Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ РАКУРС

 

Не пренебрегайте мелочами -
из мелочей состоит совершенство,
а совершенство - это не мелочь.
Классика

Мы предлагаем вам небольшие тексты, написанные человеком с большим жизненным опытом - Петром Ивановичем Бондарчуком, сорок пять лет проработавшим в лесозаготовительной промышленности области, ставший одним из ее руководителей.

Как автор он имеет внимательный и необычный взгляд на простые, казалось бы, вещи. А самое главное - это взгляд доброго человека, который сострадает людям и превыше всего ставит справедливость.

 

ФОТОГРАФИЯ ПРАЗДНИЧНОГО ДНЯ

"Объявляется посадка на электропоезд, следующий до станции Чусовская. Электропоезд находится на пятом пути горнозаводского направления. Время отправления в…" Большинство пассажиров помнит подобные радиообъявления на станции Пермь 2. А нынче такую информацию не дают - время не называют…

Если раньше уставший от напряженной недели человек, направляющийся, к примеру, на садово-огородный участок, мог отдохнуть на скамейке в зале ожидания, пока объявят посадку, то теперь такой возможности нет. Там, где раньше стояли скамейки, называвшиеся почему-то железнодорожными диванами, теперь разместилось 17 различных киосков, две комнаты для обслуживания платных туалетов, семь игровых автоматов, зал повышенной комфортности. Короче говоря, мест для пригородных пассажиров не стало. Нет, конечно они есть, но только для тех, у кого толстый кошелек. Входной билет в зал повышенной комфортности стоит 32 рубля 50 копеек. А если ты хочешь посидеть в обычном зале, то плати за входной билет 8 рублей 50 копеек. Получается, если муж стоит в очереди, а жена с двумя детьми хотела бы посидеть в зале ожидания, то умножьте эту цифру на четыре, поскольку общение мужа с семьей тоже стоит денег.

Теперь, полагаю, вам ясно, почему изменилось содержание объявления - мест для пригородных пассажиров на вокзале нет, людей транзитом приглашают прямо на перрон, чтоб не мешали отдыхать тем, которым уготована лучшая участь.

Помнится, я провел фотографию одного дня, как говорят социологи. Праздничного дня - 8 марта. Так подоспел городской транспорт, что я оказался на Перми Второй за 35 минут до отправления поезда. Подходя к зданию вокзала, я услышал объявление, что моя электричка находится на таком-то пути. Направился туда - двери вагонов были закрыты. Пассажиров собралось много, с детьми - ехали семьями в гости к родным. Утро было прохладное, люди замерзли. Вагоны открыли за 15 минут до отправления электропоезда. Но в вагонах тоже стоял холод. Отопление включили за минуту до отправления.

В вагоне имелась кнопка машиниста, с помощью которой я попытался выяснить, откуда такое отношение к пассажирам. Никудышное отношение. Но кнопка не работала… Никого из работников железной дороги найти не удалось.

Но на этом мои мытарства не закончились. Чусовским электропоездом я доехал до Банной Горы. И продолжил путь до Сылвы электричкой, следующей до станции Комарихинская. Но в связи с пожаром на станции Валежная поезд был остановлен на станции Ляды и дальше не пошел. Пассажирам, едущим до Лесной Поляны, Залесной, 48 километра, Сылвы, Куликовки и 54 километра пришлось добираться по шпалам или окружным путем - автобусами.

На станции Сылва я убедился, что все пути были свободными. Зашел к дежурному по вокзалу, где находились и другие работники, спросил, почему электропоезд остановился в Лядах. Никто ничего не ответил мне, только плечами пожали.

Таким вот стал праздничный день для пассажиров Пермского отделения Свердловской железной дороги. Понятно, пожар - чрезвычайное происшествие, но в данном случае, как мне кажется, на него все списали.

При этом недавно проезд до Сылвы увеличен в два с лишним раза. Поразительная обратно пропорциональная закономерность: чем выше стоимость проезда, тем хуже обслуживание.

Замечу еще, что все это происходило в месячник защиты прав потребителей. Всевозможных органов по защите этих прав существует множество, а вот сама защита - вещь явно дефицитная.

 

АВТОР ПРЕДУПРЕЖДАЕТ, ЧТО ВЕРНЕТСЯ

Несчастье постигло нашу семью - тяжелая и неизлечимая болезнь близкого человека. Когда на определенной стадии уже невозможно обойтись без наркотических препаратов, которые назначаются врачами. Эти лекарства, как известно, находятся на особом учете.

Раковый больной последней стадии доживает свой век, как правило, дома. Поскольку для онкологического диспансера уже никакого интереса не представляет. Чтобы уменьшить страшную боль, надо иметь наркотики под рукой постоянно.

А теперь посмотрим, как это у нас делается. Врач выдает рецепт только на три дня и при условии, что сдашь медсестре пустые ампулы. Получается, что у постели больного практически никакого запаса лекарств нет. Наступила пятница - впереди выходные дни. Врач работает с 16 часов, а медсестра - до 16. 30, аптека - до 17. То есть за один час ты должен все успеть.

У кабинета врача - очередь. Формально, как родственник больного, ты можешь получить рецепт без очереди. Но это право нигде не продекларировано, никак не объявлено. Никто из тех, кто стоит в очереди, о нем не знает. Поэтому никто тебя не пропустит - это в лучшем случае, а в худшем как-нибудь еще назовут…

- Неужели нельзя навести в этом деле порядок? - задал я два года назад вопрос руководителям городской поликлиники №7. Ответа не получил. А недавно побывал там снова и убедился, что ничего не изменилось. Зашел к заведующей, поговорил с другими сотрудниками.

Поразило, что медики вообще не настроены на решение этой проблемы. Например, говорили такие вещи: необходимо, чтобы врач знал родственника больного в лицо, а тот пробился бы к двери, открыл ее и показал свою физиономию… После этого он - в надежде на то, что врач понял его хитрый замысел - должен ждать приглашения. Да, но как трудно заглянуть в кабинет, я уже говорил…И вообще, разве мало в нашей жизни абсурда, чтобы доводить до него все?

Можно, наверное, сделать так, чтобы врач или медсестра выходили к посетителям и спрашивали, кто ждет получение такого-то рецепта? Можно даже присвоить рецепту код. Но об этом простом решении никто не думает, никому это просто не надо. А доказать, что посетитель прав, в медицинской среде просто невозможно.

Правда, в поликлинике мне все же пообещали подумать, как изменить обстановку к лучшему. А я взял перед собой обязательство посетить медицинское учреждение еще раз.

И посетил. Совсем недавно. В поликлинике №7, что на Глеба Успенского в Перми, ничего не изменилось. По двум участникам предыдущей встречи было видно, что они испытали некоторую неловкость после того, как я напомнил им об обещании, а третья - не дай Бог попасть к такой на лечение, агрессивно стала утверждать, что и так все идет нормально. Страдать физически и морально - это, значит, нормально…

Думаю, скоро нанесу в поликлинику третий визит.

 

НИКТО НЕ ПРОЙДЕТ

Было дело - написал я письмо в АО "Мотовилихинские заводы". Знаю, что это предприятие относится к категории закрытых, но никогда не думал, что до такой степени.

Чтобы сдать письмо, сначала обратился в бюро пропусков, находящееся вне территории завода. Меня отправили в филиал бюро, который расположен между забором и проходной предприятия. К сожалению, в рабочее время он оказался закрытым. Пришлось обратиться в проходную, где мне дали номер телефона, по которому надо позвонить. Но в течение десяти минут никто не отвечал. Начальник караула называет мне другой номер.

И вот я излагаю свою просьбу - и чувствую, что на другом конце провода мной недовольны.

- До конца рабочего дня осталось немного, - отвечают, - мы находимся от проходной далеко, подойдите завтра.

- Я вообще приехал с другого конца города, - говорю, - а рабочий день еще не кончился. Примите мое письмо.

После паузы услышал:
- Ждите

Жду: 15 минут, 20, 30… Закончилась смена - проходная заполнилась людьми. Звоню снова и слышу:
- Продолжайте ждать.

Через десять минут после этого звонка появился молодой человек, которому я вручил письмо. Все, чего мне надо было, - вручить письмо. А что я должен пройти в славной Мотовилихе, если мне понадобиться получить информацию для газетной публикации? Наверно, мне там вообще не пройти…Охрана там вооружена. И рассказывали, может открыть беглый огонь из табельного оружия.

 

НЕПРАВИЛЬНЫЕ ПРАВИЛА

В очередной раз я посетил могилу своей любимой жены, что на Северном кладбище Перми, в день ее рождения. Присел на скамейку и разложил свою пенсионерскую снедь на небольшом столике. Выпил рюмку вина, которое мы еще вместе с ней изготовили. Посидел, повспоминал - и пошел в сторону автобусной остановки.

И там мне бросился в глаза щит, на котором было написано: "Правила посещения кладбища". Согласно им запрещается распивать спиртные напитки, устанавливать столы и скамейки. Кто соблюдает эти правила? Могу с уверенностью сказать, что никто. Веками на Руси существует обычай - поминать усопшего стопкой спиртного. Думаю, с этим надо считаться, а не становиться в позу. То же самое о столиках и скамейках, которых на кладбище не десятки или сотни, а десятки тысяч. И с этим тоже надо считаться.

Так зачем же, подумал я, устанавливать правила, которые противны национальным традициям? Констатировать, что они нарушаются?

Петр Бондарчук



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV