Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ПОДВОДНЫЙ ЧЕРМОЗ

 

В этом году старинный русский городок Чермоз отпраздновал 300-летие. Наверное, никогда еще его жители не видели столько гостей. Пермь высадила настоящий десант: здесь были представители Чермозского землячества "Причал" во главе с неутомимым Сергеем Корюкиным, историки, архитекторы, гидрологи, краеведы, земляки из Москвы, С. - Петербурга, многих уральских городов.

Вместе с ними бродил я по прямым, прочерченным зодчими улицам, любовался церковью, восстающей из небытия, курантами, что древнее московских, каменной ротондой на берегу пруда, а вернее залива, на дне которого почти полвека покоятся стены Чермозского металлургического завода.

Вот как пишет об этой трагедии почетный гражданин Чермоза Валентин Иванович Чуприянов в только что изданной книге "Чермозский завод":

"Вода добросовестно служила Чермозскому заводу почти 200 лет. Она же его и погубила - постепенно, в течение трех лет после завершения строительства КамГЭС, заполняла отведенное для нее ложе, поглотив подгорную часть Чермоза и территорию завода.

27 февраля 1956 года в 10 часов утра на электростанции в последний раз подал свой голос заводской гудок.

Чермозяне, собравшись на Горе, прощались с заводом. Их сердца и души буквально разрывал рев последнего, продолжительного гудка. Многие плакали…

После демонтажа оборудования, печей, прокатных станов, других механизмов, разрушения заводских труб. В том числе и большой кирпичной трубы сутуночного цеха, на месте завода оставались только не до конца разобранные стены заводских корпусов.

…Через двадцать минут умолк заводской гудок. Умолк навсегда. Раздался взрыв на заводской плотине. Камская вода хлынула навстречу воде заводского пруда. Уникальный пруд, созданный нашими предками еще при Строгановых, как и завод, прекратил свою 195-летнюю жизнь, став заливом рукотворного Камского моря".

Надо сказать, что строительство Камской ГЭС, для которой и создано Камское водохранилище, обернулось социальной катастрофой не только для Чермозского района. В документах, хранящихся в Государственном архиве новейшей истории, общая площадь зоны затопления Камской ГЭС, составляла свыше 197 тысяч гектаров, в том числе 63 тысячи колхозных земель, 80 - лесных площадей, 54 земель городов, рабочих поселков, госземфонда и прочих землепользователей.

В зону затопления частично или полностью попадали сто предприятий союзного подчинения, в их числе три металлургических завода (Добрянский, Чермозский и Майкорский), Пожвинский механический завод, а также 72 предприятия и организации республиканского и местного подчинения. Выносу из зоны затопления подлежали 1190 объектов.

Конечно, подсчеты ущерба народному хозяйству велись. Но реальная картина ущерба природе от каскада гидроэлектростанций Камы и Волги будет поражать воображение еще не одного поколения россиян.

И все же крайним в этой страшной беде оказался именно Чермоз, район - райский уголок в самом центре Пермской губернии, где много рек, лугов, лесов. Послевоенная жизнь не казалась медом, но у людей была работа, хозяйство. В заводском пруду в изобилии водилась рыба. На гектар зеркала пруда приходилось 25 центнеров рыбы. Для сравнения можно напомнить, что сегодня на гектар Камского водохранилища приходится три-четыре килограмма. Есть разница? Конечно.

Только в Чермозском районе предстояло перенести 1733 строения. В том числе свыше 900 в самом городе, где в то время проживало свыше 15тысяч жителей. Район впоследствии был ликвидирован, природный комплекс разрушен, что и привело к социальной деградации и самого Чермоза, города с богатыми историческими и культурными традициями…

За один, 1764 год, местные мастера перекрыли реку Чермоз добротной плотиной длиной более 350 сажен и шириною до 37 сажен, а следующей весной вешние воды заполнили расчищенное ложе пруда, равного которому не было на всем Урале. В ширину он достигал местами двух-трех верст, а длина его была свыше 9 верст. Зеркало составляло более 20 квадратных верст. И служил он людям почти двести лет.

И Камская ГЭС строилась с радужными надеждами на получение дешевой электроэнергии, улучшение судоходства, водоснабжения городов и промышленных предприятий. Но все больше людей и в нашей стране, и за рубежом начинают осознавать, что зарегулирование стока великих рек и даже получение энергии не компенсирует всех потерь и затрат. Не на пустом же месте в странах Европы и Америки возникло антиплотинное движение, создана Всемирная комиссия по плотинам (1998 г.).

В первом своем отчете комиссия сделала вывод, что в воздействии больших плотин на экосистемы больше негативного, чем позитивного, и во многих случаях это привело к существенной и невосполнимой потере биологических видов и экосистем. Заинтересованные слои населения, говорится в докладе, не рассматривались в процессе планирования как партнеры, имеющие определенные права, и не привлекались к участию в этом процессе. Оценки различных вариантов решений обычно не были всеохватными и в основном относились к техническим параметрам с ограниченным применением экономического анализа затрат и выгод. Многие страны до сих пор не ввели лицензионные периоды, которые устанавливают ответственность владельцев в конце эффективного срока эксплуатации плотины.

По мнению одного из ведущих гидрологов Прикамья профессора Т. Девятковой, деградация флоры и фауны Чермозского залива, его берегов и прилегающей территории продолжается, и без восстановления пруда экономическое и социальное возрождение Чермоза немыслимо. О том, как вывести Чермоз из социального тупика и шел предметный разговор на первой в истории города научно-практической конференции "Чермоз: вчера, сегодня, завтра". С докладами выступили специалисты, ученые Пермского госуниверситета, краеведы из Москвы, Перми, Чермоза. В рекомендациях, которые огласил председатель конференции доктор исторических наук, профессор ПГУ Георгий Чагин, выражена поддержка деятельности созданного в Перми Чермозского землячества "Причал" и благодарность его председателю Сергею Корюкину за сплочение земляков и большой вклад в подготовку мероприятий по празднованию 300-летия одного из исторических городов Прикамья.

Участники конференции, как и администрация города, признали важнейшим народнохозяйственным объектом строительство плотины и восстановление пруда, всей экосистемы прилегающей территории. О печальной судьбе крупнейшего на Урале искусственного водоема, о последствиях его разрушения рассказали в своих выступлениях директор Чермозского историко-краеведческого музея Владимир Артемов, д.г.н., профессор ПГУ Тамара Девяткова, директор института Пермгипроводхоз, заслуженный работник мелиорации РФ Нина Ковалева.

Отметив уникальность гидротехнического сооружения, построенного уральскими мастеровыми, Нина Матвеевна подчеркнула, что в последние годы администрация Чермоза, землячество "Причал" предпринимают все более настойчивые попытки восстановить пруд, о чем мечтают все чермозяне. Из областного бюджета выделены небольшие средства для предпроектных изысканий, которые провел Пермгипроводхоз. Исследования показали, что ликвидация Чермозского пруда была трагической ошибкой, что привело к тяжелым социальным последствиям. Затопление пруда с объемом чистой пресной воды в 100 миллионов кубометров не входило в расчеты проектировщиков Камской ГЭС. Убежище для судов и плотов древесины с возведением защитных сооружений планировалось построить ниже пруда. К сожалению, этот проект не был осуществлен, а для убежища решили использовать пруд, сделав прораны в плотине. Этим не преминули воспользоваться местные лесозаготовители, проводя по реке Чермоз, питавшей пруд, молевой сплав древесины. Затонувшие топляки устилают дно залива, который сегодня утратил рыбохозяйственное значение. Главная беда - колебание уровня воды в водохранилище, который в летний период постоянно держится выше проектной отметки. А в период наибольшей сработки водохранилища он понижается на восемь метров, что приводит к массовой гибели рыбы и всего живого в водоеме.

После проведения предпроектных изысканий, сказала в заключение Н. Ковалева, мы убеждены, что Чермозский пруд может и должен быть восстановлен. В первую очередь необходимо провести очистку ложа от затонувшей древесины, мелиорацию дна и затем приступить к строительству водосброса, двух донных выпусков, а также берегозащитных сооружений с выносом из залива убежища для судов.

Затраты на эти все работы по самому минимальному варианту могут составить в сегодняшних ценах около 190 миллионов рублей. Где взять эти средства? Одним из таких источников, считает Нина Матвеевна, могут стать отчисления Камской и Воткинской гидроэлектростанций от стоимости киловатт-часа в качестве компенсации пострадавшим от затопления районам за причиненнный экономический ущерб. Это тем более справедливо, что гидротехнические сооружения в свое время были построены на народные деньги, а сегодня используются в интересах частных лиц.

Примеры, когда энергетики Поволжья производят отчисления от прибыли на текущие социальные затраты, уже есть. Или надо искать другие пути - в будущее, которое неизбежно.

Иван Ежиков



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV