Еще несколько лет назад подобное событие в партархивных стенах трудно было представить, это был оплот коммунистов старого закала. Однако в сборнике круг авторов достаточно широк, немало дел, имен вводится в научный оборот. В частности, впервые обнародованы неизвестные материалы о поэте Михаиле Таниче, о трудармейцах; по пермским проверочно-фильтрационным лагерям, по "контрреволюционному фашистскому заговору церковников" в Кунгурском районе и Свердловске и др. Хотя розовый, "умиротворенный" цвет обложки сборника никого в заблуждение не вводит: оппоненты, конечно, остались "при своем". Трудно совпасть взглядам, которые исповедуют, допустим, такие известные исследователи, как два Сусловых, один из ПГУ, другой из педуниверситета. Это бы ладно, но определенную некорректность допустил В.Г. Светлаков, заведующий ГАНИ, который, "на правах хозяина", прокомментировал во вводной статье (конечно, со своей "колокольни", то есть жестко-коммунистической) неугодные его душе выступления, думая, таким образом, что последнее слово - за ним…

материалы страницы подготовил Владимир Гладышев



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV