Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

РАЗОГНАТЬ, НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

 

Чем отличается всенародно избранный президент от вождя всех народов? Вождь всех народов, согласно апокрифу, утверждал, что другой интеллигенции у него нет. У всенародно избранного всегда есть другая интеллигенция. Помнится, в эпоху борьбы за гимн лучшие люди страны, поднапрягшись из последних сил, сочинили открытое письмо президенту. В письме словами резкими и суровыми доказывалась необходимость отреченья от старого гимна. Письмо произвело некоторое впечатление. Но прошло несколько дней, и в газетах выступила другая команда: тоже интеллигенты, тоже с открытым письмом, тоже о гимне, но - в защиту советского. Доводы забылись, но остался в памяти этот безукоризненный аргумент в споре: у вас своя интеллигенция, а у меня - своя. И еще вопрос, чья интеллигентнее будет... Строго говоря, уже не важно, станет ли Никита Михалков новым председателем Комиссии по помилованию. Теперь это не имеет значения: хоть Михалков, хоть Куняев, хоть Соломин, хоть Зыкина... Важен ответ на другой, очень наивный, вопрос: зачем разогнали Комиссию Приставкина?

Кремлевские версии и обвинения на редкость абсурдны. Напомню, основной упрек заключался в том, что в Комиссии работают сплошь непрофессионалы, люди не от мира сего, готовые в приливе милосердия отпустить на волю закоренелых грабителей и убийц. По их вине на свободу вышли тысячи чикатил... Это, мягко говоря, вранье. Как всем известно, сам писатель Приставкин и его коллеги по личному произволу никого миловать не могли. Кроме того, в большинстве случаев помилование преступников, осужденных по так называемой "тяжкой" статье, не означало освобождения; речь шла лишь о сокращении сроков. Списки людей, чью участь, по мнению Комиссии, следовало изменить, направлялись президенту, и он (точнее, его советники) уже решал, погорячились интеллигенты или, напротив, правильно разобрались в деле. Ведомство Анатолия Приставкина не обладало ни властью, ни силой. Только личным авторитетом людей с незапятнанной репутацией. Должно быть, в этом все и дело. Не испытывая ни малейших страхов перед остатками интеллигенции, работавшей на общественных началах в Кремле, ближний круг Путина просто посчитал, что они там чужие. Они плохо вписываются в новые времена. "Что за комиссия, создатель?" - спрашивал, наверное, чиновник Иванов президента Путина. Да и что это за профессия такая - "человек с незапятнанной репутацией"? Например, чекист из Ленинграда - это профессия, карьера и даже судьба, а писатель, поэт, правозащитник... Не понятно. А все непонятное раздражает. Конечно, помимо высочайшего раздражения и иных субъективных чувств легко обнаружить в этой истории и объективный исторический смысл. Времена на дворе стоят не то чтобы очень суровые, но явно не милостивые. Сидеть на кремлевском троне, руководить чеченской войной, бороться с терроризмом, бандитизмом, коррупцией, вообще наводить в стране порядок и читать раз в неделю челобитные из официальной кремлевской Комиссии по помилованию - есть в этом что-то неестественное, не соответствующее духу эпохи. Да и странное, устаревшее слово какое-то - "помилование". Поймали, осудили - сиди. Суд уже разобрался. Других адвокатов, строго говоря, не требуется. Как и другой интеллигенции. По крайней мере, в Кремле. Прав был лучший друг заключенных... Сергей Ковалев рассказывал в одном интервью, как незадолго до президентских выборов позвонил Анатолию Приставкину и предложил поддержать Явлинского. "Я бы с удовольствием, - смущенно молвил писатель, - да вот... уже работаю в штабе Путина". Смешной такой диалог получился. Автор замечательной "Тучки" решил тогда стать немножко "Медведем", для пользы дела: если Путин неизбежен, то надо воспользоваться моментом, дабы сохранить Комиссию. Ради службы милосердия можно Путина поддержать. Служба кончилась, Путин остался. Старая история.

Источник: дайджест публикаций центральной прессы от 20 августа 2001 г., подготовленный Информационным центром правозащитного движения (infcenter@mtu-net.ru)

Илья Мильштейн
Новое время, №33



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV