Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ТОЧКА В ТРАГЕДИИ

 

Позапрошлым летом маленькая радость пермской девятиклассницы Татьяны Павлюковой - "Еду в туристический лагерь! Как здорово!" - через неделю обернулась для ее семьи горем.

В турлагере "Уральская Венеция - 99", что расцветил свой палаточный городок на берегу своенравной Чусовой неподалеку от поселка Ветляны, в эти минуты проходила спортивная эстафета. Таня и ее новая подружка восьмиклассница Настя Романова в общем мероприятии не участвовали и отправились на берег реки, позагорать. Настя на короткое время задремала у воды, а когда открыла глаза, Тани нигде не было. Подняла шум в лагере, взрослые от нее отмахнулись, а вот мальчишки через какое-то время обнаружили тело Тани на дне реки в нескольких метрах от берега.

… В этой истории много белых пятен, во всяком случае для родных погибшей: не столь однозначна для них формулировка "утонула": неоперативно сработали сотрудники милиции - почти сутки бездыханное тело пролежало за палатками, когда в "школе выживания" (еще одно героико-романтическое прозвище лагеря) чертыхалось очередное "венецианское" мероприятие, а отряд Танюши Павлюковой ревел, отказавшись участвовать в нем.

Потом случилось две публикации в пермских газетах, одна примирительная, другая сомневающаяся в официалной версии гибели. Сообщалось, что родители долгое время не могли получить никакой информации от правоохранительных органов, пришлось обращаться за помощью депутата Государственной Думы. Сообщалось, что в лагере собрали подростков из так называемой "группы риска", а Таня трудным подростком никогда не была, на учете в ОППН не состояла. Сообщалось. Но кто доподлинно теперь узнает, какие сложности во взаимоотношениях с непростыми сверстниками могли у нее возникнуть. Факт остается фактом:самым трудным подростком в лагере на сорок детей и восемь взрослых оказалась именно Павлюкова - для самих педагогов-воспитателей.

Прикреплен был по долгу службы к "Уральской Венеции" капитан милиции - следить за порядком, все-таки рисковые ребята, мало ли что может произойти. Произошло. Самое страшное. Воспитание детей вообще рискованное дело, за промахи в котором приходиттся порой платить самую тяжелую плату.

Только со второго захода, спустя полтора года, было возбуждено уголовное дело против начальника лагеря и педагога-инструктора,косвенно виновных в гибели, но затем было прекращено в связи с амнистией.

Долгие поиски саправедливости привели Веру Михайловну в Пермский медицинский правозащитный центр, который и выступил представителем ее интересов по иску в гражданском деле к муниципальному учреждению дополнительного образования "Дом творчества детей и юношества", под чьим крылом был создан туристический лагерь.

Этот дом творчества отреагировал на следующий после трагедии день приказом, в котором недвусмысленно указывалось на ошибки работников лагеря, на "отсутствие требовательности" со стороны педагога-интруктора по туризму А.Комяка к юным туристам и "снижение требовательности" (поразительные бюрократические градации степени виновности!) со стороны начальника лагеря А.Логинова к педагогам-инструкторам по туризму по выполнению инструкций по технике безопасности, по поведению детей в условиях проживания на реке. Итог внутренней проверки:

Логинов и Комяк от занимаемых должностей освобождены.

А в семью Павлюковых беда шагнула не одна.

Вера Михайловна признается в исковом заявлении: "Мне и всей моей семье нанесен тяжелейший моральный вред. Сама я с неврозом лечилась в больнице… Муж, Владимир Ильич, страдавший сердечным заболеванием и любивший Танечку больше всего в жизни, 15.6.2000 г. внезапно умер… Мне не хотелось жить, лишь сын Игорь поддержал меня тогда…" Резко ухудшилось здоровье Веры Михайловны, почти вся ее небогатая зарплата работницы "скорой помощи" уходила на лекарства. В суде она выступила с требованием взыскать с ответчика денежную компенсацию за причиненный моральный вред в размере 500 тысяч рублей.

Вот она, сухая отчетнасть служебного акта "О несчастном случае с участником туристического лагеря…", составленного сотрудниками районного дома творчества:

"… п.11. Вид происшествия: гибель на воде.

… п.13. Причины несчастного случая: неумение плавать, купание в неустановленном месте.

… п.15. Комяк А.Ф. - нарушил инструкцию по правилам внутреннего распорядка."

Родные и духом не ведают, что же произошло, а сотрудникам дома творчества все ясно: и медицина, и милиция, и прокуратура, и суд в одном лице. В акте далее перечисляется перечень мероприятий ( приведу дословно) … "по устранению несчастного случая". Что же, и машина времени в том же лице?

В приказе Свердловского райотдела образования от 26.7.99 г. в числе причин, повлекших несчастный случай, фигурируют уже известные нам "отсутствие должного контроля и требовательности" со стороны сотрудников лагеря, а директору дома творчества Н.Гайибовой объявлен выговор.

Но в нашей истории правосудие, хотя бы в первой, районной инстанции оказалось на высоте. Поддержал заявительницу Пермский медицинский правозащитный центр. Тщательно взесив все "за" и "против", Свердловский райсуд г. Перми 9 августа решил дело в пользу истицы: в соответствии со статьей 151 ГК РФ взыскать с муниципального учреждения компенсацию за причиненный моральный вред в размере 100 тысяч рублей.

Справедливость суда - самое главное. Эта справедливость, наверное, и является самой важной компенсацией. Ответственные люди должны помнить: любой риск надо сводить к минимальной возможности.

Прокомментировать ситуацию мы попросили директора Пермского медицинского правозащитного центра Евгения Козьминых:

- Наш правозащитный центр оказал пострадавшей, Вере Михайловне Павлюковой, помощь в ведении гражданского дела, представляя в суде ее интересы. Провели необходимые консультации, подготовили соответствующие документы, а затем, если потребуется, окажем помощь в исполненительном производстве. Словом, обычная адвокатская работа, которую в рамках гражданского дела может осуществлять любой юрист.

Почти год мы занимались этим, долго длилась проверка по уголовному делу, которое было прекращено в связи с амнистией на основании постановления Государственной Думы: дела по обвинению лиц в неосторожном преступлении подлежат прекращению.

Что делать в подобной ситуации гражданину? Если пострадавший считает, что несчастье случилось в результате чьей-то халатности, либо в ненадлежащем исполнении служебных обязательств, надо обращаться в суд, инициировать гражданский процесс по взысканию компенсации за причиненный моральный и имущественный вред. Подается иск.

Обязательно нужно привлекать к делу профессионального юриста: у нас законодательство настолько обширно, что порой один закон противоречит другому. Если противоположную сторону представляет опытный юрист, то пострадавший, действуя самостоятельно, может просто запутаться в букве закона. В гражданском праве работает принцип состязательности сторон и не предусмотрено неотвратимости наказания, как в уголовном праве.

Наш правозащитный центр в течение четырех лет занимается взысканием компенсаций за причиненный моральный и имущественный ущерб. Недавний статистический анализ показал, что центр выиграл 77 процентов всех процессов, то есть в 77 случаях из 100 граждане получили компенсацию.

По данному прцессу хотелось бы отметить, что не каждый суд (судья Олег Юрьевич Федотов) так грамотно разобрался бы во всех перипетиях дела, как Свердловский: здесь очень внимательно оценили все обстоятельства и вынесли решение овзыскании 100 тысяч рублей с юридического лица, что является весомой суммой. При этом была учтена и степень нравственных переживаний родственников и степень вины ответчиков. На основе всех данных, включая данные уголовного дела, суд вынес это справедливое решение.

Наш центр завершил уже 33 дела по учреждениям здравооохранения, еще 40 находятся в производстве. По муниципальным учреждениям рассмотрено только второе дело, но практика показывает, что, как правило, выступая в роли ответчика, муниципальные учреждения начинают жаловаться: нет средств на исполнение судебного решения, не из чего платить компенсацию. Но пострадавшая сторона, чьи интересы защищены в суде, совсем не виновата в том, что у причинителей вреда нет средств. Пострадавший может взыскать компенсацию через службы судебных приставов-исполнителей.

В этой связи очень важным становится страхование ответственности муниципальных учреждений на случай причинения непреднамеренного вреда. Можно обращаться в любую страховую компанию, в Перми их около десяти, все имеют лицензию на страхование гражданской ответственности. А пока в городе подобным образом застраховались два-три муниципальных учреждения. Чиновники живут по-старинке, не верят, что правосудие может выступить в защиту простого человека и взыскать с них крупную сумму, надеются, что все будет шито-крыто.

В данном случае должно ответить юридическое лицо. В процессе Павлюковой со стороны ответчика привлекались, на мой взгляд , грамотные, целеустремленные люди, например, директор лагеря, для них уже одно то, что они явились косвенной причиной такого несчастья, стало тяжелым психологическим испытанием. Да, в нашей истории хватает белых пятен - в уголовном праве в этом случае освобождают от ответственности. В гражданском процессе отвечает юридическое лицо.

Владислав Яковлев



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV