Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

 

Как Рублеву за рубли “врубили”.
Похоже, зря

В ноябре прошлого года в Березниках за получение взяток с женщин, незаконно торгующих спиртными напитками, был осужден на четыре года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима Владимир Рублев, бывший участковый одного из районов города, а в последнее время - адвокат, член екатеринбургского филиала Российской гильдии адвокатов. За решетку угодил человек, по долгу службы обязанный служить соблюдению законности, имеющий два диплома (“красный” - филфака ПГПУ и другой — юриста), получивший два ранения при задержании опасных преступников (у него раны не зажили еще), воспитанный в очень порядочной семье (отец - кавалер ордена Трудовой Славы), где царят честность, отзывчивость и доброта, требовательность, справедливость, ответственность за взятые на себя обязательства и т.д.

Владимира Рублева вспоминают добрым словом десятки коллег, бывших сокурсников, школьных товарищей и учителей, нынешних его друзей и хороших знакомых. Все они в один голос заявляют о его честности, принципиальности, порой, даже о каком-то профессиональном упрямстве и упертости, даже излишней активности в служебном рвении. Все они считают, что такой человек как Рублев не мог стать взяточником, а потому дружно выступают в его защиту.

Не без их помощи эта история нашла свое продолжение. Люди пишут во все инстанции письма в защиту Владимира Рублева - начиная с Пермского правозащитного центра и заканчивая Верховным Судом. Сам В. Рублев тоже решил “бодаться” до конца. Вместе со своим адвокатом А. Григорьевым он направил кассационную жалобу в Верховный Суд об отмене приговора областного суда и направление его дела на доследование.

... Рублев исчез из зала суда. В тот момент, когда ему выносили вердикт. Приговор был весьма жестким - хотя обвинитель и просил “дать” ему два года лишения свободы (в этом случае Рублев автоматически оставался на свободе благодаря недавней амнистии), но судья “впаял” “четверку” “строгача”. Конечно, Владимир своим поступком, к сожалению, несколько усугубил положение. Однако, как поговаривают иные, он решился на такой шаг не для ухода от рук правосудия, но потому, что ему просто нельзя было “садиться” в Березниках. В городе этом его бы просто “замочили”, ибо в свое время он рискнул подмочить репутацию кое-кому из “верхов”, да к тому же реальна была месть местной уголовщины, которой он, мягко говоря, изрядно успел насолить. Оттого и принял, говорят, Рублев решение сдаться в Перми...

Хотелось бы поделиться некоторыми мыслями, появившимися при сборе фактического материала, полученного на основе обвинительного заключения и поездки в Березники, где я встречался с некоторыми свидетелями и людьми, знающими Рублева, его родными и т.д.

Прежде всего у меня, например, вызывает вопросы само обвинительное заключение. В нем имеются, по-моему, некоторые небесспорные и даже сомнительные заключения. Например, о том, что в августе, сентябре и декабре 1998 г. (время возбуждения уголовного дела тоже какое-то странное - оно появилось не сразу после сигнала о взяточничестве Рублева, а спустя 1,5 года и уже тогда, когда он уже уволился из милиции. - Авт.) В. Рублев подходил к незаконно торговавшей спиртными напитками А. Петуховой и требовал от нее 1000, 500 и 500 рублей за несоставление протоколов об административном правонарушении, предусмотренном ст. 146 ч. 3 Кодекса административных правонарушений. Не желая быть “привлеченной”, она собрала требуемые суммы с “товарок по профессии” - Н. Петровой, М. Ряписовой, И. Хомяковой, Р. Фазлыевой, и на площади около магазина “Универсам - 2” вечером передавала деньги. Причем эта схема передачи, фактически публичной, осуществлялась во всех трех эпизодах, инкриминируемых В. Рублеву.

Трудно представить Владимира дураком. И дело не в том, что закончил он филфак ПГПУ с красным дипломом, а том, что в момент описываемых событий Рублев уже учился на четвертом курсе юрфака и шесть лет как прослужил участковым инспектором в УВД г. Березники. Неужели он решился бы открыто на площади принимать деньги от “тетушек”?

Мне лично довелось переговорить с Петуховой. Эта гостеприимная женщина призналась, потчуя рождественскими пирожками, что ее “неграмотную женщину” просто принудили подписать “ту бумагу” - заявление о действиях Рублева, убедили ее, что “все, кому надо ее уже подписали”. Она же, боясь милиции, и сделала это. А сейчас очень расстраивается, жалеет человека, которому так “подмогла”, очень раскаивается. На повторном суде, кстати, Петухова уже отрицала факт дачи взятки участковому Рублеву, однако, судья почему-то решил не обращать внимания на ее слова. Наверное, потому, что “компромат” на Рублева уже был намертво пришит к делу.

Имеется и один любопытный факт, о котором мне рассказала вторая жена Рублева. Владимир, вообще-то, никогда не терял связи со своей бывшей семьей, помогал ей, оставил двум сыновьям и жене квартиру, выделенную ему как одному из лучших работников отдела милиции, в котором трудился.

Эта женщина к тому же торговала в одном из киосков около “Универсама” на площади и рассказала мне о том, что “крыша” однажды предложила “зловредному” участковому, не дающего спуску “бодяжницам”, три тысячи рублей, чтобы не мешал им. Участковый отказался. Тогда, посовещавшись, рэкетиры предложили ему пять. Однако Рублев не принял деньги и продолжал “наезжать” на торговок. В частности, ту же Петрову, например, он привлекал к административной ответственности 18 раз. И вот она-то, по словам знающих людей, и стала основным, мягко говоря, недоброжелателем Рублева. Петрова сильно сердилась на участкового и всегда говорила: “Отольются ему мои слезы...”.

Разумеется, Рублев на допросе в качестве обвиняемого свою вину не признал, заявив об оговоре, о личной неприязни женщин, которых он задерживал за административные правонарушения, которые под давлением

работников оперативных служб оклеветали его.

Процитирую с некоторыми сокращениями обвинительное заключение:

“Допрошенная в качестве свидетеля Петухова А.Е. показала, что в августе 1998 г. к ней подошел Рублев В.А., сказал, что ему необходимо ехать на сессию, финансовое положение у него тяжелое и необходимо ему помочь... В августе она собрала требуемую сумму... Прямо на площади перед “Универсамом - 2” она отдала Рублеву 1000 рублей, это видела Ряписова, больше никто этого не видел... Собирали ли они деньги в сентябре 1998 г., она сказать не может. Затем она помнит, что зимой перед Новым (1999) годом они собирали Рублеву по 100 рублей, сколько они собирали, она сейчас не помнит.

В ходе следствия Петухова “свои показания, данные ею ранее - 16 мая 2000г. подтвердила полностью и на них настаивала на трех случаях взяток. Кроме этого она дополнительно показала, что не помнит, какого числа точно передавала деньги Рублеву В.А., т.к. прошло много времени, но это было в августе, сентябре, декабре 1998 г.”

Почему-то следствие не желает реагировать на несуразность показаний: на первом допросе Петухова прямо утверждала, что “собирали ли они деньги в сентябре 1998 г., она сказать не может”. А на очной ставке с Рублевым она настаивала уже лишь на двух фактах дачи ею взяток, категорически исключив третий. Кроме того, сначала Петухова утверждает, что ее августовскую передачу денег Рублеву “видела Ряписова”. А свидетель М. Ряписова по материалам этого же дела утверждает, что “как Петухова отдавала деньги Рублеву, она не видела”.

Дальше в лес - больше дров. Противоречия в тексте обвинительного заключения на этом не заканчиваются. Весь его текст приводить здесь, думаю, смысла нет. Интереснее, на мой взгляд, показания другого свидетеля, старшего уполномоченного ОБЭП УВД г. Березники В.В. Хмелева, который показал, что примерно в октябре 1998 г. он получил оперативную информацию о том, что участковый Рублев неоднократно получал взятки с лиц, незаконно торговавших спиртным на площади около “Универсама-2”. Факты, представленные В. Хмелевым, имеются в уголовном деле Рублева. Цитировать их долго, но если последовательно проанализировать, то вырисовывается следующая картина.

В октябре 1999 г. Хмелев на основе полученной оперативной информации установил примерный круг лиц, передававших взятки Рублеву -гражданки Петрова, Петухова, Хомякова, Ряписова и другие. Он утверждает, что “им установлен примерный круг лиц”, дававших взятки. Но ведь “примерный круг” предполагает, что в нем могут быть как взяткодатели, так и законопослушные граждане – простые свидетели события. Однако свидетелями по делу являются только лица, дававшие, по их словам, взятки Рублеву.

Старший оперуполномоченный ОБЭП утверждает, что “Рублев В.А. с лета 1998 г. по лето 1999 г., пока работал участковым инспектором милиции, ежемесячно получал с женщин, незаконно торгующих спиртным около “Универсама-2” около 1000 рублей, то есть за указанный период времени Рублев получил более 10000 рублей”

А как же правильно понимать ситуацию, если в третьем абзаце с конца обвинительного заключения сказано: “Таким образом, Рублев В.А. неоднократно получил через Петухову А.Е. взятки в виде денег на общую сумму 2000 (! - Авт.) рублей...” Где же здесь ежемесячно? Где же здесь те 10 тысяч рублей, о которых сообщает Хмелев В.В.?

Трудно понять мотивы действий Хмелева.

Вообще - вопросы, вопросы, вопросы...

Поясню, почему лично у меня, например, факт получения взяток В. Рублевым вызывает сомнения. Во-первых, потому что слишком много о нем говорят хорошего на его Родине - такой службист как Рублев не мог пойти на нарушение закона. Во-вторых, свидетели факта передачи денег Рублеву так и не были установлены (хотя по обвинительному заключению таким свидетелем является Ряписова, но, как известно, она таких показаний в ходе следствия не давала, а в суде вообще отказалась от ранее данных показаний, мотивируя тем, что написала заявление по принуждению).

Собственно, весь приговор основан на тезисе: “верить или не верить Петуховой” или “верить или не верить Рублеву”. Известно, что Закон трактует все сомнения в пользу обвиняемого. В уголовно-процессуальном кодексе говорится, что надо верить обвиняемому, если нет доказательств его вины. Короче, презумпция невиновности должна бы по идее действовать в отношении Владимира Рублева. На деле же получилось, что сомнения оказались не в пользу обвиняемого.

И еще. Обычно взяточников “берут” с поличным, то есть при передаче денег. В нашем же случае, по сути, один свидетель - Петухова, да и она впоследствии заявила, что ее, мягко говоря, “попросили подписать” заявление о даче взятки...

В заключение приведу письмо-ходатайство в защиту Владимира Рублева от Московского Патриархата Русской православной Церкви в коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ. Не исключено, что оно тоже поможет осужденному оправдать себя перед Законом.

“Московский Патриархат с вниманием и интересом ознакомился с дипломной работой Рублева Владимира Александровича на тему “Правовое положение Русской Православной Церкви - историко-философский анализ”. Кроме того, что сама работа является глубоко продуманной и полезной для Русской Православной Церкви, известно, что автор, будучи примерным христианином уделял много внимания церковной жизни, добровольно и безвозмездно оказывал юридические услуги приходам РПЦ своего региона.

В настоящее время Владимир Рублев обвинен и осужден за преступление, связанное с корыстью, что, по мнению Патриархата никак не увязывается с личностью осужденного, известного только с положительной стороны…

…В связи с этим РПЦ ходатайствует перед коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ по отношению к Рублеву Владимиру Александровичу и просит отнестись к нему милосердно и дать ему возможность пребывать на свободе, в кругу семьи и близких, что по мнению РПЦ не ухудшит морально-правовой облик В. Рублева и как гражданина, и как христианина”. Секретарь общего отдела Московского Патриархата, иеромонах Гермоген.

Иван Александров



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV