Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ОБЩИЙ ЯЗЫК - НЕОБХОДИМ И ВОЗМОЖЕН

 

Начальник учреждения генерал-майор Яборов предложил группе пермских правозащитников посетить одну из соликамских колоний, куда мы и отправились, чтобы познакомиться с жизнью осужденных и работой ее сотрудников.

В штабе нас встретил Антипин Михаил Тимофеевич, полковник внутренней службы, начальник объединения исправительных колоний №3, в которое входит ИК №14 (для пожизненных заключенных), №6 (строгий режим) и транзитно-пересыльный пункт.

Что сразу бросилось в глаза - это благоустроенная территория, аккуратные дорожки, клумбы с цветами, спортивная площадка и даже бассейн - правда, предназначенный только для сотрудников, вынужденных находиться подолгу за колючим забором вместе со своими подопечными. Служба, конечно, не мед. Как шутят осужденные, "мы находимся здесь временно, а вы - всю жизнь…"

Кроме того, исправительное учреждение - это очень сложная система, сложнее, чем на обыкновенном промышленном предприятии, поскольку здесь решаются не только производственные вопросы, но и хозяйственные, бытовые, режимные, педагогические, юридические. Такие люди, как генерал Яборов, полковник Антипин, прошедшие все ступени служебной лестницы, конечно, обладают колоссальным опытом и знаниями. Это помогло им в тяжелейших условиях дикого российского рынка сохранить производственную сферу учреждения и снова поднять ее.

Производственная зона ИК №6 рядом с жилой. Имеется ремонтно-механический завод. Цех переработки древесины, где делают оконные, дверные блоки, стулья, половую доску, тару.

Мебельное производство, сувенирное, в лесопильном цехе работают три смены по 18 человек. Безработицы нет.

40 тысяч кубометров заготавливают сами - в течение года. Года четыре назад объемы производства, сниженные в начале девяностых, начали увеличиваться. Увеличились потребности исправительных учреждений, которые начали больше строить. Появились заказы. Осужденные пилят, строгают, шлифуют, красят. И зарабатывают, конечно. Сегодня продукция реализуется только за деньги, чтобы производственники могли получать зарплату. Работники есть удивительные - местами оборудование наполовину самодельное.

В этом цехе мы увидели двухметровый деревянный крест, работу над которым заканчивали осужденные. Надпись на табличке гласила: "Поклонимся жертвам тридцатых годов". Как пояснил нам полковник Антипин, крест будет поставлен бывшими репрессированными в поселке Мысья, что в Красновишерском районе.

Есть в колонии и свое швейное производство - здесь шьется обмундирование для самих осужденных.

В профессионально-техническом училище готовят шоферов, трактористов, механиков, токарей - с отрывом и без отрыва от производства. Имеются тренажерные залы, аудитории, на третьем этаже - общежитие. Здесь осужденные приобретают первичные навыки - на свободу выходят специалистами. Конечно, имеется школа, где осужденные получают среднее образование. Особенно это нужно тем, кто вот-вот должен отправиться в колонию-поселение.

Мы посетили больницу, кухню, столовую - всюду чистота и порядок. Заглянули в котлы и раскладку: далеко не санаторные нормы, но жить, думаем, можно. Побывали и в комнате краткосрочных свиданий, которая больше похожа на небольшое кафе, где осужденные встречаются со своими родственниками. Здесь они могут заказать себе чай, кофе, шоколад. Неподалеку расположена библиотека и зал, в котором выступает вокально-инструментальный ансамбль колонии, художественные коллективы, артисты, которые приезжают сюда с концертами, показываются видеофильмы.

Побегов из колонии нет. Случаются на поселении. Почему это происходит? Сотрудники учреждения говорят, что нередко срывы случаются с людьми, которые отбыли уже большую часть срока и вполне устроены в этой изолированной, но жизни. Работал человек на ферме, бригадиром, рядом с молоком, сносным питанием - почему ушел? Сам не знает - почему… Как считают психологи, работающие здесь, девяносто из ста осужденных - это психически неуравновешенные люди, выросшие в неполных или неблагополучных семьях.

- С одной стороны, наша система режима дисциплинирует осужденных, - говорит полковник Антипин, - а с другой - она подавляет человека, в том смысле, что лишает инициативы, чувства самостоятельности, которое так необходимо им после освобождения. Может быть, потому часть из них возвращается обратно, что не может прижиться на свободе. А государственных структур, которые серьезно занимались бы адаптацией освободившихся, в настоящее время нет. И тут, конечно, многое могли бы сделать общественные организации.

Правозащитники согласились с полковником - ведь уже не первый год занимаются этой работой. А первая поездка пермяков в северные колонии области может стать началом работы с Управлением лесных исправительных учреждений. Сотрудничество Пермского регионального правозащитного центра с перрмским ГУИНом (Главным управлением исполнения наказаний) уже, можно сказать, началось. Но УЛИУ - самостоятельная структуру, подчиняющаяся Минюсту. Точками соприкосновения могут стать культурные, образовательные, просветительские программы. И та же работа с освободившимися - оформление документов, устройство на работу, решение жилищных вопросов.

Надо сказать, руководство колонии отнеслось к предложению о сотрудничестве с общественной правоохранительной организацией доброжелательно. Полковник Антипин сам предложил установить на территории опечатанный ящик, куда осужденные могли бы опускать записки с вопросами на правовые темы - для юристов, которые проводили бы здесь потом консультации. Эту работу необходимо и можно вести, ведь в Соликамске находится филиал Пермского регионального правозащитного центра, сотрудники которого обладают достаточными для этого знаниями и опытом. Руководит филиалом Сергей Владимирович Махров, сопровождавший пермских коллег при посещении колонии №6.

Найти общий язык администраций исправительных учреждений и общественности сегодня - одна из основных задач, которая помогла бы решить многие проблемы, в том числе и те, которые порождают такие негативные явления как инцидент в чепецкой колонии. Россия должна стать правовым государством, где каждый будет чувствовать уважение к закону, который не только карает, но и защищает человека, даже если в настоящее время он - осужденный. И решение этой задачи невозможно без объединения усилий.

Юрий Кичигин

В следующем номере нашей газете будет опубликован материал о посещении пермскими правозащитниками камер, где содержатся осужденные с пожизненным сроком.



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV