Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

КАРАТЕЛЬНАЯ АКЦИЯ В ЧЕПЦЕ
(хроника событий)

 

Все началось в семь часов вечера, 17 апреля 2001 года, когда осужденные возвращались с работы. Их встретили восемь человек в камуфлированной форме и черных масках.

Жилая зона колонии 244/9-11 превратилась в ад - за какие-то пять минут: людей били резиновыми палками, ногами и руками. В столовой, во время приема пищи, удары наносились по головам и спинам, осужденных заставляли ходить на корточках - гусиным шагом, и ползать на четвереньках. Свои действия спецназовцы сопровождали ругательствами, матерщиной, между делом объясняя изумленным мужикам, что приехали "убивать зэков"…

И на следующий день, на утренней проверке, бойцы в масках опять применялись спецсредства - резиновые дубинки. Осужденные стояли без движения, по два часа и более, так долго, что некоторые падали в обморок.

Во время вывоза на рабочий объект и съема издевательства, избиения продолжались. Люди теряли сознание. По территории зоны люди передвигались бегом, руки за спину, лицом вниз.

Потом в действиях спецназовцев начала проявляться изощренность, утонченность и какая-то фашистская фантазия. Осужденных заставляли "быть спутником" и "летать самолетиком" - бегать вокруг плаца с вытянутыми в стороны руками и жужжать. А неподалеку несколько других изображали "мотор машины", поочередно приседая до тех пор, пока один "поршень" не ломался, то есть кто-нибудь из осужденных не падал от бессилия…

Один раз всех посадили на корточки и заставили подпрыгивать по счету: "раз!" - один отряд, "два!" - второй отряд, "три!" - третий, а если кто-то сбивался, то били нещадно…" Били всех - стариков, инвалидов, больных, осужденных, только что прибывших в колонию, ни в чем не успевших провиниться, и тех, кто уже был наказан - находился в штрафном изоляторе.

Вот что написал в своей жалобе один из осужденных: "Когда открыли нашу камеру, самое безобидное, что я услышал от работника ОМОНа: "Быстрей, скотина! На коридор!" От наносимых ударов мы падали, стонали. Нас поставили на "растяжку" ( почти шпагат ) вдоль стены, лицом к ней - и всех начали бить…

18 апреля услышали, как на коридор вывели какую-то камеру и сильно избивают. Затем выгнали нас и били еще сильнее, чем в первый раз. Удары были направлены на внутренние органы - печень, почки, область крестца.

Краем глаза я заметил, как работник администрации колонии А.А.Филипов тоже бьет осужденных, ходит и заглядывает каждому в лицо - к кому имел личную неприязнь, тех ударял особо, носком ботинка по почкам."

В экзекуциях, по словам осужденных, принимал участие и подполковник В.В. Пйодь, заместитель начальника колонии, находившийся в состоянии алкогольного опьянения. Не отставал старший лейтенант А.А. Филипов - начальник отдела безопасности. Спецназ, как утверждается в жалобах, был введен "по инициативе администрации колонии."

Кстати, о методах пыток. Было отмечено, что бойцы били резиновыми дубинками, взявшись за обратный конец. Может быть, в этом случае получается больнее? Заставляли за три секунды раздеться догола и отжиматься, во время чего удары наносились по телу ногами и дубинками.

Свидетельства еще одного пострадавшего: "…меня избили за то, что отказался везти "на себе" другого осужденного. Затем предложили взяться за руки и парами следовать в столовую. Я отказался и тут же был избит. Один "в маске" запрыгнул на меня и приказал везти в столовую, но я сбросил его, за что опять был избит…"

Есть свидетельства, что от спецназовцев несло перегаром. Большинству пострадавших в медицинской помощи было отказано, но у пятерых медиками все-таки были зафиксированы последствия избиений. "…Были нанесены телесные повреждения в виде множественных побоев и кровоподтеков - в области позвоночника, груди и спины, а также отбиты почки." Были сотрясения мозга. У многих были сломаны ребра, ключицы. Некоторых в стационар доставляли на носилках.

Из столовой выбегали быстро, многие забывали в страхе хлеб и ложку.

Говорит Иван В.: "Один спецназовец заставлял меня есть с большой скоростью: "…считаю до трех, чтоб ничего не было…". Я не успел - и он избил меня… Пришел с работы, пошел в баню - когда возвращался, меня остановили, сказали, что я слишком чистый и уронили в лужу…"

В вспоминает Василий С.: "18 апреля меня вызвали в штаб к начальнику службы безопасности старшему лейтенанту Филипову. В коридоре нас, нескольких человек, поставили вдоль стен и стали избивать, вероятно, представляя чеченских боевиков...

19 апреля на общей проверке спецназ устроил развлечение для себя, обращаясь ко всем "обезьяны", "уроды". Нас усадили на корточки и заставили в таком состоянии подпрыгивать… Не сделав из меня "обезьяны", они приказали, чтоб я превратился в "истребитель"! Фантастика не стала явью, поэтому я нахожусь в настоящее время в стационаре…"

Жалуется Николай К.: "Хочу поставить вас в известность, что у меня заболевание - бронхиальная астма. Во время приема пищи начался приступ удушья, я хотел воспользоваться специальной аэрозолью, достал ее из кармана - за что и был избит тут же…"

Сообщает Юрий Н.: "три дня я не мог есть, потому что была отбита печень, а у меня хронический гепатит С, но все лекарства у отобрали и не вернули…"

Свидетельствует Александр Р.: "…мне стало плохо и только после этого меня положили в стационар, но записали "множественные ушибы", хотя я с ног до головы был синим."

На третий день "беспредела", 19 апреля, в общежитиях колонии был проведен обыск, когда осужденные работали, а вернувшись, увидели свое добро на улице, в грязи, в общей куче.

Бытовые предметы, вещи, вроде магнитофонов, свитеров, привезенных осужденным родными, уносились спецназовцами в штаб - и не возвращались. В помещениях были переломаны полки, тумбочки, табуретки, посуда.

Исчезли белье, чай, сигареты, лекарства. Никаких актов об изъятии не составлялось. Был устроен такой погром, что потом только через неделю удалось навести порядок.

"Одним словом, что хотели, то и делали, хотя 7 статья конституции России гласит, что, отбывая срок наказания, осужденный ни морально, ни физически не несут более никакого наказания," - заключил автор одной из жалоб.

Свою карательную акцию отряд проводил в течение четырех дней. Пострадавшие до сих пор ищут разумное объяснение происшедшему в апреле: "Администрация колонии не может обеспечить людей работой - и за это нас почему-то били…". Невдомек мужикам, что истязать ближнего можно, например, для того, чтобы показать свое превосходство, когда головой сделать это невозможно. Или для того, чтобы боялись впредь - тоже, впрочем, попытка доказать свою значимость со стороны тех, у кого ни сердца, ни ума, ни разума. ОМОНовские амбиции… А есть еще и политические причины! Беспредел не может быть ограниченным, по определению, даже географически - например, Чечней, он имеет характер всеобщий и универсальный - и должен стать достоянием всех республик, колоний и городских бараков. Вполне современная российская тенденция. Бандиты в форме, форменные бандиты - почуяли дух эпохи… Недаром один из пострадавших написал так: "…мы слышали, как раздавались удары, мат спецназовцев, как кричали осужденные… Я думал, что у нас в стране случился переворот, и этих солдат сюда прислали специально…"

После отъезда спецназа со стороны администрации - в лице Филиппова и Пйодя - начали раздаваться угрозы о повторной физической расправе - "если мы будем писать жалобы". Кстати, Филипова осужденные обвиняют в постоянном рукоприкладстве.

- Я любому из вас обосную, что он серогорбое существо! - выкрикнул старший лейтенант на проверке - уже после отъезда карателей. Под существом подразумевалась "мышь"… Помните: "Ты, мышь серая…"?

Почти все полторы сотни текстов заканчивались стандартной фразой: "Отправляю жалобу нелегально, так как администрация не пропускает их… Уверенности в завтрашнем дне нету…"

7 июня этого года директор Перского регионального правозащитного центра, куда поступили жалобы осужденных, И.В. Аверкиев обратился с письмом к уполномоченному по правам человека Пермской области С.Н. Матвееву. Речь шла об апрельской экспедиции соликамских спецназовцев.

В письме говорилось: "Мы прекрасно понимаем, что сотрудники исправительных учреждений Пермской области работают в очень непростых условиях, и часто оказываются заложниками ситуации. Надо признать, что не всегда и осужденные предъявляют к работникам ИУ претензии, основанные на законе. Однако, в данном случае речь не идет об объективных обстоятельствах или об обоснованном применении физической силы и спецсредств ( возможность применения физической силы сотрудниками предполагается федеральным законом "Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы", но только в ограниченных случаях, исчерпывающий перечень которых приведен в статьях 28-31 названного закона ). С точки зрения осужденных, действия спецназа не были вызваны необходимостью, но были направлены исключительно на их запугивание...

Учитывая, что, возможно, мы столкнулись со случаем массового применения пыток и, по меньшей мере, непонятную реакцию прокуратуры за соблюдением законности в ИУ, просим Вас выступить с инициативой создания общественно-государственной комиссии. По нашему мнению, целью комиссии должно являться установление факта массового нарушения прав человека и предотвращения возможности его повторения".

На следующий день, 8 июня, с аналогичной просьбой к уполномоченному по правам человека обратились адвокаты К.Ю. Ряпосов и Е.Г. Смелова. И 20 июня этого года распоряжением уполномоченного по правам человека в Пермской области С.Н. Матвеева комиссия была создана.

А 29 июня поступил ответ на запрос уполномоченного от генерал-майора А.М. Яборова.

"Мероприятия режимного характера с привлечением сотрудников отдела специального назначения (ОСН) в период с 17 по 19 апреля т.г. проводились на основании статьи 82 УИК РФ в соответствии с планом работы УЛИУ (управление лесных исправительных учреждений) и не носили характера чрезвычайных мер. Так, 17 апреля проведены плановые обыски в штрафном изоляторе, помещениях камерного типа и строгих условий содержания, а также во время вывода осужденных с рабочего объекта "Ангар" в жилую зону. 18 апреля обеспечен прием этапов осужденных в ИК-11, проведены плановые обыски общежитий и коммунально-бытовых объектов. 19 апреля организована проверка осужденных поселенцев на вахтовом участке "Пернаты".

Комплекс проведенных администрацией совместных с ОСН мероприятий вызвал противодействие группы осужденных отрицательной ориентации… Применение РП-73 (дубинок - авт.) с обоснованием, как требуют нормативные документы, зафиксировано в рапортах сотрудников. Массовое написание жалоб о, якобы, неправомерных действиях сотрудников ОСН организовано криминальным "авторитетом", поддерживающим воровские традиции, осужденным Бажановым Е.П.. Собранные с осужденных жалобы Бажанов передал приезжавшим к нему на свидание адвокатам Смеловой Е.Г. и Ряпосову К.Ю., которые без проверки их обоснованности информировали "об экзекуциях и издевательствах" компетентные правозащитные органы и СМИ.

Усольской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в ИУ по публикациям в СМИ информации названных адвокатов 9.06.2001 г. возбуждено уголовное дело. Параллельно расследованию руководством управления организована служебная проверка изложенных в СМИ фактов."

Дожили - и правозащитный центр был назван "компетентным органом"…

К ответу генерала прилагалась копия рапорта начальника отдела специального назначения С.Л. Бромберга, в котором он докладывает начальнику учреждения о "служебной командировке" бойцов своего подразделения в поселок Чепец. Прочитаешь - заплачешь, такие ребята душевные, все служба да служба, обыски да дежурства… Кого обижает пресса? Так и хочется спросить подполковника Бромберга: почему на СМИ в суд не подает - за клевету, оскорбления? Понятно, почему… В суде не "серогорбые существа" сидят, на погоны могут не посмотреть.

16 августа группа сотрудников Пермского регионального правозащитного центра выехала в Соликамск, где находится управление АМ-244. В тот же день состоялась встреча правозащитников с Анатолием Михайловичем Яборовым, генерал-майором внутренней службы, возглавляющим это учреждение. В результате договорились о том, что Чепец посетит директор ПРПЦ и редактор нашей газеты И.В. Аверкиев - в сопровождении полковника А.Г. Святкина, заместителя начальника учреждения. Путь из Соликамска в один из дальних углов Чердынского района занял четыре часа. Руководство, сотрудники колонии приняли гостя, прибывшего со строгой миссией, доброжелательно. По крайней мере, препятствий действиям правозащитника никто не чинил. Вечером Игорь Валерьевич встретился с пятью осужденными, пострадавшими в апреле, когда территорию жилой зоны терроризировало спецподраздение в черных масках. Рассказы осужденных были записаны на диктофонную пленку, сделаны фотоснимки. И вот что удалось выяснить дополнительно.

Здесь отбывают наказание около четырехсот человек. Строгий режим. Люди занимаются лесозаготовкой. Есть производство мебели.

Дела в колонии шли более-менее нормально, отношение осужденных с администрацией колонии - в обычной норме. Спецназ не был здесь года два, а некоторые не видели людей в масках вообще. Начальника колонии, Анатолия Федоровича Злобина, во время проведения карательной акции в поселке не было.

Действие спецназовцев, кроме физической и душевной боли, униженности, вызвали у осужденных недоумение: за что? отчего такая дикость? В конце мая, рассказывали, те же спецназовцы появились на чепецкой зоне снова, но вели себя на удивление корректно.

Вероятно, до руководства дошло, что огласки и последствий акции не избежать, поэтому решило подстраховаться - и продемонстрировать всю законопослушность сотрудников министерства юстиции. Держались бойцы спецназа так, будто их оскорбили, заставив говорить с осужденными по-человечески, без применения резиновых спецсредств.

Осужденные свидетельствуют: в последнее время из колонии исчезают те, которые особенно пострадали. Их переводят в другие места. Так одного из осужденных правозащитники нашли в соликамской пересылке. С ними он говорить отказался, поэтому можно предположить, что на него оказывалось сильное воздействие. И тут возникает вопрос: а сказал ли осужденный всю правду следователю прокуратуры, к которому его привезли? А, может быть, и ему ничего не сказал? Кстати, он получил три с половиной года за то, что открытым способом украл пиджак стоимостью 560 рублей. Основная масса жалобщиков - это те, которые сидят кражу или грабеж. Преступники, не ангелы, но не профессиональные убийцы или садисты.

Надо думать, массовое избиение осужденных произошло не только потому, что тюремному спецназу срочно потребовалось отработать свою ударную технику на тех, кто не имеет право ответить адекватно. Известно, что недавно из этой колонии освободился "авторитет" по прозвищу "Север", оставивший после себя "смотрящим" Бажанова. Есть версия, что последний решил сделать из "красной" зоны, какой является чепецкая, "черную", то есть в первую очередь подчиняющуюся ему, а администрации - во вторую. И заявил об этом публично. Поэтому руководство учреждения задумало разъяснить осужденным, кто все-таки в доме хозяин - подручными средствами. Руками подручных. Разъяснение длилось четыре дня, пока истина не достигла предельной ясности - такой, что некоторые начали терять сознание.

Пермские правозащитники привезли в колонию 180 книг, 20 справочников для освобождающихся из исправительных учреждений Пермской области, 2 аудиокассеты для радиоузла - с душевными песнями Игоря Баранчикова.

В настоящее время расследованием событий в Чепце занимается Усольское прокуратура по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы, Пермская областная прокуратура. Если виновные не понесут ответственности, то ПРПЦ подключит к работе областные и центральные средства массовой информации, международные правозащитные организации, будет использовать все законные средства.

Юрий Асланьян



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV