Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

А ЧТО НАМ НЕ ПОКАЗАЛИ?

 

Мы заходим в жилой корпус. Четырехэтажное здание. Рядом лают собаки. Открываются одни железные двери, другие…

Идем по широкому коридору Вообще, такое ощущение, будто по металлическому туннелю - от непривычки, наверное. Ничего, жизнь просидишь - привыкнешь…

Много контролеров по надзору - с радиотелефонами в руках. Дежурный докладывает начальнику колонии об обстановке.

На дверях камер - таблички. Читаю:

"Сидоров Сергей, активный участник банды… Совершил убийство одиннадцати человек…Склонен к суициду." Первая мысль: "Ни фига себе!" Другой, в соседней камере, убил и изнасиловал семь малолетних девочек… Третий ограбил и изнасиловал восемь жертв… И так - у каждой фамилии: год рождения, номера статей УК, количество и виды преступлений, краткая психологическая характеристика.

В одну из камер мы вошли - такого я еще не видел: за решеткой, которая перегораживала помещение, спиной к двери стояли четыре человека - с высоко воздетыми руками и вывернутыми в нашу сторону ладонями. В полосатых формах.

Мне предложили выбрать кандидатуру для краткого интервью. И я показал наугад… Не думал, что увижу знакомое лицо. Осужденного назвали. Он резко развернулся на сто восемьдесят градусов, опуская руки по швам, - и в течение пяти секунд докладывал о себе с такой скоростью, что я от неожиданности не запомнил ни слова. Мы были безгранично изумлены…

Мне разрешили записывать на диктофон ответы осужденного.

- Что особенно трудно переносить Вам здесь?

- Не хватает информации…

Отвечает стройный молодой человек. Отвечает после небольшой паузы - думает, соображает, значит.. Чистая дикция, красивый голос. Абсолютно спокоен. Приятная внешность. Ему бы в университете учиться, за девушками ухаживать… Да, кстати, о девушках чуть позже.

- Вам не дают книги, газеты?

- Дают…

На столике вижу какое-то чтиво… Столик стоит за решеткой, разделяющей бокс: мы по одну сторону, они - по другую, а между ними - еще решетка, получается, в каждой из двух камер по два человека.

- А чего вам не хватает?

- Телевизора.

- Мы думали об этом, но нужны телевизоры особые - низковольтные, - поясняет начальник колонии, полковник внутренней службы Антипин.

- Кто к вам приезжает?

- Мама, папа…

Свидания здесь два раза в год, есть общежитие, где останавливаются приезжающие.

- Сколько вы здесь находитесь?

- Чуть больше года…

Стало страшно - чуть больше года…

- Вы считаете, что находитесь здесь законно?

- Лично я - да…

- Вы признаете свою вину?

- Да.

- Сколько лет вам?

- Двадцать пять.

Двадцать пять лет - и он никогда отсюда не выйдет. До смерти. Владимир, 1975 года рождения, пацан из Лысьвы, убивший и ограбивший нескольких женщин… Брал золото , деньги… Я вспомнил, где видел его лицо - по телевизору, в каком-то информационном сообщении на криминальную тему. Уже тогда поразило его необыкновенное спокойствие… Если бы не арестовали, продолжал бы убивать дальше, чтобы хорошо жить за счет сережек, брошек, снятых с трупов.

Колония для пожизненного заключения в Соликамске существует второй год. В России таких пять. Одна, известная, в Вологде.

Начальник объединений исправительных колоний №3, в которое входит колония для осужденных с пожизненными сроками, Михаил Тимофеевич Антипин, прошел, как говорит, "весь лес". Опыт большой - и хозяйство немалое… Мы - это заместитель директора Пермского регионального правозащитного центра Сергей Владимирович Исаев, руководитель соликамского филиала центра Сергей Владимирович Махров и автор этих строк, находимся в одном из служебных помещений колонии.

- Работа сложная, - рассказывает начальник колонии, - младший контролер получает две тысячи рублей, а служба? Опасная… Вот случай был: подключили якорь электробритвы к решетке - размотали провод с него и перебросили на дверной замок - с целью поражения контролера. Предотвратили. Пришлось сделать освещение низковольтным и ввести централизованную подачу электроэнергии для бритья и кипячения воды.

Я вспомнил про телевизоры.

- Наказывают за это?

- Он пожизненно заключен! Какие еще могут быть наказания?

- А в изолятор?

- А в изолятор - на пятнадцать суток, не больше. Полная безнаказанность…

"Тюрьма есть ремесло окаянное и для прискорбного дела сего зело истребны люди твердые, добрые и веселые. Офицер хоть отродья хамского, но дело свое знает справно, а потому повелеваю: жалованье платить безотказно, в кабаки пропускать беспрепятственно". Петр I, Царь.

- Было другое нападение на контролера - в бане. Один осужденный разобрал ножницы и разовый бритвенный станок - и попытался напасть, не получилось, начал резать себя.

- А какой прок нападать, ведь все равно не убежишь?

- Это не попытки к побегу, это агрессия против контролеров, попытка сменить обстановку и безнаказанность...

В тот день мы посетили санчасть, бытовые помещения, кухню, производственные и другие участки обширного хозяйства объединенных колоний. Везде чувствовалось знание дела и твердая хозяйская рука. Порядок…

- Интересно, начальник говорит, что мер наказания для пожизненно заключенных нет, - задумался Сергей Владимирович Исаев, когда мы вышли с территории колонии, - а как же они воздействуют на них, чтобы те докладывали с такой ненормальной скоростью?

И все мы подумали об одном и том же - о том, чего нам не показали.

Хотя лично я не способен испытывать жалости к таким осужденным. Я способен пожалеть тех, кого убили эти преступники - преступившие человеческое. Но разве только убийством можно сгубить свою бессмертную душу?

Юрий Асланьян



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV