Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ПЕРМЬ "РАЗЫГРАЛИ" КАК ПО НОТАМ

 

Полтора века назад, когда в России совершалась промышленная революция, захолустные местечки и медвежьи углы стремительно превращались в экономические центры всероссийского (Иванове), а то и мирового (Баку) значения. Достаточно было оказаться на пересечении новых железнодорожных путей. В нынешние времена революции информационной случается нечто похожее. На пересечении информационно-политических потоков оказался в последние недели спокойный и стабильный Пермский регион. Только-только российские СМИ облетела крылатая фраза Кириенко: "Единственный недостаток Прикамья - чрезмерная скромность, мешающая рассказывать о собственных достижениях". И вдруг - скандальные увольнения, уголовные дела... Достаточно взглянуть из космоса, чтобы безошибочно определить: вчера в Пермской области состоялись губернаторские выборы.

На момент сдачи номера их итог не был известен. По общему мнению наблюдателей, неизбежен второй тур, в котором губернаторское кресло будут оспаривать нынешний глава областной администрации Геннадий Игумнов и мэр областного центра Юрий Трутнев. Но кто бы из них ни одержал победу, пермские выборы продемонстрировали неодолимую силу общероссийской политической тенденции, которую питерцы уже наблюдали в мае.

Пермь - не совсем Урал. Ментальность жителей Прикамья на ельцинскую не похожа. Не зря область включена не в Уральский, а в Приволжский федеральный округ. Политика здесь окрашена в спокойные, неагрессивные тона. В новые же времена региональные власти избегали конфликтов с центром. В 1991-1996 годах миллионный город-завод, структурированный вокруг химии и оборонки, раз за разом голосовал за Ельцина, несмотря на аховую социально-экономическую ситуацию. Так же произошло и четыре года назад, когда пермские избиратели в очередной раз поддержали проельцинского кандидата Игумнова. Твердость выбора была вознаграждена по достоинству. Депрессивная область превратилась в регион-донор, восстановивший полуразрушенную промышленную структуру, стабилизировавший бюджет, нормализовавший социальную обстановку. Успехи Игумнова имели в принципе ту же природу, что и достижения его петербургского коллеги (при исключительной личной несхожести двух губернаторов), - он сумел создать в регионе благоприятную среду для частных инвестиций и динамичное равновесие конкурирующих бизнес-групп. Локомотивами прикамского "возрождения" выступили две мощные корпорации: АО "Уралкалий" и пермский филиал ЛУКОЙЛА. Восстановление этими силами городского инвестиционно-производственного цикла позволило вывести из клинической смерти областные птицефабрики и потерявшую госзаказы оборонку.

Развился в Перми и свой региональный бизнес. Типичной местной конторой является фирма "ЭКС Лтд", которая впервые познакомила прикамских детей с "радостным праздником и счастливым Новым годом от "Нестле". Создавались такие структуры по известным российским алгоритмам, методы их работы адекватны нашему времени. - "Лицо местной братвы" - такую характеристику считают в Перми подходящей для основателя "ЭКС Лтд" Юрия Трутнева. Табличка с его именем поныне висит не только на двери в кабинет мэра, но и в офисе "ЭКСа". До последнего времени Игумнов и Трутнев работали в прочном тандеме. Переизбрание Игумнова выглядело гарантированным: губернатор заслуженно популярен среди населения, он контролирует административный аппарат, вокруг него сплочен бизнес, к нему не имеет претензий Москва. В довершение всего еще и такой подарок - свою кандидатуру выдвинул скандально известный "человек Березовского" Павел Анохин, сделавший свои деньги на операциях с чеченской нефтью. Что еще надо для полного успеха?

И вдруг внезапно были отстранены от должностей верные губернатору начальник ГУВД и областной прокурор. Заведено уголовное дело на дочь Игумнова (нечто вроде питерской истории с квартирой для племянницы Собчака). Вскоре стало известно, что незадолго до того в губернаторском кабинете состоялся плотный разговор пяти собеседников. Напротив Игумнова сидели Трутнев, руководитель "Уралкалия" Дмитрий Рыболовлев, глава "ЛУКОЙЛ-Пермь" Андрей Кузяев. Смысл их речей сводился к следующему: спасибо за сотрудничество, Пермь сохранит благодарную память, но вы свое дело сделали. Пришло время "молодых волков".

Столкнувшись с фактическим ультиматумом собственной команды, Игумнов оказался в безвыходном положении. Враз утратив поддержку администрации, крупного бизнеса и влиятельных политструктур, он вынужден был заявить о снятии своей кандидатуры, назвать Трутнева преемником и призвать избирателей поддержать его в противостоянии представителю "олигархического спрута" Анохину. Мэр с благодарностью принял наследие... и тут Игумнов съездил в Москву, после чего отозвал прежнее заявление и возобновил предвыборную кампанию. В ответ Трутнев жестко предупредил, что поведет борьбу до конца. При этом он заручился поддержкой местной организацией "Единства", о которой в городе отзываются как о сборище спортсменов и братвы. Одновременно в Перми возросла активность движения "Май". (Эта организация была создана в прошлом году в Екатеринбурге при активном содействии тогдашнего руководства ЛДПР. В Перми традиционно болезненно конкурируют с Екатеринбургом за политическое влияние на Урале - не зря при нарезке федеральных округов два города были разведены. "Майская" пропаганда в Прикамье однозначно воспринята как работа "соседских братков", пришедших на помощь социально близкому Трутневу.)

Экономическая подоплека конфликта характеризуется наблюдателями примерно так. Крупные корпорации, укрепившиеся в игумновский период, переросли установленные губернатором рамки хозяйственной активности. Ими отработаны новые финансово-коммерческие схемы, предполагающие более интенсивный перелив капиталов, оперативную раскрутку активов, быстрый перебор иностранных партнеров. Игумнов не раз останавливал тех же Рыболовлева и Кузяева, когда от них исходили предложения, казавшиеся ему авантюрными. С другой стороны, такого рода схемы были характерны для коммерческой деятельности Трутнева при первых же операциях "ЭКС Лтд".

Несколько дней Кремль был на стороне Игумнова. Но, как известно, там предпочитают играть наверняка. Настроение пермских избирателей не выглядит однозначным. Жители сельских районов, женщины, пенсионеры в большинстве своем верны губернатору. Однако молодежь, многочисленный слой людей, связанных с новой экономикой, и пермяки-горожане скорее симпатизируют мэру. На прошлой неделе Кириенко сделал жест, фактически дезавуировавший прежнюю позицию федеральной власти. По его настойчивому "совету" губернатор отозвал поданный им судебный иск в отношении соперника на выборах (речь шла о неких неточностях в поданной Трутневым декларации о доходах и имуществе). Иначе говоря, разбирайтесь сами, ребята...

Губернаторские выборы в Перми снова отражают назревший тектонический сдвиг в системе российской власти. Старая бюрократия и старые олигархические кланы повсеместно утрачивают позиции. Идет неудержимое продвижение новой генерации бизнес-политиков. Их структуры раскручены в динамике ельцинской революции. Они уже не довольствуются закулисными рычагами политического влияния и сами готовы принять груз властной ответственности. Следующим шагом должно стать создание корпоративных политических партий, управляемых из предпринимательских офисов. Процесс развивается повсеместно - от Чукотки до Рязани. Его интенсивность явно приводит в замешательство даже президентскую власть, петербургские метания которой сегодня повторились в Перми. Наблюдаемые нами прикамские картины позволяют прогнозировать то, что мы на следующих выборах увидим в приневском крае. И совсем не обязательно в 2004 году. Может быть, и раньше.

Валерий Имантов
Статья опубликована в газете "Смена" (С.-Петербург)



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV