Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

УМЕРЕТЬ С УЛЫБКОЙ

 

ГЛАЗА онкологического больного на фоне белого траура стационара - это зеркало его душевного состояния в случае, когда он знает, что у него рак и ситуация безнадежна. Смятение, природный страх перед неизбежным летальным исходом, мольба о помощи. Взгляд - воплощенная боль, и в ней мятущийся в предсмертных галлюцинациях разум.

Не случайно первый в мире Хоспис был открыт - в Великобритании в 1968 году - религиозной общиной, ведь верующий человек чаще всего умирает с улыбкой. В России "первый дом жизни до конца" начал функционировать в 1991 году в Петербурге при попечительстве митрополита Новгородского и Ленинградского Алексия (нынешний патриарх Московский и всея Руси Алексий 2-й), мэра города А. Собчака, писателя Д. Гранина и академика Д. Лихачева. Большинство в подобном заведении заканчивают свои дни умиротворенными, не преисполненными греха, обиды и ужаса.

Почему проблемой хосписа у нас занялись только в "перестроечный период"? Потому что СССР был страной сильных людей и долгожителей и - точка. Стоило посетить любую на выбор районную поликлинику того времени, когда велась борьба за это самое долголетие и когда нужны были хорошие отчетные цифры. В те годы отечественные медики "качественно" лечили в основном пожилых людей, а молодое поколение, те, кому сегодня за 40 лет, довольствовались "противотемпературными" мерами. Не успеет градусник показать норму при пневмонии - шагом марш! На работу. Далее следуют рецидивы заболевания, хронизация процессов, инвалидность, преждевременная смерть.

Долгие годы наше общество крайне негативно относилось к смерти как таковой. А сама эта "молчаливая особа" не могла заявить о себе, что она так же естественна, как и жизнь. Несмотря на то, что почти половину процентов онкологических больных возможно излечить, российские граждане упорно считают: рак и смерть - тождественны, родственники иногда не хотят сознавать, что в их семье есть больной раком, и он сам - замалчивает, старается скрыть это, хотя заболевание и не считается инфекционным. Отсюда и "социальные страхи" лишиться работы, потерять жилье, за которое нечем будет платить, если нет родственников, и пополнить армию бомжей, которых в лютый мороз с вокзалов гонят блюстители порядка. Потому отчасти одной из главных проблем остается социальная несознательность населения.

Не всегда больному врачи говорят, что его оперировали - именно по поводу, предположим, рака кишечника, а объяснят, что у него ликвидировали "грыжу белой линии". И это считается "святая ложь" во имя спасения. Каждый человек имеет право знать свой диагноз, но врачи должны быть специально обучены методике подобного разговора.

Пройдя реабилитацию, такой человек может полноценно трудиться. А ему в этом "вдруг" откажут, хотя для большинства людей - труд, творчество являются первыми жизненными потребностями. Став безработным, человек в конце концов теряет "вкус к жизни" и в результате стрессовых ситуаций, здесь неизбежных, неумолимо следует рецидив заболевания.

Мне приходилось наблюдать, как в начале лета этого года явно больной человек трое суток ходил вокруг Кунгурского госпиталя ИОВ, ночевал среди живописных зарослей бурьяна, грязный, обросший, словно пришедший из средневековья, так и не был принят врачами на излечение за неимением прописки, а значит, и направления. Человек этот скончался. Позднее я узнал, что его фамилия была Брюханов и ранее он проживал в селе Плеханове Кунгурского района. Бездомное существование он вел в течение 7 лет.

- ЧАЩЕ ВСЕГО даже прошедшие реабилитацию больные опасаются говорить о перенесенном, и тем более - выступать в СМИ, - говорит Наталья Афанасьевна Переверзева, председатель Пермской благотворительной организации "Хоспис". - С мая по ноябрь этого года пермский "Хоспис" работал над проектом "От сердца к сердцу", с которым победил в конкурсе "Новая пермская общественность", проводимом Пермской гражданской палатой на средства Фонда Форда: были организованы 4 группы самопомощи в Перми и Краснокамске, изданы методические пособия для специалистов и населения "Болезни вопреки", - учить людей отстаивать свои права, "учить людей демократии" - это основная задача нашей благотворительной организации, решаемой в проекте "От сердца к сердцу".

Это новый для России проект и совершенно новое на правление в профилактике онкологических заболеваний. Кстати, профилактика бывает: первичной, когда индивидуум ищет способа уберечься от заболевания, кажущегося ему неотвратимым, и - вторичной, когда он мобилизует силы, чтобы не допустить рецидива недуга.

Общаясь друг с другом, больные разговаривают о его течении, делятся проблемами, в результате чего один из двух беседующих начинает порой понимать, что его собеседнику намного хуже, чем ему самому, и это, естественно, понижает стрессовое состояние; появляется желание помочь ближнему, а второй, выговорившись, снижает возможность бурного разрушительного срыва. Мы не рекомендуем копить отрицательные эмоции - человеку необходима такая разрядка. Крик, слезы, брань - пусть они вырвутся наружу "малым числом".

Но, самое главное, человек должен ощущать себя нужным обществу, что равносильно знанию - не все еще потеряно. Тогда-то и появляется уверенность, убеждение в том, что болезнь непременно отступит, что является главным в любом лечении...

Как Наталье Афанасьевне удается найти общий язык в общении с пациентами? Благодаря врожденной простоте в общении с людьми и убежденности, которая вдохновляет. Простота в общении отражается и внешне: обыкновенная для горожанки одежда, отсутствие косметики, изысканной прически… Очень занятой человек, который всегда торопится, она умеет выкроить, хоть и с трудом, время для обоюдно полезного общения с людьми. И люди, мне кажется, отвечают ей той же добротой и пониманием.

Из аналитического отчета по проекту "От сердца к сердцу": "по гранту (3 тысячи долларов США) были созданы три основных группы: в первой 35 стомированных больных (перенесших операцию кишечника), вторая состоит из женщин, прооперированных по поводу онкологического заболевания молочной железы - группа из 16 человек. Третья группа - родственники и друзья онкобольных - 30 человек. В Краснокамской группе - 15 человек.

В Краснокамске проведены 3 встречи с руководителями управления здравоохранения и две с руководством городской соц. защиты по активизации и поддержке групп самопомощи, но практического воплощения, вроде бы, достигнутого между нами понимания не получилось. Эффективно работает только группа стомированных людей при поддержке общественной организации Уралстом, президентом которого является А. С. Лавренев, и это можно объяснить тем, что имеется место для встреч и наличием полученных бесплатно средств ухода. Сегодня группа разрослась и работает практически самостоятельно... Опубликованные по результатам работы методические пособия и брошюра "Болезни вопреки" выдаются участникам групп и разосланы в хосписы Москвы, С.-Петербурга, Астрахани, Сызрани, Березников"и др.

- Иной раз родственники умершего больного говорят впоследствии: "Наконец-то, Господь прибрал его (ее) душу! Всех он нас измучил...". Такое заявление - результат пострадавшей за период болезни родича морали, этики, если хотите - крах накопленных за долгие времена общечеловеческих ценностей. Умер близкий человек, а родственники вздохнули с облегчением. Где же наша хваленая чуткая доброта, если начинает говорить в нас далекий предок времен языческих?

Наталья Афанасьевна продолжила:
- Именно тому, как обращаться с больным, мы и наставляем родственников и друзей. Снабжение средствами ухода за тяжелобольными проводится через родственников бесплатно. Разумеется, деньги с неба не падают - помогают люди. Постоянными спонсорами сегодня являются: НПАО "Росса", "Индукция", ОАО "Мотовилихинские заводы", "Лукойл-Пермнефть", помогают и частные лица, например, И.Г. Неустроев. Недавно был заключен о дружбе с Оксфордским хосписом (Великобритания).

Тот факт, что больные и родственники порой трудно идут на контакт с нами, о чем мы уже говорили, привел нас к выводу: нужно учить людей жить с диагнозом рак, разрушить в обществе тождество рак - смерть. Наша работа по гранту была как бы взлетной площадкой. За это время был накоплен опыт, и сейчас развертываем работу в Приволжском округе - Березниках, Самаре, Ульяновске.

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ в Перми проживают около 2000 человек, перенесших операцию на кишечнике. Большинство таких людей и их родственников находится один на один со своей болезнью, со своим горем...

Что же говорят те, для кого был предназначен проект "От сердца к сердцу", - участники группы самопомощи стомированных людей?

Общественной организацией Уралстом в поликлинике №5 открыт кабинет для стомированных больных. Здесь принимает своих подопечных врач Ольга Анатольевна Перетягина. За два коротких присутствия на ее приемах я убедился, что больные любят и уважают своего доктора и медсестру Наталию Косихину. Ольга Анатольевна говорит им: "Запомните, вы уже не больные, вас просто переделали, и в новом виде вы ничуть не хуже, чем прежде". А мне, корреспонденту, прежде чем было разрешено недолго поприсутствовать на приеме, был устроен форменный допрос.

Самым активным и пользующийся авторитетом человеком среди членов этого маленького мира является Анатолий Семенович Лавренев, который стал после работы в группе самопомощи президентом общественной организации "Уралстом". Его рассказ о работе общества и методика Н.А. Переверзевой идентичны. Даже не верится, что он перенес сложнейшую операцию. Не только живет сам, но и помогает в этом другим. Он заражает своим примером, поддерживает своей неутомимой энергией, казалось бы, потерявших свое лицо в результате болезни, опустошенных духовно людей.

"Извините, - сказал он при встрече, - вы не по адресу попали, мы не онкологические больные, да и не считаем себя больными вообще". Однако, разговорившись, поведал о том, какая работа ведется в группах.

"Наше общество первое на Урале. Его организовал Николай Васильевич Хворостухин, вложивший в дело все свои силы и всю оставшуюся жизнь. Все мы всегда будем помнить его подвиг. Вначале нас было всего 80 человек, но при помощи средств массовой информации мы расширили деятельность, и сегодня в обществе 400 человек. Есть среди нас старики, есть и молодые до 30 лет. Прошедшим реабилитацию мы помогаем восстановиться на прежнем месте работы, а если такой вариант невозможен, то подыскиваем новую сферу трудовой деятельности. Среди нас есть люди, которые прожили после операции 25-35 лет, и, мне кажется, это не предел. Денежные взносы, которые у нас приняты, - 50 рублей - идут обычно на покупку мелочей - канцтоваров. Встречаемся по четвергам для решения наболевших вопросов. В группе самопомощи чаще всего по 25-30 человек. У каждого свои проблемы, разные, маленькие и большие. Случается - обидит больную жену дома муж. Куда ей пойти поплакаться? Другая сторона медали - добиться помощи малообеспеченным нашим товарищам, здесь уже отделы районного соц. обеспечения тревожим. Кому-то надо помочь дома - хотя бы обед сготовить. Иногда совместно выезжаем на природу. Средства ухода за стомой для нас закупает Муниципальное управление здравоохранения и выдает их в стома-кабинете бесплатно. Вы знаете, сколько стоит один ежемесячный комплект средств ухода за стомой? Аж 2 тысячи рублей...

Вы, наверное, не представляете себе, какими приходят к нам люди после операции? Человек в трансе отчаяния. На него страшно смотреть...".

Почему, думаю, не представляю: "мы с тобой одной крови", брат, и кровь эта, пусть не совсем здоровая, но у нее есть одно общее свойство - она очень бурно реагирует на чужое горе, и, мне кажется, от этого только выигрывает в качестве. И людей я таких встречал, и знаю - тот, кто пережил смерть, не пройдет мимо попавшего в беду человека.

К сожалению, за время почти месячной работы над этим материалом мне не удалось попасть на встречу членов какой-нибудь одной группы самопомощи. Н.А. Переверзевой, в этом мне было отказано из опасения разволновать больных. Как она сказала: само присутствие чужого человека повышает и без того немалую мнительность онкобольных, с чем можно согласиться. Но ею были предъявлены фотографии, сделанные на этих встречах за чашкой чая. Добрые, улыбающиеся лица друзей, единомышленников, и не скажешь, что это товарищи по несчастью, некогда страшно одинокие в мире непонимания, более того - отверженные люди.

Совсем недавно я посетил Свердловск. В прошлом году там умерла от инсульта моя тетушка, Мария Александровна, 92 лет от роду, набожная была старушка, добрая. Бывало, и поворчит на нерадивого племянника, но уверен - на пользу. Так вот, сестра двоюродная мне сказала: "А мамочка - умерла с улыбкой"... И не только религиозность повлияла на этот факт, но в первую очередь - доброе, терпеливое, чуткое отношение близких.

Думается, Наталья Переверзева и ее коллеги на верном пути. Что может быть прекраснее хотеть и добиваться того, чтобы больной человек выздоровел, а безнадежный - улыбнулся смерти.

Юрий Мильчаков



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV