Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ТРЮМ

 

Хотя изоляторы временного содержания (ИВС) остаются в МВД и еще более закрыты для общественности, чем следственные тюрьмы и колонии, но для гуманитарного содействия открыты также. Имеется даже министерская инструкция, которая предписывает милиции на местах искать временных и постоянных спонсоров!

С недавнего времени Краснокамский ИВС получает небольшую, но постоянную помощь - медицинскую, материальную, духовную. Начальником Краснокамского РОВД Владимиром Бучневым и директором Краснокамского правозащитного центра Олегом Сергеевым подписано соглашение о совместной деятельности в рамках гуманитарного проекта "Гуманизация условий содержания заключенных в Краснокамском ИВС", каковой проект победил в конкурсе фонда Институт Открытое Общество - Фонд Содействие. К заключенным регулярно приходят врач, два-три раза в неделю, и священники Храма Святой Екатерины, а одиноким и бомжевавшим до ареста выдаются наборы предметов первой необходимости.

Это первая для Краснокамского ИВС помощь, которая в изолятор "сама пришла", не по ходатайствам. За первые полгода медицинская помощь была оказана 338 заключенным, в том числе 43-м несовершеннолетним. Среди обращавшихся к врачу болели туберкулезом 35 человек, хроническим гепатитом 26, ВИЧ-инфицированных было 40 человек. Больных чесоткой и педикулезом, что называется, без счета - ведь камеры переполнены, а о средствах на дезинфекцию надо договариваться специально, долго, каждый раз заново. До начала действия проекта и до помощи местного фонда "Возрождение" из "медикаментов" были только зеленка и марганцовка. Вообще, на всю свою контору: ремонт, питание спецконтингента и его содержание государство начислило в прошлом году 200 (двести) рублей, а за 9 месяцев текущего 500…

Городской ИВС находится в подвальном помещении дома, в котором расположены милиция, прокуратура, суд и ФСБ, сравнение с трюмом вызвано крутым, как трап в машинном отделении какого-нибудь сухогруза, спуском и почти извилистым расположением камер, которые встроены будто в рельеф прибрежной катакомбы. Телесигналы сюда не проходят.

Крестик пластмассовый
Здание построено в начале 70-х, с расчетом на тогдашнее число задерживаемых. На постоянную в последние годы двойную перегрузку и, по словам классика, "сжимаемость человеческого тела", не были рассчитаны ни трюм, ни человеческие нервы. За 10 лет здесь сменилось 5-6 начальников.

Тут почти на глазах ржавеют ключи от камер, спички не горят или горят плохо, и о вентиляции начальник ИВС, капитан Валентин Александрович Иванченко упоминает просто удрученно: "Если она выйдет из строя, то… но лучше о таком не думать…". "Я до того 8 лет работал в ГАИ и болел только один раз, а тут за зиму три раза. Когда я переходил сюда на работу, то думал, что здесь все по-другому". О льготах, к слову, капитан тоже вспомнил, но только в связи с их утратой. В общем, нет ничего удивительного в том, что милиционерам приходится подрабатывать охранниками каких-нибудь фирм, чтобы сводились концы с концами в семейном бюджете. Прежний начальник РОВД, например, ушел на работу в гознаковскую охрану…

"На передачи есть весовое ограничение, но приходится уступать, раз такое дело. Поставили чайники в камеры, включаем с 5 утра до 11 вечера. И теперь хотя бы лекарства есть"… С 6 утра до 12 ночи разрешено радио, провел его в камеры депутат городской Думы, предприниматель по фамилии - так совпало! - Попов. Не так плохо, как, скажем, в Нытвенском ИВС, где не так давно дело близко было к голоду, и сотрудники изолятора сами варили кашу из крупы, которую приносили соседи.

Кому доводилось попадать "в клетку" хотя бы на полчаса, знают, как быстро взгляд становится удрученным. А если на полчаса надеяться не приходиться? Наркологический и посталкогольный психоз - свой собственный или сокамерников, духота, которая незнамо сколько продержится, дневная пайка из бумкомбинатовской столовой: половина буханки, кружка чая, суп и каша с подливом, и мысли об утраченной свободе или вольнице. Находятся же здесь, напомним, лишь подозреваемые - не осужденные.

Давит что-то невыразимое "на тех, кто несет крест осуждения". Навещают заключенных священники краснокамского Храма Святой Екатерины. В библиотечке изолятора имеется религиозная литература, а в Храме, например, вместе с православной литературой можно купить брошюру московского Центра содействия реформе уголовного правосудия "Как сохранить в тюрьме физическое и духовное здоровье". В условиях изолятора можно только беседовать, крестить, скажем, пока нет возможности.

Против ожесточения правильное и регулярное питание не обязательно помогает - всем известно. По каким-то другим причинам сердце может смягчиться, даже тогда, когда, кажется, сами условия и инстинкты требуют обратного.

Сергей Бородулин



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV