Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

КОМУ ДЕТИ - ДАР БОЖИЙ?

 

ДЕВОЧКА СВЕТА - ПЕРМСКИЙ МАУГЛИ
В октябре 1998 года в муниципальное учреждение приют "Вера" поступила девочка Света. Никто не знал, сколько ей лет, пять или шесть, потому что малышка не умела говорить. Она многого не умела, даже есть ложкой, так как с младенческого возраста жила со своей мамой-нищенкой на чердаке десятиэтажного дома. Мама Светы, решившая, что еще одну холодную зиму им в таких условиях не выдержать, оставила девочку в милиции со словами: "Заберите ее, потому что я все равно покончу с собой". И бросилась с десятого этажа. А Света осталась жить. В приюте за полгода (больше здесь ребенку находиться нельзя) Свету научили говорить, полечили от кожных заболеваний. "Хорошая стала девочка", - говорят о ней сотрудники приюта. Сейчас Света находится в одном из детских домов.

Приют для Светы, как и для любого поступившего сюда ребенка, начался с санитарной обработки. На первом этаже трехэтажного здания есть специальная комната с ванной, где с малышей смывают многолетнюю грязь. Потом дети проводят несколько дней в изоляторе, здесь их осматривают специалисты, в том числе гинекологи и дерматологи-венерологи. Хотя сюда поступают малыши в возрасте от 3 до 8 лет, некоторые из них больны сифилисом, подвергались сексуальному насилию, голодали, перенесли побои.

Очень быстро дети понимают, что в приюте им хорошо. И начинают отъедаться, прибавляя в весе на 1,5 - 2,5 кг ежемесячно, здесь ведь шестиразовое питание: дошколят кормят на 50 рублей в день, школьников - на 56. Персонал приюта прилагает максимум усилий к тому, чтобы не отправлять детей в детский дом: из 699 мальчишек и девчонок, прошедших через МУП "Вера" - 71% отданы в семью или под опеку, 2 ребенка усыновлены в США, 1 - в Канаду.

Содержание одного ребенка в подобного рода учреждениях обошлось областному бюджету в 2000 году в 42945 рублей: сюда входит питание и одежда воспитанников, отопление, транспорт, электричество, зарплата персонала, причем на одного малыша приходится 1,5 взрослый. Это не только круглосуточно опекающие детей воспитатели (положено по три на каждую группу из 7 человек), но и няньки, прачка, два повара, медсестры, врачи: дерматолог, невропатолог, педиатр и т.д. Текучесть кадров среди младшего персонала велика, сами посудите, кто будет работать прачкой за 200 рублей в месяц, или нянькой за 400.

РОДИТ ЛИ СВИНЬЯ БОБРА?
У нас существует несколько различных государственных структур, занимающихся здоровьем, социальной защищенностью и образованием детей, но что-то не видно положительных для общества результатов. С особой интенсивностью производят потомство только те, кто уж лучше бы этого никогда не делал, например, имеющие повышенную потенцию олигофрены. Так с железнодорожного вокзала Пермь-II в приют "Вера" поступила пятилетняя Любаша, зараженная сифилисом. У ее мамы, больной олигофренией, четверо детей-олигофренов от разных неизвестных отцов. 24 ребенка в Пермской области рождены ВИЧ-инфицированными матерями. А сколько рождено алкоголичками и от отцов-алкоголиков? И не сосчитать!

О падении качества нации свидетельствует соотношение между нормальными и имеющими отклонения учащимися: в профессиональных училищах и лицеях Перми обучается более 8000 человек. Еще 3300 детей с отклонениями в физическом, психическом и личностном развитии овладевают несложным профессиям в специальных заведениях. Вы догадываетесь, в каких семьях выросли эти 3300 детей?

Как же обстоят дела с будущими прикамскими мамами? Около 70% прошедших профилактический осмотр девочек-подростков, числятся на диспансерном учете по различным видам заболеваний, 81% женщин, планирующих беременность, имеет ту или иную соматическую патологию. В структуре болезней беременных женщин преобладают анемии (44,2), чаще всего бывающие от плохого питания.

А каковы же у нас будущие отцы? Во время весеннего призыва медики отметили рост среди призывников социально значимых заболеваний: 111 человек были освобождены от призыва как ВИЧ-инфицированные, 800 как наркопотребители. Более 350 человек не будут служить в армии из-за психических заболеваний. То есть в сумме 1261 человек, не считая тех, кто признан негодным к службе в армии из-за других заболеваний. Всего же весной Пермская область отправила в ряды вооруженных сил около 3500 человек.

На профилактическом и диспансерном учете в учреждениях здравоохранения состоит 2160 детей - потребителей психоактивных средств, что в 1,4 раза выше, чем в 1995 году. За этот же период токсикомания, наркомания и алкоголизм несовершеннолетних выросли более чем в два раза. Чего стоит кизеловская история семьи Х-вых. Родители Х-вы сидят в тюрьме за жестокое обращение с детьми. Старший - пятнадцатилетний сын - хронический алкоголик, двенадцатилетняя дочь уже успела полечиться от алкоголизма, пьет даже младший восьмилетний Х-ов. Когда Х-вых поместили в кизеловский приют, они начали спаивать сирот. Вы видите, и тут забота о юных алкоголиках легла на плечи государства, то есть на наши.

Получается, что бюджетные средства охотнее всего расходуются на асоциальные семьи, которых становится все больше. К примеру, только в одном Свердловском районе города Перми 367 детей получают денежное содержание. В 2001 году из бюджета города выделено на каждого такого ребенка 13984 рубля. Возможно, дети будут сыты, но одежда, которую приобретет на эти деньги социальная служба к началу учебного года, будет очень быстро пропита непутевыми родителями.

ИХ СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ
Пока мы думаем, где бы нам еще найти деньги, чтобы прокормить детей тунеядцев, олигофренов и алкоголиков, социальных сирот становится все больше, к их армии ежегодно добавляются 300 новорожденных, брошенных в роддомах. В 1998 году в Прикамье было 2526 детей, оставшихся без родительского попечения, а в 2000 - уже 3245. На сегодня в Пермской области выявлено 17457 неблагополучных семей, в них - 29554 ребенка. Это - потенциальные воспитанники итак переполненных социальных учреждений.

Выход видится в передаче сирот в приемные семьи, где, безусловно, ребенок получит более полные знания о предстоящей ему взрослой жизни. Приемным семьям тоже платят из областного бюджета - "на каждый сопливый нос" было выдано в прошлом году 19783 рубля, что, как вы заметили, значительно меньше суммы, выделяемой на воспитанников детских домов. Люди, принявшие несчастных детей в свои семьи, зачисляются на работу, им идет педагогический стаж. Но почему-то желающих приютить чужого ребенка не так уж и много: если в детских домах области сейчас содержится 2571 воспитанник, то в приемных семьях лишь 275.

Или вот еще модная нынче мера - проведение такой работы с семьей, чтобы родители образумились. Пьющих и наркоманов отправляют на лечение в наркодиспансер, трудоустраивают, а затем возвращают им детей из приюта. Так случилось с близнецами-шестилетками Юлей и Таней, чей папа ныне находится в местах лишения свободы. Мама сестричек, полечившись от алкоголизма в городском психоневрологическом диспансере на Банной Горе, написала заявление руководству МУП "Вера": "Прошу отпустить детей домой. Так как я веду нормальный образ жизни, впредь не допущу больше таких глупостей. Обещаю всем, буду работать, учить и воспитывать своих малышей. Простите меня за все". Теперь девочки живут дома, их мама работает санитаркой за 300-400 рублей. Даже если прибавить сюда детские пособия и пенсию бабки - деньги невелики. Пусть впроголодь, зато в семье. Как ни крути, а опять получается, что государство предпочитает тратить деньги на тех, кто находится в стенах казенного учреждения, неумелой социальной политикой провоцируя появление неблагополучных детей.

А как же живется ребенку в нормальной семье педагога или медика? Судя по статистике, не очень сытно. В органах пенсионного обеспечения Пермской области состоят на учете 410,6 тысяч детей (67% от общего числа) из малообеспеченных семей, являющихся получателями государственных ежемесячных пособий, размер которых составляет лишь седьмую часть (!) прожиточного минимума ребенка. Как же помогает государство родителям, несмотря на все материальные трудности, не бросающим своих детей? Как оно поощряет воспитание хорошего ребенка в благоприятных семейных условиях? Да никак.

ВЫХОД - ПРИНУДИТЕЛНЫЕ РАБОТЫ
Нет, в социальной системе оказания помощи детям есть какой-то изъян. Как и в отношении общества к несовершеннолетним. Много удивительного, поставленного с ног на голову, происходит в нашей стране. Вкладываем огромные деньги в неполноценных детей и не можем найти средства на поддержку нормальных. Открываем институты детской экопатологии и за государственный счет лечим там тех, чье здоровье подорвали всякие добывающие и перерабатывающие предприятия, получающие сверхприбыли от продажи своей продукции. Мы позволяем телевидению показывать омерзительно пошлые мультики, изобилующие ругательствами и насилием. Мы культивируем силовые виды спорта, вся идеология которых заключается в одном: "Убей первым!" Поэтому дети в России не живут, а выживают. Им тяжело везде - с родителями, измотанными материальными и духовными проблемами, в школе, с полуголодными учителями, среди сверстников. Чему мы их учим? Быстро надевать джинсовый костюм, чтобы не застукали родители? Жевать жвачку и пить прохладительные напитки? Или пиво, ставшее частью молодежной культуры? Безопасно трахаться? Мы что, больше совсем ничего не можем им предложить?

Сделав все для того, чтобы свихнуть ребенку мозги, мы удивляемся, почему это он вдруг оказался на улице, стал наркоманом или самоубийцей. Среди страшного и жестокого мира взрослых, воспринимаемого многими детьми как бесконечный, темный лабиринт, за каждым поворотом которого подстерегает опасность, они бесконечно одиноки.

В обществе утеряно понятие семьи и обесценилась такая профессия, как мать. Пермская область занимает последнее место в Приволжском регионе по коэффициенту брачности, и не потому, что женщины не хотят замуж. Хотят. Чтобы понять, что происходит, надо знать каков пермский мужчина. Он ленив, нелюбопытен и много пьет. И, главное, он совершенно не хочет брать на себя ответственность за семью, ведь это помешает ему жить комфортно. Поэтому-то в Прикамье половина всех детей рождается вне брака, а женщины относятся к детям, как к средству решения своих проблем: алкоголички рожают, чтобы получать детские пособия, "приличные" женщины, чтобы удержать мужчину... О том, что дети - Дар Божий, который надобно заслужить, о том, что вырастить ребенка - великий труд, мало кто думает. Ведь даже прежде чем купить машину или квартиру, люди некоторое время прицениваются, прикидывают свои возможности, копят деньги. А ребенок зачастую появляется на свет вследствие "ошибки одной ночи". Такое к нему и отношение.

Поэтому я считаю, что государство, должно, наконец, выработать разумную политику в отношении семьи. Обществу гораздо выгоднее оказывать помощь тем родителям, которые любят и умеют воспитывать детей, чем тем, кто способен только на то, чтобы плодить социальных сирот. Тех же, кто бросает своих малышей, нужно заставить пожизненно оплачивать их содержание, для чего отправлять на принудительные работы. А олигофренам, ВИЧ-инфицированным и алкоголичкам перевязывать трубы, хотя это и не гуманно. Иначе мы придем к бразильскому варианту решения вопроса - отстрелу армии голодных беспризорников. Так может быть попробовать создать для семьи такие условия, чтобы дети в ней были счастливы?

Ирина Артемова

Редакция горячо одобряет постановку этой проблемы, но считает, что автор в своих выводах, рекомендациях и прогнозах повторяет абсолютно все порочные, аморальные, неудачные эксперименты минувшего века. Без учета социально-экономических причин явления любая теория напоминает яловые сапоги.



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV