НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА". 2001 г.

О газете
Архив

№9(44)

логотип газеты "За человека"

Централ за Уральским хребтом

Выставка в Екатеринбурге

В конце сентября в Екатеринбурге состоялась выставка "Человек и тюрьма", проводившаяся, как и в прошлом году в Перми, под эгидой Московского Центра содействия реформе уголовного правосудия. В рамках этой выставки прошла конференция, которая проводилась совместными усилиями свердловского ГУИН и правозащитников. Некоторыми мыслями об увиденном и услышанном мне и хотелось бы поделиться.

К сожалению, следует констатировать, что конференция прошла не очень удачно (замечу в скобках, что к самой выставке такое определение применить нельзя), прежде всего потому, что, на мой взгляд, не на высоте оказались многие правозащитные организации Свердловской области. Зал, рассчитанный от силы на 70 - 80 человек, был наполовину пуст, а в некоторые моменты конференции и того более. Московские организаторы (Алла Покрас и другие) неоднократно вспоминали добрым словом руководителей ПРПЦ И.В. Аверкиева и С.В. Исаева, которые "провели в Перми выставку и конференцию на высшем уровне". В то же время, нельзя было не почувствовать, что ГУИН МЮ РФ по Свердловской области крайне заинтересовано как в сотрудничестве с правозащитными организациями, так и в содействии кардинальным изменениям во всей нашей судебно-правоохранительной системе. Опять-таки, к сожалению, никто из представителей администрации области и города, прокуратуры, судейского корпуса не принял участие в конференции, хотя соответствующие приглашения были разосланы. И это, с моей точки зрения, одна из самых больших бед не только данной выставки, а всей российской действительности, сложившейся в пенитенциарной сфере. Чиновники и государственные служащие, от которых зависят изменения к лучшему, которые своей деятельностью способствуют развитию страшной раковой опухоли на теле народа и государства, делают вид, что всё в порядке и с упорством, достойным лучшего применения, противятся всем необходимым реформам.

На конференции был ряд интересных выступлений. В.Ф. Абрамкин заострил внимание на проблеме лекарственно устойчивого туберкулёза, который стал реальной угрозой не только для российского общества, но и для всего человечества. Представители исправительных учреждений Свердловской области рассказали о своих трудностях и путях их решения, а также о своем видении взаимодействия с правозащитными и другими общественными организациями. Весьма интересным было сообщение помощника депутата Государственной Думы Л.С. Левинсона, на котором хотелось бы остановиться отдельно.

Некоторые депутаты Государственной Думы полагают, что начинается контрреформа правосудия . В качестве подтверждения подобного заключения г-н Левинсон привёл ряд фактов из проекта УПК, принятого уже во втором чтении, а именно:

1. Обстоятельства, исключающие возможность вины теперь (если проект будет принят) должны будут доказываться. Уже одно это положение является достаточным для подачи иска в Конституционный суд, так как явно противоречит принципу презумпции невиновности, провозглашённому в Конституции РФ, такого не было ни в сталинском, ни в брежневском УПК.

2. Следователь обязан обвинять (не стараться установить истину, а именно обвинять), и не имеет права стать на сторону защиты. Мало нам того, что сложившаяся следственная практика постоянно стремится к обвинению, применяя для этого, зачастую, недозволенные методы (об этом пишут во почти всех газетах), так предлагается ещё и закрепить это бесчеловечное положение законодательно!

3. Согласно новому проекту с подозреваемого сначала берут объяснение, и только потом разъясняют ему его права.

4. Право на защиту (де-факто) предоставляется по новому проекту не с момента задержания, а после истечения 24 часов с этого момента. Даже сейчас, при наличии этого права, дознавательными и следственными органами нередко творится произвол в первые часы задержания, что будет, когда человека такого права лишат, предугадать нетрудно.

5. Право на участие защитника от общественной организации зависит сейчас от решения суда (отсюда следует логичное заключение, что на этапе дознания и предварительного следствия участие такого защитника вообще (!) исключается).

6. Отменить арест по новому проекту может только судья. Даже, если следственные органы решат, что подозреваемый невиновен, даже прокурор не может освободить его из-под стражи. Таким образом, человек будет вынужденно находиться в пыточных условиях СИЗО ещё какое-то время.

7. Отсутствуют сроки, ограничивающие содержание под стражей человека, числящегося за судом. Таким образом, предлагается вернуться к "старой" норме, за отмену которой столько лет боролась общественность.

Хочется надеяться, что повторное обсуждение проекта устранит основные некорректности.

Екатеринбургское СИЗО-1

В рамках конференции группа представителей общественных организаций побывала в СИЗО-1 УИН МЮ РФ по Свердловской области.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что начальник СИЗО-1 майор Киселев Владимир Николаевич с самого первого и до последнего дня работы конференции принимал в ней самое активное участие. На меня он произвёл впечатление грамотного (два высших образования - педагогическое и юридическое), делового, строгого и справедливого человека. Чувствовалось, что он много делает для того, чтобы как-то (естественно, в рамках закона) облегчить тяжелейшие условия содержания подследственных и, по его мнению, ряду заключённых следовало бы изменить меру пресечения. К сожалению, возможности у него ограничены, а средств так же, как и в других СИЗО, катастрофически не хватает. Во время конференции мною был задан ему "провокационный" вопрос: "Если бы я, как защитник от общественной организации, попытался передать через Вас для своего подзащитного УПК, которые отсутствуют в Вашей библиотеке, смог бы я это сделать?" Ответ, был: "Безусловно, да". К сожалению, Сергей Михайлович Меньтин, начальник пермского СИЗО-1, отвечает на это "безусловно, нет".

Екатеринбургский централ был основан в 1830 году, включает в себя 9 корпусов, рассчитан примерно на 2500 человек, в момент посещения в нём находилось около 5000 человек. Мы побывали в нескольких корпусах, в том числе для осуждённых, в кухне, столовой, нескольких камерах для несовершеннолетних и нам открыли по нашей просьбе дверь одной из камер для взрослых мужчин, предупредив, что мы не должны ни с кем разговаривать.

За 6 лет моего сотрудничества в Пермском региональном Правозащитном центре я много раз бывал в СИЗО-1 г. Перми, но только в качестве защитника, то есть в следственной части. В тех случаях, когда для встречи с подследственными предоставлялся кабинет №7 (если мне не изменяет память), то находиться там было, мягко говоря, очень неприятно. Дело в том, что он находится рядом с коридором, ведущим в камеры, и воздух из этого коридора попадает в кабинет, но это только малая часть той тяжёлой вони, которая царит в самом коридоре, так как некоторые камеры не имеют окон и проветриваются во время прогулок через коридор.

Так вот, мы все были просто поражены тем, что почти никакого "тюремного запаха" в коридорах Екатеринбургского СИЗО мы не почувствовали. Камера, дверь которой нам открыли, занимала 30 м2 площади, в ней находилось 28 человек (переполнена в 4 раза против нормы), воздух в ней, конечно, был тяжелый, но не жуткий. На наш вопрос, каким образом удалось достичь подобного, Владимир Николаевич ответил, что в течение полугода самым настойчивым образом добивался строжайшего соблюдения института обязательных дежурств в камерах. Это позволило навести и поддерживать в них максимально возможную в существующих условиях чистоту. Почти идеальную чистоту были вынуждены мы отметить во всех помещениях, в которых побывали. Еда, которую готовили в кухне, имела вполне приличный вид и нормальный пищевой запах. Обслуживающий персонал из осуждённых в присутствии начальника СИЗО вел себя скромно, но без всяческого страха. То же самое можно сказать и о других осуждённых, несколько помещений для проживания которых мы посетили. В камерах для несовершеннолетних условия содержания по нашим российским меркам вполне и вполне приемлемые, каждый имеет свою отдельную койку и постельное бельё (чего не скажешь о взрослых заключённых, а также и о несовершеннолетних Пермского централа). В образцовой камере (по словам В.Н. Киселева именно к этому они всеми силами стремятся) мы даже увидели кошку.

В СИЗО, по признанию начальника, существует проблема с проведением регулярной нормальной дезинфекции, поэтому избавиться от кровососущих насекомых не удаётся. Одной из проблем является и нехватка персонала, некомплект составляет около 20%. Отсутствие жилья (даже начальник СИЗО-1 не имеет квартиры - уважаемое руководство УИН, уж это совсем безобразие!) и низкая зарплата младшего командного состава обуславливают большую текучесть кадров и создают условия для возникновения коррупции.

Недавно стало известно, что Президент внёс ряд поправок к УПК и попросил депутатов вернуться ко второму чтению. В связи с этим, по нашему мнению, нельзя исключить, что заявления о "контрреформе" преждевременны.

Виктор Краснобаев

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)