Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

НЕДАВНО

 

Узники
В одном из предыдущих номеров, посвященном "Неделе узника", мы сообщили о том, что одним из реальных результатов "Недели" может стать открытие в Пермской области Центра для несовершеннолетних девочек-правонарушительниц. Тогда же рассказывалось о том, как драматично может проходить их этапирование в колонии других регионов. При том, что создание собственного Центра - даже восстановление, так как некогда нечто подобное уже имелось в регионе, - посильно: в этом году, например, через изоляторы нашей области прошло 115 несовершеннолетних девушек, из них для отбывания наказания отправлено в ВК г. Н. Оскол Белгоородской области 46 человек.

Прежняя областная администрация принципиально согласилась с идеей. В конце апреля и нынешняя преемственно выразила свое согласие с предложением правозащитников. Сложности же такие. Главное, о чем будет вести переговоры администрация с федеральным ГУИН, - это материальное участие самой уголовно-исполнительной системы в создании Центра. Кстати сказать, долг исправительной системы бюджету Пермской области составляет 800 миллионов рублей.

Упрек
Еще в январе Правозащитный центр запросил ГУИН области о допуске корреспондента газеты "За человека" в одну из колоний. Требовались комментарии к рассказу посетительницы ПРПЦ, сообщившей вот, о чем:
"В начале октября администрацией колонии был зачитан в отряде (кунгурская женская колония № 18, 8-й отряд) список тех, кто должен ехать в Потьму. Должны были ехать 140 человек. По телеграмме об этом от других родителей я приехала на свидание к дочери, и дочь рассказала мне об этом же. Я после два раза ходила к прокурору по надзору за исправительными учреждениями Мохову, и он оба раза мне обещал: "Без ее согласия ее не отправят". Но 9 декабря им выдали обходные листы. Я получила нелегально отправленное письмо от ее подруг о том, что дочь перерезала себе вены, и еще четверо - кто на шее, кто на руках. А 15 декабря они написали заявление о согласии (а обходные выдали 9-го). Еще я слышала, что и из Пролетарки отправляли".

Без посещения колонии, как видите, провести собственное расследование было невозможно. Правозащитники, проведя нынешней зимой-весной несколько благотворительных акций в колониях и изоляторах области (итоги акций), рассчитывали, что Управление уже не воспринимает ПРПЦ, как организацию, от которой исходят суровые, непонятные и лишние требования. Однако в ответах, полученных на запрос, говорилось лишь о том, что "перевод осуществлялся с письменного согласия осужденных", и ни слова о посещении.

На волю по человечески
Один из примеров того, как иногда освободившиеся из колоний возвращаются домой. Каждые 2-3 дня кто-нибудь из них приходит в Правозащитный центр с подобным рассказом. Ну, может быть, и не совсем таким драматичным.

Двое мужчин освободились из колонии близ Кизела. В начале марта. Одному выдали на дорогу согласно справки об освобождении, 137 рублей, второму - ничего, хотя оба работали в колонии да и по Уголовно-исполнительному кодексу администрация колония обязана была выдать им необходимую для проезда домой сумму.

От колонии до железнодорожной станции 100 км. лесом. Шли они 4 дня. Весь их дорожный запас состоял из 5 спичек, зажигалки и миски сухарей. Хотели взять ножик, но им не разрешили. Несколько освободившихся тогда же человек остались в колонии, решив подождать несколько дней попутного транспорта. А этим двоим хотелось домой…

Правозащитный центр совместно с Комитетом содействия правоохранительным органам по борьбе с коррупцией подготовил обращение к областной администрации, предлагая разрешить хотя бы тем освободившимся, кто не имеет родных и близких, в течение 3-4 месяцев после освобождения бесплатно пользоваться муниципальным и пригородным железнодорожным транспортом.

Сергей Бородулин



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV